Алессио Планета: «В Италии полно знатных виноделов. Мы тоже — бароны, но стесняемся это афишировать»

Глава компании Planeta, крупнейшей семейной винодельческой империи Италии, реабилитировал в глазах мира родное сицилийское вино и под его знаменами завоевал семьдесят стран мира. 

Ваш род Планета веками занимался сельским хозяйством. Как получилось, что ваша семья только в конце XX века обратились к виноградарству?

Действительно, семья Планета была связана с сельским хозяйством на протяжении многих поколений – почти семнадцать веков, но вино всегда было в нашей крови. Еще до Второй мировой войны мы начали его производить — правда своеобразное, которое сейчас бы назвали «на розлив». В небольшом хозяйстве была такая же миниатюрная винодельня, где из винограда делалось очень простое вино — продавалось оно в близлежащих деревнях. После войны, пятьдесят лет назад, мой дедушка Планета интуитивно пришел к достаточно современной идее: он решил объединить всех больших и малых производителей вина из соседских поселков и создал кооператив виноделов – чтобы объединить усилия по сбору урожая и изготовлению вина. Усилий этих никто не жалел — мой отец, например, был бароном, но работал на виноградниках плечом к плечу с простыми крестьянами. Винодельни тогда были устроены просто. Огромные, как сейчас, вложения были не нужны.

Когда дедушка постарел, к руководству кооперативом пришел мой дядя, Диего. Также он в 1980-х приступил к руководству научным институтом, в котором исследовались вопросы виноделия. Это организация изучала три разные направления – сорта винограда, процесс производства вина и коммуникации – то, что сейчас называется маркетингом. На Сицилии виноград рос с начала времен, вино из него тоже делали всегда, но в конце прошлого века оно вообще не продавалось – то есть продавалось, но только на самом острове. Институт привлек множество известных мастеров, безусловных авторитетов в своей области. Виноделие курировал, например, Джакомо Такис, «отец итальянского вина», приложивший руку к созданию супертосканских вин и консультирующий дом Sassicaia, сферу маркетинга — Джампаоло Фабрис, гениальный профессор социологии, пионер исследования общественного мнения в Италии.

Результаты исследований, которые провели в институте, эдакий свод рекомендаций, были направлены всем производителям вина Сицилии, чтобы они начали ими пользоваться при производстве своей продукции. Эти данные вдохновили и меня – на создание собственной винодельни: первые виноградники были посажены нашей семьей в 1985 году на юго-западе острова, в Мемфи. Там мы посадили разные сорта и начали копить уже свой опыт и делать собственные выводы. Нужно понимать, в 1985 году люди не располагали таким объемом информации, как сейчас, она не была так доступна. Мы высадили несколько гектаров виноградников. Большую часть мы заняли международно признанными сортами, такими как шардоне, мерло, сира, каберне совиньон и каберне фран. Местные, автохтонные, сорта тоже росли – но немного.

Важно понимать, почему в 1985 году мы высадили именно международные сорта винограда, а не местные. Тогда нужно было делать то, что привычно публике самых разных стран — чтобы вино с приставкой «сицилийское» начали пробовать, чтобы его начали пить. Знакомые слуху названия, разумеется, начинать продавать было легче. Когда с виноделием Сицилии познакомились, приняли его, это была уже вторая половина 1990-х, ситуация поменялась. Вино с Сицилии стали уважать, и мы решили начать осваивать местные автохтонные сорта — уже доверявшей нам публике мы захотели предложить что-то уникально-островное. 

Как выглядит рабочий день главы компании, которая ежегодно отправляет на экспорт больше миллиона бутылок вина?

