Как петербуржец вместе с семьей отреставрировал парадную 1910 года своими руками

Список петербуржцев, решивших за свой счет (и буквально собственными руками) заняться ремонтом в старом фонде, с каждым годом пополняется. «Собака.ru» встретилась с Даниилом Ягирским и узнала, как его семья за четыре года отреставрировала парадную в доходном доме В. Г. Чубакова на Большом проспекте ПС, 5.

Что это за дом

Наш дом 1910 года постройки и в принципе типичен для Петербурга. В 1840-х на его месте стоял деревянный особняк статского советника Шиловцева, а к началу XX века здесь возвели шестиэтажное здание — яркий представитель модерна, его архитектором стал Вильгельм Ван-дер-Гюхт. Во время реставрации наша семья брала пример с соседней парадной, в которой жил поэт Николай Семенович Тихонов. По широкой лестнице с цветными витражами в его квартиру когда-то поднимался Владимир Маяковский. Дом в свое время был центром литературного Петербурга.

Подготовка к реставрации и отношение соседей

Мы переехали в эту квартиру четыре года назад. Фасад дома был восстановлен, а вот парадная выглядела плачевно: все было закрашено масляной краской, которая начала отваливаться.

С соседями конфликтов не было, в целом все были не против, но финансово не помогали. Поэтому все растянулось на четыре года, и сейчас уже сложно подсчитать, сколько средств было потрачено.

Сначала восстановили лепнину — это все гипс. Хотели посмотреть, как он приживется, не будет ли трещин или других проблем. Потом был небольшой перерыв, после которого начали заниматься реставрацией витражей и малярными работами. Заходили в соседнюю парадную, смотрели, как там все выглядит. Лепнина в нашей сохранилась не полностью, поэтому ориентировались и восстанавливали многие элементы по типу соседей.

Цвет мы подбирали так, чтобы он совпадал с внешней частью дома — остановились на светло-желтом оттенке. Также вернули зеркала во входную зону, чтобы визуально увеличить пространство.

  • Парадная до реставрации

Витражи и сохранение истории

Витражи на окнах мы отправляли в мастерскую «Русский витраж» на Васильевском. Ими занимались профессионалы, восстанавливали поэтапно. Раньше витраж был во все окно, но в советские годы, а после и в 90-е, многие элементы были утрачены. Окна и фурнитура на них историческая, сохраненная со времен постройки, но стекла в рамах мы заменили на новые, а где-то пришлось ставить шпингалеты взамен утраченных исторических. Некоторые двери сохранились в первоначальном виде, мы их не трогали и не красили — не имеем право, так как это частная собственность. Плитка на полу дореволюционная, немецкой компании с типовым рисунком. Перила также старые, балясины были изначально, а про деревянную основу сказать не могу. Мы их пока не трогали, но в планах их реставрация есть.

Почему этим не занимается город

Есть КГИОП, который занимается охраной памятников, но, насколько я знаю, его функция больше сдерживающая. Комитет может обнаружить факт утраты исторического элемента, выписать штраф, но сам не пойдет его реставрировать. Они могут дать распоряжение управляющей компании, чтобы те что-то восстановили. К сожалению, ЖКХ в этом не особо заинтересовано. Горожане начинают разговаривать с КГИОПом, просят восстановить витражи, потому что они представляют историческую ценность. Комитет постановляет коммунальщикам заняться вопросом. Когда дело доходит до работ, оказывается, что витраж незаметно сбит и реставрировать уже нечего. Нет памятника — нет проблем. (В 2001 году дом включен в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность», — прим. ред.).

Спасение двери от ЖКХ

Входная дверь у нас тоже старая, мы ее спасали от ЖКХ — ее хотели поменять на железную, но мы успели их остановить. Когда начался процесс реставрации, за слоями краски оказались спрятаны эмалированные номера квартир, которые изначально здесь были. Пожалуй, это все сложностями с коммунальщиками, которые возникли. Восстанавливать исторический облик деревянной резной двери не то, чтобы сложно, но дорого: нужно было создать входной ансамбль, который бы совпал с первоначальным. К тому же, мы живем у стадиона и часто здесь проходят толпы болельщиков. Все может случиться — разукрасят или разобьют.

Старый лифт

В доме есть лифт, который функционирует со времен постройки в 1910 году, но шахта, конечно, уже новая. В начале XX века их уже устанавливали, это было новомодной фишкой. Его функциональность была ограничена из-за малого пространства, даже сейчас в нем может поместиться максимум два человека. До появления подъемников в домах сохранялась вертикальная стратификация, когда последним «квартирным» этажом был второй. Такой технический элемент все изменил — все начали арендовывать жилье на пятых этажах, чтобы катать своих гостей на лифте.

Проблемы старого фонда

У нас нет горячей воды, везде стоят бойлеры, да и напор слабый. У старого фонда много проблем, но если у вас есть деньги на хороший ремонт, их можно обойти. У нас есть как коммунальные квартиры, так и расселенные. Зачастую в таких парадных все завешано проводами, но мы их специально спрятали, потому что это просто некрасиво.

  • Входная зона соседней парадной

Если сравнивать с большинством парадных старого фонда, наша выглядит очень хорошо. Во многих все замазано масляной краской, где-то не удалось спасти витражи. Если работами занимается ЖКХ, то все выходит некачественно.

Я слышал о других людях, которые также занимаются ремонтом своими руками: в доме Бака на Кирочной сейчас проходит большая реставрация. Там не только парадную восстанавливают, но и фасад, закончить хотят к 2020 году. На Ленина в доме Колобовых относительно недавно завершились работы — много таких историй, мы в этом смысле не единственные.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также