Как засекреченный объект «Новая Голландия» превратится в столицу креативного класса

В августе Новая Голландия откроется, чтобы больше уже никогда не закрываться. Как засекреченный объект стал обитаемым островом, а в скором времени под попечительством Даши Жуковой и Романа Абрамовича превратится в столицу креативного класса, главный редактор Яна Милорадовская узнала у креативного директора компании «Айрис. Новая Голландия» Роксаны Шатуновской.

Как ты переехала в Петербург и как тебя встретил город?

Мой стремительный переезд стал полной неожиданностью. Дело было шесть лет назад: позвонила Даша (Даша Жукова. — Прим. ред.) и попросила срочно выехать в Питер, а именно — на остров Новая Голландия. Помню, как я объясняла таксисту, где этот остров вообще находится, хотя сама еще представляла себе географию города очень приблизительно. И вот мы приезжаем — а тут такая красота! В то время просто так на остров попасть было невозможно: все годы советской власти, да и многие годы после, его территория была закрытой. И это, конечно, было волшебным сном наяву — увидеть склады Чевакинского и башню Штауберта изнутри.

Буквально через пару месяцев нам сообщили, что компания Millhouse выиграла тендер на реконструкцию, и уже в ноябре 2010 года мы приехали в Петербург на подписание документов. Я тут же перешла из штата музея современного искусства «Гараж», в котором тогда числилась, в штат «Новой Голландии». А весной 2011 года мы с Дашей буквально за сутки придумали все детали временных программ, и в тот же день я и Аня Дюльгерова (PR-консультант и коммерческий директор журнала Garage. — Прим. ред.) десантировались в Питер, чтобы начать работу. Наши коллеги из компании «Новая Голландия Девелопмент», которая, собственно, и является главным инвестором проекта, какими-то нереальными темпами очистили остров от хлама, оставленного предыдущими застройщиками (речь идет о неосуществленном плане реконструкции, предложенном Норманом Фостером. — Прим. ред.), и уже в июле 2011 года нам удалось в рекордные сроки открыть первый летний проект. И Петербург, на удивление, встретил его прекрасно. Было очень страшно вот так вот взять и пригласить горожан в неотреставрированное пространство c киосками из морских контейнеров. Многие, даже очень близкие к проекту люди, говорили, что никто не придет, что мы обречены на провал. Но в первые же выходные — под проливным дождем — пришли почти двенадцать тысяч человек.
Вообще есть ощущение, что Новая Голландия — это абсолютно живой организм. За всю ее историю тут столько всего менялось, что-то не приживалось, об острове надолго забывали. Но с нами он ожил, потому что, как мне кажется, мы все в него влюбились, и Новая Голландия нам за это благодарна. Конечно, здесь есть немалая заслуга моих питерских друзей, в частности Ромы Бурцева — именно в его клубе «Дом быта» я познакомилась с некоторыми участниками нашей будущей команды и вообще важными городскими персонажами.

Что удалось сделать за эти годы?

Сделать удалось немало. Прежде всего, стать любимым местом для горожан. В 2012 году мы провели опрос и узнали: 96% нашей аудитории живет именно в Петербурге. Это, мне кажется, очень здорово, хотя мы ничего не имеем против туристов, конечно же. Кроме того, благодаря летним программам нам удалось провести большое исследование, о котором может только мечтать любой маркетолог, и в полный рост сделать модель проекта, в том числе просчитать его функции, которые мы и планируем в будущем. Это нам очень помогло в разработке концепции. Мы даже отказались от изначальной идеи строить новое здание по стороне Адмиралтейского канала только ради того, чтобы разбить тут классный городской парк. А так хотелось построить что-нибудь новое и современное! Но мы поняли, что это совершенно лишнее. Все новое будет раздражать и казаться инородным. А надо сделать так, чтобы было ощущение, что мы пришли, смахнули пыль — и все. Надеюсь, так и получится в результате. По крайней мере, я за это больше всего переживаю.

Впереди, надо думать, еще немало трудов?