Моя жизнь очень отличается в разное время — в период сбора урожая и весь остальной год. Сбор урожая начинается где-то 10 августа и заканчивается 30 октября. В это время я встаю очень рано, в пять-шесть утра, иду на виноградник. Мне нравится смотреть на гроздья: я уже понимаю, каким будет вино из них, чувствую, нужно ли их уже собирать или стоит подождать. Потом с виноградников я еду на винодельню, пробую вино, общаюсь с местными энологами, раздаю распоряжения. Я объезжаю все винодельни, задерживаясь там, где приходит время сбора. Он начинается в начале августа на юго-западе острова, когда собирают быстроспеющий сорт шардоне, и заканчивается в начале ноября на востоке — на вулкане Этна. В это время я — полноценный начальник, глава виноделен, работаю с самого раннего утра и до позднего вечера. В июле, месяце перед сбором, виноградники готовят к нему — это тоже очень важно, я всегда присутствую. Во все остальное время года одну неделю каждый месяц я провожу в поездках: разъезжаю по разным странам и рекламирую наше вино по всему миру. Если я на Сицилии, то я либо работаю в Палермо, где находится главный офис компании, или в Мемфи, где самая большая винодельня, или в езжу по другим.

В какой из стран мира сицилийское вино любят больше всего?

Наверное, в России. У вас на первом месте из итальянского вина – Тоскана, а потом Сицилия. Наше вино, на мой взгляд, тут любят, уважают и знают, за что вам, конечно, большое спасибо. В других странах Италию пьют так: сначала Тоскана, потом Пьемонт, затем Венето, за ним Фриули, и только после — Сицилия. В России мы занимаем важное место в иерархии винодельческих регионов Италии. Еще сицилийское вино любят в Германии – это связано с тем, что там очень большая диаспора. Также Америка, конечно, очень важный рынок. Наша компания поставляет вина всего в около семидесяти стран. 

Что есть такого в сицилийских винах, чего нет в других?

Я много лет размышляю над ответом на этот вопрос. Как я говорю на мастер-классах для сомелье, Сицилия представляет собой лоскутное одеяло из разных культур: от небольшого островка неподалеку от Африки до склонов вулкана Этна. Если бы я попытался объяснить словами, что представляет собой вкус сицилийского вина, мне бы это не удалось при всем желании — оно очень разное. Виноделие Сицилии – уникальное в своем роде. Во-первых, у нас огромное количество автохтонных сортов винограда для такой небольшой местности – на данный момент культивируется двадцать штук. Во-вторых, тут очень много разных, отличных друг от друга терруаров. В третьих, у местного виноделия очень длинная, богатая история, насчитывающая 2500 лет. Чтобы объяснить всю сложность винодельческих реалий Сицилии, я обычно рассказываю о том, что тут период сбора урожая длится девяносто дней, целый сезон — такого нет нигде в мире.

У вашей семьи есть герб. Какие на нем есть символы?

Наш семейный герб называется «Планета ди Санта Чечилия», в честь святой Сесилии, защитницы музыкантов и покровительницы музыки. Ее знаком является лев – он как раз и виден на гербе. Также там астрономические объекты: звезды, луна, солнце и комета. Это связано с нашей говорящей фамилией: planeta в переводе значит «планета». В переводе, кстати, не с итальянского, а с испанского — наш род оттуда. Когда мы начали производить свои вина, в Италии уже было полно виноделов-графов, баронов, маркизов и прочей благородной знати. Мы тоже бароны, но тогда были очень молоды и стеснялись это афишировать: не ставили герб на этикетки и довольствовались скромным названием, без регалий — просто Planeta.

Сейчас ведь герб можно заметить на этикетках, но не на всех винах. Почему?

Хороший вопрос. Проект Planeta состоит из многих виноделен. Сейчас пять, а скоро будет шесть: в новой зоне уже есть виноградники, производство строится. Все они находятся в разных областях, везде делаются вина, характерные для этой конкретной зоны. Герб мы используем только на винах из долины Ното. Там делается «Санта Чечилия», которое мы считаем самым важным для нас, мускато ди Ното и пассито ди Ното – на всех трех наш герб. На бутылках из региона Этна мы, естественно, разместили вулкан, символ Сицилии, на бутылках из Витторио – современную надпись, эдакую улитку из слов, на этикетках винодельни в области Мемфи – цветочные мотивы и современную графическую трактовку нашего герба.  

Благодарим за помощь в организации съемок ресторанную группу Probka Family Group. 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также