Елена Кальницкая: «В Петергофе даже в очереди в магазине обсуждают музейные проблемы»

Генеральный директор музея-заповедника «Петергоф», объединяющего дворцы и парки Петергофа, Ораниенбаума и Стрельны, сделала его самым посещаемым музеем Петербурга и всей России — за прошлый год здесь побывало 5 миллионов 200 тысяч человек.

Вы руководите музеем-заповедником «Петергоф» с 2009 года. Что вы считаете своим главным достижением?

За восемь лет нам удалось открыть одиннадцать новых музеев — сейчас у нас их тридцать два. Конечно, это заслуга научного и выставочного коллектива, но основные идеи проектов часто предлагались мною. Многие мои надежды были оправданы, но случались и неожиданности: несмотря на влияние Интернета, оказалось, что информационные технологии и мультимедиа не панацея. У нас совсем не пошла экскурсия в телефоне — люди просто не хотят считывать QR-код, им нужен экскурсовод. Человеку нужен человек.

Вы ведь сами когда-то работали экскурсоводом, этот опыт помогает на посту директора?

Помогает любознательность. Я постоянно сопоставляю наш опыт с наработками других музеев. В Филадельфии есть потрясающий Please Touch Museum, детский музей, где полностью воплощена знаменитая триада «Я слышу и забываю. Я вижу и запоминаю. Я делаю и понимаю». Там ребенок может, например, кататься с горки в виде сердца, спуск которой устроен как система капилляров, — это помогает легко понять устройство сердечно-сосудистой системы. Во многом мы вдохновлялись этим принципом для создания игровых интерактивных площадок в нашем детском проекте «Новая ферма».  В прошлом году он взял главный приз фестиваля «Интермузей», поэтому в новом сезоне я стала членом жюри этого конкурса. Представляете, мне нужно отсмотреть 400 проектов — но это хорошая возможность увидеть, что интересного делают коллеги.

А что готовите к новому сезону?

Петергоф — это прежде всего, как говорили в XVIII веке, «увеселительная резиденция», поэтому у нас всегда много праздников. К 20 мая в честь окончания перекрестного Года туризма Испании и России мы готовим большое театрализованное представление, которое расскажет о главных символах испанской культуры — Дали, Гауди, Дон Кихоте, фламенко. Кроме того, наших гостей ждут традиционные события в Александрии и осенний фестиваль фонтанов, который в этом году называется «Хождение за три моря» — он будет посвящен великим русским путешественникам.


Музейщик — это образ жизни. Он требует раздумий в режиме нон-стоп

В Петергофе бывали президенты, шейхи и принцы, а также весь A-лист Голливуда. Кто из известных посетителей запомнился? 

Впечатлил недавний визит главы «Газпрома» Алексея Миллера — по его вопросам и комментариям было видно, что он свободно владеет историей эпохи Петра Великого. Но все-таки больше других за последнее время мне запомнился Шимон Перес, посетивший Петергоф буквально за год до своей кончины. Экс-президент Израиля не был туристом в традиционном понимании этого слова: он пытливо расспрашивал о русской истории, очень интересовался биографией Петра, попросил помимо выбранной программы показать ему Монплезир. Мы ехали по парку, люди узнавали и тепло приветствовали его, а он отвечал им. Прощаясь, он пошутил: «Вы со мной возились словно  еврейская мама».

А какое ваше любимое место в Петергофе?

Это, безусловно, парк Александрия. Мне нравится его спокойная, тихая аура, фантазия Николая I о рае на земле. Думаю, что мне все это близко, потому что я была воспитана в романтической, пушкинской традиции. «Пушкин — наше все» — было не просто штампом в нашем доме, а живой идеей. Бабушка говорила мне: «Вырастешь — будешь Татьяной Лариной». Лариной я не стала, но ощущение той эпохи осталось со мной. Мне кажется, что Пушкин очень недооценен как историк.

Может быть, напишете об этом книгу? Вы — автор ряда публицистических и научных работ.

Как только решу все насущные вопросы, например, с вентиляцией. (Смеется.) На самом деле, я очень люблю писать сценарии. Десять лет назад, когда я участвовала в работе киностудии, мы построили трехмерные модели уже несуществующих зданий — проект «Утраченный Петербург» и сегодня можно найти в Интернете.

Музейщик — это профессия или призвание?

Это образ жизни. Он требует раздумий в режиме нон-стоп. Причем мыслить надо не только в творческом плане. Безопасность, уровень заработной платы сотрудников, туристический поток — обо всем этом нужно позаботиться. Наш бюджет обеспечивается государственными деньгами только на 30%, остальные 70% мы зарабатываем сами. Нас часто спрашивают, почему в музее «европейская» цена на билеты, но надо понимать, что иначе нам просто не сохранить Петергоф.

А какие сложности в управлении таким большим хозяйством?

Люди в Петергофе живут и работают целыми династиями. Это одновременно и преимущество, и недостаток. Сотрудники, которые уезжают вечером в Петербург, окунаются в другую жизнь, а в Петергофе даже в очереди в магазине обсуждают музейные проблемы. Это иногда порождает некоторую зашоренность, мешает смотреть на мир шире, зато очень важно отметить, что люди, здесь родившиеся и живущие, душой чувствуют это место. Петергоф для наших сотрудников — это квинтэссенция любви. Особенно это касается работников зеленого хозяйства.

Кстати, о любви. Помнится, в планах у вас было написание романа?

Роман о любви точно будет написан. Любовь — двигатель прогресса.


Елена Яковлевна работала в Государственном Эрмитаже и в его отделе «Дворец А. Д. Меншикова», в ГМЗ «Гатчина». В 1990–2009 годах была заведующей филиалом «Михайловский замок» Государственного Русского музея. Сфера научных интересов доктора культурологии, профессора Санкт-Петербургского государственного института культуры — история архитектуры Петербурга, русского интерьера и музеефикация исторических памятников.

Текст: Екатерина Петухова

Фото: Валентин Блох

Визаж и прическа: Евгения Сомова

andrey,
Комментарии

Наши проекты