Тут еще есть над чем потрудиться, и я думаю, мне до конца жизни хватит здесь работы. Мы стараемся развиваться и постоянно «щупать пульс» — что происходит вокруг, что меняется. Гордимся, конечно, тем, что за все время существования проекта — в общей сложности 9,5 летних месяцев за три года — нас посетило больше 800 000 человек. Это большая цифра для такого небольшого, по сути, летнего «лагеря».

Петербург, как известно, город непростой. Что приходится учитывать в работе?

Петербург, как и любой другой город, это прежде всего горожане. А петербуржцы очень переживают, когда в городе что-то перестраивают и переделывают. Все привыкли к своим «стенам». Нам, можно сказать, повезло: на остров толком никого никогда не пускали, поэтому у города не успела сложиться привычка по отношению к Новой Голландии. Но у всех горожан все равно есть свое мнение, которое важно и нужно учитывать. Вот мы и учитывали. Спрашивали, советовались. Не стоит забывать: Новая Голландия — памятник архитектуры федерального значения. Представляете, сколько согласований мы прошли и какое количество нам еще только предстоит пройти. Но с другой стороны, это ведь просто был склад, даже уже не порт, основанный Петром триста лет назад, а склад. То есть о какой культурной составляющей складского помещения можно говорить вообще? Ее невозможно, например, заложить в основу концепции или опереться на нее в разработке функций проекта. И мы, по сути, заново пишем историю острова. В общем все очень сложно, но дико интересно. Это как огромный пазл площадью 7,4 гектара, который мы потихоньку собираем, и он складывается в картинку. Надеюсь, она всем понравится.

  • Команда «Новой Голландии»: Иван Герц, Наталия Фролова, Алексей Русанов, Роксана Шатуновская, Наталия Святогор и Виктория Рыскина

Какие амбиции — здоровые, конечно, — есть у проекта? Каковы план-максимум и задача-минимум?

План-минимум — открыться этим летом и больше не закрываться. Может показаться, что мы уже долго тянем с открытием. Но не нужно забывать, что Новая Голландия — остров. Несмотря на то что он окружен узкими каналами и не самой широкой частью Мойки, он все-таки находится в изоляции от городской инфраструктуры. Тут прежде всего нужно было проложить коммуникации и инженерные сети, чтобы островом можно было пользоваться. Не говоря уже о реставрации самих зданий. Когда мы приехали сюда впервые, нам казалось, что все просто: тут покрасить, там мебель поставить — и вперед. Как в Арсенале в Венеции. А потом начались сюрпризы. Некоторые перекрытия начали рушиться еще до того, как мы вошли в здание, Кузня вообще была руиной. Состояние, в котором мы получили остров, было далеким от идеального. И все это — время и деньги, конечно. Мне каждый раз страшно, когда я подписываю какой-нибудь материал в работу — скажем, оконный шпингалет. Представьте, сколько их должно быть на острове — это же бюджет небольшой страны. План-максимум — выполнить все обязательства по инвестиционному контракту в максимально короткие сроки, полностью «заселить» остров интересными проектами и стать направлением, куда бы приезжали люди со всего света. Ну и конечно, коммерческая часть вопроса нас тоже очень волнует. Мы понимаем, что это случится не сразу, но в перспективе Новая Голландия должна сама себя кормить и возвращать инвестиции. Кроме того, такой гигантский проект не может быть сделан силами одной отдельно взятой компании — и речь не только о деньгах, но также и об идеях. Мы постоянно ищем партнеров, единомышленников, которые бы так же, как и мы, поверили в успех этого мероприятия и разделили с нами риски. И конечно, нам очень важны люди — без людей и народной любви у нас ничего не получится.

Всех очень волнует, когда именно и что именно произойдет. Расскажи, какое вы наметили себе расписание.

Лето в этом году у нас начнется в августе. Мы очень хотели открыться в начале июня, но по ряду весомых причин это невозможно. У нас очень серьезный план по благоустройству и озеленению, и нужно, чтобы все растения прижились, прежде чем мы начнем приглашать на остров гостей. Предварительный план пока такой, но не стоит забывать: человек предполагает, а Бог располагает. Это интервью записано в марте, и что-то еще может измениться. В августе мы откроем парк с павильонами (сцена, галерея, инфоцентр, киоски с едой, подземные туалеты), детской площадкой в форме строящегося корабля, копией фрегата «Петр и Павел» в масштабе 80% от оригинала. Также мы готовим небольшую культурную программу на август и сентябрь. В ноябре зальем каток с настоящим льдом и откроем здание кузни. Это для нас вообще вызов, потому что в зиму мы еще не уходили ни разу и очень переживаем по этому поводу. В декабре планируем открыть новогодний рынок — прилавки с вкусной едой, подарки, елочный базар, мастерская Деда Мороза, новогодний свет и декорации. Он будет работать до конца январских каникул. И еще мы хотим встретить Новый год с жителями города. Как и что это будет, я пока сказать не могу — мы в процессе придумывания программы. Но мечтаем сделать это новой традицией и повторять ее ежегодно. А в начале 2017 года мы откроем здание бывшей военно-морской тюрьмы, «Бутылки», и это станет нашим первым серьезным опытом в привлечении арендаторов. Что тут будет? По сути, «Бутылка» станет торговым центром с магазинами, кафе и лавками, спортивными залами и секциями, а также с образовательным пространством для детей от шести до шестнадцати лет. Но хочу отметить, что этих арендаторов мы выбирали вручную и почти ювелирно, то есть здесь нет и не будет сетевых проектов. Это известные всему городу молодые проекты и люди, которые придумали что-то специальное под нас. То есть они для нас не просто сторонние арендаторы, а часть нашей команды, которая будет и дальше работать над развитием проекта вместе. Имен я пока не назову, так как мы еще не до конца со всеми договорились, и я тут даже боюсь сглазить. Но вам понравится, я уверена. В марте закроется каток, и мы начнем готовить летний сезон программ и мероприятий, который планируем запустить в мае 2017 года. Это значит, что остров уже никогда не закроется на ремонт, и мы постепенно будем вводить в эксплуатацию большие корпуса. Так следующим запуском станет корпус 12, по стороне Крюкова канала и площади Труда.

Кто сейчас входит в вашу команду? И есть ли — уверена, это интересно многим — вакантные ставки?

Команда — это самое главное, что у нас есть. На проектах Даши вообще работают самые лучшие люди планеты, и пусть это звучит нескромно. Но она правда каким-то волшебным образом подбирает лучших в свои ряды. Так было с музеем «Гараж», журналом Garage, так случилось и здесь.
Перечислю всех по порядку. Юля Кучеренко — генеральный директор компании «Новая Голландия девелопмент», как отважный солдат, она не боится никаких бюрократических машин и препон и отвечает за самую тяжелую и грязную часть работы, а именно за стройку. Удивительно, конечно, что именно женщины стоят в нашей коман­де у руля. Причем этот руль, прямо скажем, без автоматической коробки передач.
Леша Русанов
вместе со мной работал в «Гараже» и самым первым вызвался помогать с проектом. Он ведет у нас все коммуникации с художниками и заведует арт-составляющей проекта. Пока мы тут прокладывали трубы на острове, Леша успел стать частью Manifesta 10 и получить грант на стажировку в Голландии. В общем, у нас никто не ждет у моря погоды, а развивается параллельно, чтобы набраться опыта для Новой Голландии.
Вика Рыскина — душа, сердце и совесть Новой Голландии. Мы всерьез так ее называем. Она обладает какой-то невероятно тонкой интуицией, и мы все советуемся с ней, прежде чем что-то решить. И она очень точно чувствует город и проект. Вика занимается культурной программой, подбирает людей в команду, работает с нашим дизайнером. И еще следит за нами всеми. Я вот, честно, ее боюсь даже.
Наташа Святогор — наш операционный мозг. Логичнее и рассудительнее человека, чем Наталия, я не встречала никогда. У нее всегда все разложено по полочкам. Любой процесс она может оптимизировать до совершенства. Наташа начала с нами работать еще в 2013 году. А в перерыве мы с ней попробовали себя в ресторанной истории, с которой не совсем справились в Питере, но сделали суперуспешный проект в Москве. Нам сейчас этот опыт очень помогает, потому что мы лучше понимаем нужды тех же арендаторов и само значение сервисных инфраструктур, которые в создании паркового пространства — ключевой момент.
Наташа Фролова — моя «находка» на Новой Голландии. Мы знакомы с Наташей почти с самого моего переезда в Питер, и она занимается PR уже давно. Год назад я ее пригласила к нам в команду, и мне нравится, как и что она делает и думает. Первый результат нашего сотрудничества вы скоро увидите сами: это наш новый сайт, который мы запустим летом.
Иван Герц — наш графический дизайнер. Для меня дизайнер в любом проекте — это первая необходимость. Даше, да и мне самой, прежде всего, важно увидеть. И еще мы очень обращаем внимание на детали и мелочи. В общем, Иван с честью справляется со всеми задачами. А познакомились мы с ним тоже на острове, он работал в составе творческой мануфактуры П.Т.Х и учил детей всяким классным штукам, вместе с Машей Небесной и Женей Исаевой. Мы, кстати, с ними тоже продолжим работу дальше.
Касательно вакансий: мы ищем координатора на мероприятия, человека, который будет следить за их реали­зацией, качеством и сроками. Так что ждем резюме на info@newhollandsp.com, с пометкой EVENT MANAGER.

Какое участие в проекте сейчас принимает Даша Жукова?

Если вы думаете, что Даша и Роман Аркадьевич — такие небожители, которым нет дела до того, что тут происходит, вы сильно заблуждаетесь. Они оба принимают активное участие в процессе. Даша отвечает в проекте за все, что мы видим глазами: от благоустройства до новых элементов парка. Мы ей, конечно, в этом помогаем — рисуем, придумываем, привлекаем архитекторов и дизайнеров, — но именно она принимает решение, как будет выглядеть даже канализационный люк. И Даша обязательно будет вместе со мной просматривать все проекты наших арендаторов, а также советоваться с ними, как и что сделать лучше. Даше интересно очень многое, и еще у нее исключительный вкус. Она вообще никогда не сидит на месте и всегда может найти время для всех своих проектов, а у нее их много: музей, журнал, остров. Мы все постоянно чего-то от нее хотим, и не бывает такого, что она, например, не отвечает. Это поразительно, если учесть, что у нее двое маленьких детей, которые требуют внимания постоянно. Но она всегда на связи и всегда с нами. Роман Аркадьевич тоже всегда рядом. Как вы думаете, кто, например, предложил разводить на временных программах костер, вокруг которого люди могли сесть и пообщаться? Он тоже вникает во все детали, и не только потому, что это вопрос инвестиций, а потому, прежде всего, что ему интересно. Вообще то, чем занимаются Даша и Роман Аркадьевич, можно смело назвать возрождением традиции меценатства в России, которая была утрачена в советские годы. Это очень красивая и благородная история, абсолютно бескорыстная и правильная. И я очень горжусь быть и ее частью, и инструментом для ее реализации.

Какая сверхзадача у Новой Голландии?

Учитывая контекст города, его историю и культуру, нам важно и нужно вписаться в его структуру и ДНК. Стать его неотъемлемой частью и, если хотите, новой традицией. Мы также стремимся стать платформой для молодых, за которыми будущее. Поэтому мы открыты для всех идей и готовы помочь пространством, опытом, именем и даже финансовыми ресурсами, если видим в этом потенциал. И это касается всех сфер абсолютно: от искусства и культуры до образования и науки.

Текст: Яна Милорадовская
Фото: Алексей Костромин

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • morozofff 6 июля, 2016
    Это и на самом деле очень умный и тонкий проект, которому я отдал 4 года своей жизни. Желаю проекту успеха и креатива!

Наши проекты

Читайте также