• Здоровье
  • Здоровье
Здоровье

Станислав Волчков: «Мне всегда хотелось создавать то, чего в мире не существует»

В прошлом году Международная Био Клиника IBC отметила свой первый день рождения и так звонко заявила о себе на весь мир, что мы не могли не отметить ее главного врача, который провел несколько лет в лаборатории, чтобы вывести клеточные технологии на новый уровень и перевести биохакинг из области фантастики в реальность, которая вот-вот станет привычной.

Можете рассказать, чем вы занимаетесь так, чтобы было понятно первокласснику?

Наукой, ее интеграцией в практическую медицину и управлением Международной Био Клиникой IBC. В последней – по упоминанию, не по ценности – я также внедряю научный подход. Фактически это – стиль мышления и отношения к любому процессу. Я в постоянном поиске нового опыта – в том числе, других людей, в изучении новой литературы. Я нахожу новый ракурс, анализирую, интерпретирую: пересечение с чужими мыслями возбуждает мою фантазию. Подключаю критическое мышление и отсекаю то, что не стоит применения. Познаю и синтезирую идеи, достойные развития.

Почему вы выбрали именно это направление?

Мне всегда хотелось создавать то, чего в мире не существует. При этом создавать так, чтобы это работало и помогало другим людям. Сам процесс создания меня всегда интересовал больше всего.

Что для вас самое интересное в вашей работе?

Это и есть самое увлекательное – выловить массу различных идей, проанализировать их, сформировать новые данные, проявить их, проследить, как они подтверждаются. Это самый большой кайф – видеть, как твоя идея действительно работает, и ты сделал что-то, чего до тебя не было. Придумал и доказал, что это работает. Не важно даже в какой области: в научном эксперименте, биологии или физике.

Каким из своих достижений вы гордитесь больше всего?

Самый сложный вопрос. Наверное, тем, что с 2003 года работал в организации, которая, в том числе благодаря моим усилиям, стала самой крупной, самой сильной, самой известной организацией в России в своей области. Горжусь тем, что одним из первых на территории России начал заниматься экзосомами. Они были придуманы очень давно, но я увидел в них перспективу и первым сразу сказал, что это – то, что будет развиваться в будущем и станет единицей, которая перевернет медицинское сообщество, даст препараты, которые будут уникальными в лечении сложных заболеваний. Я рано начал говорить о том, как будут развиваться клеточные технологии относительно других технологий – и в России, и в мире. И сейчас я наблюдаю, как пророчество сбывается. Это – моя внутренняя гордость.

Научная карьера – осознанный выбор или стечение обстоятельств?

Не совсем осознанный: к этому привело многое – мои родители в том числе. Опять же, с самого детства мне было интересно что-то создавать. Это и паяние видеодекодеров, и собственноручная сборка компьютеров, и модернизация электросхем. Мне нравилось из старого делать новое – практически из ничего. Я не думал, что буду ученым – я больше развлекался и получал огромное удовольствия от творчества. Даже думал, что пойду в IT-сферу – она бурно тогда развивалась. По факту отец захотел, чтобы я стал врачом, хотя техника и железки меня завлекали больше. Эта родительская установка «занимайся чем хочешь в жизни, но закончи медицинский университет». Дальше – вновь стечение обстоятельств. Я познакомился со своим первым руководителем и первой организацией, в которой мне предстояло работать, – с банком пуповинной крови. И это-то меня и задрайвило: они создавали новые технологии. Ни в одной больнице – так происходит и сейчас – ими не занимаются, не создают ничего нового. Все очень стандартизировано – инструкции, отчеты. И как всегда получается – то, что приносит тебе удовольствие, ты делаешь на все 200 процентов, превосходя себя и преодолевая внешние ограничения. Так получаются отличные результаты.

Кем бы вы стали, если бы не получилось связать свою жизнь с наукой?

Исключено. Так или иначе, я все равно бы с ней связал свою жизнь. Остальное мне неинтересно. Возможно, если бы я пошел в IT, я бы занимался интеграцией ИИ, либо менял бы направление ИИ. Если ты по сути – создатель и творец, ты будешь таким в любой сфере.

Самое сложное в жизни российского ученого – это…

Финансирование всегда было самой большой проблемой, хотя сейчас обратная тенденция намечается: возможность известных ученых демонстрировать свои труды хорошо обеспечена ресурсом. Доступ к оборудованию тоже перестал быть проблемой: у нас есть доступ к лучшему оборудованию, которое изобретено в мире.  Наверное, самое сложное – не разочароваться в своей деятельности и получить действительные результаты, которые другие признают. Это стимулирует больше всего. Если этого не происходит, самым сложным становиться удержаться, не опустить руки и не отпустить идею: не все из них выстреливают. Домыслить идею и с новыми силами пускаться в подтверждение гипотезы.

В каких пропорциях делится ваше время на рабочее и личное?

90/10 в среднем. Сейчас чуть больше личного, но все равно, даже когда ты дома с родственниками, ты постоянно находишься в науке. Периодически ты что-то повседневное наблюдаешь, но испытываешь какой-то инсайт – и вот ты уже отключаешься и записываешь какие-то новые мысли, идеи, проекты, пускаешься в процесс их обдумывания.

Остается ли у вас время на кино, чтение или хобби? Как вы проводите свободное от науки время?

На чтение – нет, потому как есть потребность разнообразить деятельность, чтобы разгрузить мозги. Научная работа подразумевает чтение огромного количества научной литературы, и в противном случае ты не переключаешься на другой регистр. Прогулки, катание на борде, велосипеде, мотоцикле – словом, другие виды активности.

Для вас важно видеть, как ваша работа и открытия влияют на жизнь обычных людей?

Открытие ничего не стоит, если оно не приносит пользы людям. И подтверждением успеха является не публикация, не награда, не индекс Хирша – это все бесполезно. Значимо только то, как изменило качество жизни человека твое открытие. Это единственный критерий успеха своего достижения.

По-вашему, какая наука важнее: прикладная или фундаментальная?

Одной без другой не будет. Фундаментальная наука, особенно в прошлом – это открытие ради открытия. Открытие, которое оставалось в патентах, на бумагах, в закрытых публикациях и редко оказывало влияние на жизнь человека. Задача других ученых – взять фундаментальную часть и принести ее в жизнь. Это база, на которой строится дом, и внедрение ее в практику – это отдельная научная деятельность. Здесь необходимо дружить одним ученым с другими, делиться знаниями и пытаться сделать так, что обмен был плодотворным.

Что общего у науки и искусства?

Наука – это тоже искусство. Искусство создания, искусство работы с данными, искусство воплощения их в продукте.

Что должен уметь ученый из «завтра»?

Думаю, ученые из «вчера» не сильно отличаются от ученых «завтра» по своему внутреннему устройству, типу личности. Но ученые будущего должны быть однозначно открытыми другим разработкам – в том числе к использованию ИИ. Они должны, оставаясь собой, не быть зацикленными на идее и быть расположенными к другим знаниям и идеям. Так стоило бы себя вести ученым любого исторического периода.

Смогут ли нейросети заменить ученых в будущем?

Никогда. Но здорово им помочь и облегчить их работу – однозначно. Нейросеть –  классный инструмент, который обрабатывает огромный массив информации и может кратко все заключить в одну выдержку, цитату. Но сама по себе нейросеть не способна даже на генерацию запроса. А если она не понимает, чего она хочет, она не может сделать ничего. Здесь должен присутствовать человек, который понимает запрос, проводит сбор информации, сгенерирует новую информацию, внедрит ее, протестирует ее, подтвердит или опровергнет и вернется к предыдущему этапу.

Поделитесь своим главным «рабочим» правилом.

Первое: все, что происходит, – происходит с нужной целью и в нужное время. Второе – никогда не отчаиваться. Что-то не получилось? Попробуй подойти к этому иначе. Не получилось для того, чтобы в следующий раз получилось лучше. Всегда пробовать вновь и идти вперед – это ключевое. Отличная практика – «делать назло и вопреки», переделывать к лучшему результату и для большего блага.

У вас есть какая-то конкретная «рабочая» цель на ближайшее время?

Первое – довести экзосомальные исследования до практического применения, доработать их и создать новые лекарственные препараты. Мы сделаем это – дедлайн составляет порядка десяти лет – это оптимистичный прогноз. Второе – сделать биотехнологические клеточные продукты доступными для пациентов, запустить новые направления лечения аутоиммунных заболеваний, онкологии и некоторых других состояний, по которым до сих пор непонятны первичные причины болезни. Это – и дети с аутизмом, и с ДЦП.

Чему вас «научила» наука?

Что не бывает тупиков. Еще ни разу не случалось такого, чтобы ты дошел до результата и понял, что он никак не работает. В ходе действия ты получаешь новые инсайты и преобразовываешь результат в эффективный. То есть ты понимаешь, что он не действует так и тут, но он действует там и по-другому. И ты видишь навигацию: разворачиваешься, делаешь несколько шагов назад – уже не в самое начало – и транспортируешь данные в новые решения. Просто будь гибким и пластичным. Все действия становятся осмысленными и доходят до результата, если ты это делаешь во благо людей.

Вы верите в чудеса? Случались они с вами?

Не в том смысле, что волшебство, но чудесные моменты и события, конечно, бывают. Я открыт ко всему.

Как звучал самый мудрый совет, который вы когда-либо получали?

Ученому сложно выявить какой-то один – он слышит их слишком много в научном пространстве. Цепляешь из них что-то определенное, включаешься в работу, подумаешь свое, синтезируешь новое правило. Я слушаю все советы, но всем не следую – это и есть процесс познания.

О чем вы мечтаете?

Мечтаю создать что-то истинно уникальное, что принесло бы невообразимую пользу для людей. Оставить след в истории, что было бы равноценно вечной жизни, хотя вечная жизнь для цивилизации не самая полезная штука. Что-то, что стало бы звездой для эпохи. К примеру, излечить рак - прекрасная цель. Целые поколения страдают, а ты облегчаешь путь человечеству. Очень хочется, чтобы дети подхватили это настроение, этот флаг созидания, и продолжили династию, как делаю это я.

Фото: Артем Кентуки

Следите за нашими новостями в Telegram
Теги:
ТОП50 2024 СМР
Материал из номера:
Смр.Собака.ru – ТОП 50

Комментарии (0)

Купить журнал: