Dopludo

Карина Эйбатова, Егор Крафт и Алексей Галкин — творческий союз, реализующийся в дизайне графическом, промышленном и интерьерном. Они оформили недавно открывшийся на Моховой диджей-бар «Артек» (закрылся в начале 2012 г. — прим.) и арт-шоп в Сиднее.

Могут ли творческие или финансовые противоречия разрушить вашу группировку?

Егор: Мы знаем друг друга долгие годы. Изначально нас было четверо, откуда и произошло название: Dopludo по французски значит «два плюс два». Конфликты между нами бывают, но я не представляю, что могло бы развалить группировку. Разлад возможен, если вы занимаетесь совместным бизнесом, но нас объединяет искусство. Мы не беремся за то, что нам неинтересно.

Алексей: У нас, на самом деле, перемешаны профессиональные и личные отношения. Если бы мне предложили не слишком интересный проект, но за большие деньги, возможно, я бы и согласился.

Карина: Мы ведем исключительно аскетичный образ жизни, не ожидая особой помощи со стороны. Мало едим, просто одеваемся и предпочитаем тратить деньги на хорошую технику для работы и на путешествия. Я тружусь с шестнадцати лет, первой работой был боди-арт-фестиваль, где я рисовала на лицах и телах. Затем училась в ИПСИ у Иосифа Бакштейна, но прогуливала очень много занятий. Учеба в Москве показалась мне мрачным делом, к тому же я была занята — начала работать через Интернет на западные компании.

Егор: Алексей — дипломированный архитектор, а я заканчиваю учебу в столичной школе Родченко на факультете Media Art — единственном месте в России, где преподают современное искусство. Мы с Кариной вместе немного учились в Швеции в Gerlesborg School и планируем получить высшее образование в Венской Академии изящных искусств, откуда переехать в Берлин. На учебу копим сами — никаких грантов и стипендий.

Чем вы займетесь после «Артека»?

Карина: Нам предлагают оформить интерьеры центра Tsvetnoy Central Market в Москве, но все еще в стадии переговоров.

Алексей: Приходим в себя после неудачи на премии Артемия Троицкого «Степной волк». Мы делали дизайн статуэтки, Артемий согласился с нашей концепцией, но те, кто изготовил волка, — накосячили. Все случилось за несколько дней до церемонии, когда исправлять что-либо было уже поздно. Как дизайнер я реабилитировался, оформляя «Артек». Считаю личной удачей столы  и стулья со сложными сочленениями деталей. Они полностью отражают наш взгляд на современный промышленный дизайн.

Среди ваших фаворитов в мире искусства — режиссер Ларс фон
Триер. Как вы отнеслись к его высказываниям в Каннах этим
летом?

Карина: Фон Триеру на все наплевать, и именно это рождает свободу слова. Он делает и говорит то, что хочет, оставаясь честным.

Егор: Провокация! Триер любит выкидывать подобные штучки. Например, он может назвать себя лучшим режиссером вселенной. Трудно сказать, пошло ли это ему на пользу, но шума вокруг себя Ларс точно наделал.

Вы готовы на провокации, и если да, то ради чего?

Карина: Слава нам не нужна! Достаточно, чтобы наши работы ассоциировались с нами. Для этого не обязательно быть знаменитым.

Егор: Не уверен, что в мире есть вещи, ради которых я бы пошел на подобные жертвы. Группа «Война», например, играет в политику, использует ее как художественно-активисткий медиум. Это не для меня.

Какие ваши любимые города?

Егор: Амстердам, Берлин, Мельбурн. Например, совсем недавно мы вернулись из Австралии, где оформляли концептуальный арт-шоп в торговом комплексе The Gallery — небоскребе в самом центре Сиднея.

Карина: Я ужасно боюсь, что будет скучно в Вене. Не хотелось бы разочароваться в Америке, когда окажусь там. Штаты могут оказаться слишком фундаментальной страной для меня. Мы все хотим еще раз «взять Берлин», добиться успеха в этом городе.

Алексей: Берлин — это то, что нас объединяет. А еще мне очень понравился Берген, где вместо крыс по городу бегают ежики.

Интервью: Глеб Тарабутин
Фото: Алексей Онацко

Ноябрь 2011


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также