Как в Петербурге создали самый большой кластер в особняке Голицына

Идеолог пространства «Цифербург» курирует самый большой в городе кластер «Голицын лофт»: в четырех зданиях особняка с окнами на Фонтанку и Михайловский замок расположился целый гастрорайон.

  • Наталья Олина

  • Слева направо: Вита Ткаченко, шоу-рум Tykva Store; Кирилл Сачков, тату-студия Horrosho; Алексей Кириллов, идеолог пространства The Loft; Александр Троицкий, поэт и создатель поэтической мастерской «ПераТехники»; Оксана Казакова и Михаил Подволоцкий, владельцы студии красоты ID\39 и Наталья Олина, идеолог свободного пространства «Цифербург»

  • Хинкальная Kazbegi

  • Хинкальная Kazbegi

  • Хинкальная Kazbegi

  • Рестобар «Треска»

Автономность современного кластера

Сейчас я развиваю свободное пространство «Цифербург» и являюсь куратором «Голицын лофта» — заведую творческой составляющей. У нас тут целая команда из администраторов, хозяйственников, пиарщиков, художников и журналистов. Вместе мы работаем над дизайном внутренних помещений, крупными мероприятиями, развиваем свой собственный информационный ресурс.

Площадь дома Голицына — 7 тысяч квадратных метров. На протяжении восьми лет он простаивал, до этого в нем находилось военное училище. Сейчас у нас более шестидесяти резидентов, среди них есть театр «Фантастика», картинная галерея «Вскладчину», поэтическая мастерская «ПераТехники», книжный магазин Brutal Books, собираются въехать студия мультипликации, архитектурное бюро, отель и много чего еще.

Весь первый этаж посвящен общепиту, четвертый — маленьким мастерским, бары располагаются в основном на втором этаже в отдельном подъезде — мы постарались сделать так, чтобы соседи не мешали работе друг друга. Если закрыть двери, то кластер сможет долгое время существовать на натуральном хозяйстве — у нас тут целый самодостаточный микрорайон. Важной частью внутренней работы является объединение жителей дома в семью, здесь это происходит легко: пока мы два месяца ходили в краске и спали на полу в своих помещениях, стали как-то роднее друг к другу. Теперь мы посещаем открытия друг друга и проработки меню, делимся опытом, придумываем события и просто сплетничаем.

Это и правда мило: Вита из Tykva Store упорно переодевает ребят из заведений на своем этаже в дизайнерские шмотки, чтобы ей было приятно на них смотреть, а суровые дяденьки Леха из The Loft и Саша из Belgard Brand могут прийти ко мне в «Цифербург» и без разрешения починить то, что криво построено. Таких историй очень много, и я надеюсь, что мы сохраним теплые отношения и быт нас не поглотит.

  • «Цифербург»

  • «Цифербург»

  • «Цифербург»

  • Кофейня Doris Day

  • Стритфуд-бар «Соль»

  • Стритфуд-бар «Соль»

Риски

Перед этим подобную экосистему мы с коман­дой пытались наладить в особняке Слепцова на Конюшенной улице. За три недели на Boomstarter мы собрали нужную сумму для запуска нового «Цифербурга», за месяц заселили весь дом резидентами, а еще через пять месяцев произошел рейдерский захват. Силовики заняли дом, который им не принадлежит, сейчас туда никого не пускают, ворота заварены. Владелец дома ходит по судам и пытается доказать, что это его собственность.

Мне пришлось рассказать эту историю, наверное, миллион раз, так как все вопросы и претензии в первую очередь предъявлялись мне как человеку, который всех в этом доме собрал. В итоге ситуацию с резидентами мы разрешили благополучно: большая часть проектов переехала вместе с «Цифербургом» в новый лофт. Больше всего мне нравится комментарий про то, что «хипстеры кололись, плакали, но продолжали открывать кластеры», — это смешно и грустно одновременно.

Я считаю, что потери — это огромный плюс к опыту, но никак не повод поворачивать назад. Поэтому теперь на примере своего «Цифербурга» рассказываю всем о том, что все, что не убивает, делает нас умнее как минимум. Мой проект существует уже три с половиной года, и за это время я смогла проследить динамику развития и угасания интереса к местам, где платят за время.

  • 3BarBossa

  • 3BarBossa

  • «Голицын Холл»

  • «Голицын Холл»

Свободные пространства

Я училась на инженера и на юриста в Макаровке, а потом вдруг запаниковала, что еще чуть-чуть, и моя жизнь встанет на чужие рельсы и будет ехать по ним, пусть даже с хорошей зарплатой. В этот момент я пришла в тайм-кафе «Циферблат» на Невском, 81, и неожиданно устроилась на работу. Его создатель Ваня Митин поверил в мое желание менять мир и сразу сделал управляющей. Я получила поле, где могу творить. Раньше в моем понимании «творить» означало рисовать или писать музыку — то, что является искусством. А тут я осознала, что не обязательно впадать в крайности: либо сидеть в офисе, либо быть голодным художником — в обыденной жизни тоже много креатива, в котором можно реализоваться.

Тогда открывалось много антикафе, но через полгода-год они закрывались. Мы с самого начала отделяли себя от этого понятия и объясняли каждому гостю, почему мы называемся «свободное пространство». Это условности, но я уверена, что большую нагрузку несет слово, которым ты что-то называешь. Например, в самом начале общение со всеми гостями на ты стало принципом идентификации «своих». Еще у нас работают не официанты и не бармены, а помощники, часть команды этого проекта.

Мы не предлагаем гостям бесплатный кофе, чтобы не создавать иллюзию халявы. У нас нельзя ничего «заказать» — ты можешь выбрать напиток, мы тебя угостим им. Как дома. Мы же делаем дом — это наша главная задача. Мы даже убрали барную стойку, чтобы не было барьера между теми, кто наливает чай, и теми, кто его пьет. Они могут запросто поменяться местами, ведь все новые члены команды — наши постоянные гости.

За девять месяцев я вывела «Циферблат» в стабильный плюс, и стало ясно, что надо открывать новую точку. Свою. В новом проекте в «Пассаже» я проверяла грани возможностей заданного пространства — мне хотелось безумия. И назвали мы его по-другому: «Цифербург». Под впечатлением от фильма «Догвилль» покрасили стены в черный цвет. А еще ставили гостей на ходули, делали шатры внутри помещения, клеили стразики на лоб даже взрослым тетям, разукрашивали лица всем пришедшим. Или включали дым-машину, ставили клубный свет и устраивали танцы без алкоголя в пять вечера буднего дня. Перед нами стояла задача снять у людей ощущение привычной реальности, создать для них другую реальность. Взрослые такие странные вещи обычно не делают, потому что нельзя. А у нас делают, потому что у нас можно.

Администрация «Пассажа» сдала нам помещение с уверенностью, что это полный неликвид, поэтому наша аренда стоила в три раза дешевле соседних заведений на Невском. Но увидев, что к нам приходит от ста пятидесяти до трехсот человек в день, они поняли, что продешевили, и решили сделать там ресторан. И после двух с половиной лет нам пришлось съехать.

  • Смузийная Ice Mice

  • Кофейня и винный бар Civil

  • Поэтическая мастерская «Пера техники»

  • Поэтическая мастерская «Пера техники»

Отношение окружающих

Многие друзья говорили мне, что я занимаюсь ерундой. Например, одни спектакль ставят, а я тут чай и печеньки раздаю — это же какая-то потребительская ловушка для праздношатающейся молодежи. Другие работают по специальности в грузоперевозках и считают, что я просто трачу время на развлечения. Но я уверена, что моя деятельность не менее ценна, потому что мы моделируем реальность, создаем почву для событий в настоящей жизни.

Например, у помощников в рабочие обязанности входит знакомить гостей нашего пространства. А потом некоторые из них женятся, не здорово ли? Конечно, делать обычное кафе было бы проще — схема заработка понятная, и вопросов организации пространства меньше. Но это не спасет мир от скуки.

Текст: Наталья Наговицына
Фото: Алексей Костромин

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Места: Голицын лофт
Материал из номера: Сентябрь, 2016
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров