• Город
  • Общество
Общество

Татьяна Мрдуляш: «Проекты этого года станут стимулом для всей сферы культуры»

Поделиться:

Текст: Катерина Гущина

Фото: Алия Мокрая

Три с небольшим месяца позади. Как и время первых оценок. Новый министр культуры Самарской области с ходу погрузился в весь объем работы, не терпящей отлагательств. Какой предстала перед Татьяной Мрдуляш Самара и какой имеет все шансы стать, узнали из первых рук.

Что вы понимаете под городской культурой, в первую очередь?

Мне кажется, что в Самарском регионе интересно развиты свои субкультуры. Самара – очень большой город, здесь разная публика. Любопытно, что есть люди, готовые оставить немаленькие деньги в ресторанах и бутиках, но в то же время дорогой культурный продукт не имеет такого спроса, какой, по моему убеждению, должен иметь. Есть очень качественные спектакли, концерты, выставки, и радует, что у них есть стабильная аудитория со своими традициями. Есть публика, которая любит, глубоко знает и хорошо разбирается в том, что она видит и слышит. Современные форматы воспринимаются где-то тяжелее, где-то легче: есть некоторая «законсервированность», неготовность воспринимать новое, но в то же время есть хорошая база, на которую оно может лечь. И я очень надеюсь, что нам удастся сделать несколько шагов вперед, в сторону развития художественного, эстетического, культурного качества культурных событий.

Какое из последних событий, которое удалось посетить, произвело на вас самое яркое впечатление?

«Ночь музеев», конечно. Многие самарцы вспоминают, как хорошо было во время Чемпионата мира по футболу, когда перекрытая улица Куйбышева стала пешеходной. Эта идея оказалась востребованной, но реализовать ее непросто и дорого. Основную организацию «Ночи музеев» взял на себя город, благодаря чему фестиваль буквально вырвался на улицу: играли оркестры, с балконов звучали арии, для маленьких участников были организованы квесты, познавательные программы.. Улицы Куйбышева и Фрунзе стали культурными центрами жизни «Ночи музеев». Очереди в музеях были огромными, спасали дворики и уличные пространства, которые позволяли держать социальную дистанцию и удовлетворить спрос, который возник в эту ночь. Все музеи отметили рекордную посещаемость. Подобный опыт нужно продолжать – это очень здорово, красиво, познавательно.

Какие ощущения от Самары, с учетом ее отставания в культурном контексте? Шансы на «прорыв» есть?

Я не думаю, что у Самары в целом есть отставание. Скорее некоторая «неоткрытость», есть некоторое желание держаться за то, что было в прошлом. Это с одной стороны хорошо, потому что придает стабильность культурному развитию, а для некоторых институций, таких как театры, музеи, резкие изменения в принципе могут быть критичными. Но, конечно, нужно впускать новых людей, выделять ресурсы на новые проекты, и, разумеется, заниматься инфраструктурой. Как мне видится, именно в плане недостаточного вложения ресурсов – временных, интеллектуальных, финансовых – есть некоторое отставание. Полагаю, если мы сосредоточим свои усилия на таких проектах, как развитие музея Алабина и Художественного музея, реконструкция Драмтеатра, завершение строительства СамАрта, то это качественно улучшит ситуацию. Недавно после реконструкции открылся театр кукол, и это только начало большого пути. Новое здание вдохновляет, дает людям силы работать. Я очень надеюсь, что это событие станет стимулом для развития не только коллектива кукольного театра, но и других самарских коллективов.

Вы говорите фактически о культурной революции, потому что эволюционный путь не дал таких результатов?

Что значит революция? Это когда мы сметаем старый мир и строим новый? Здесь такого не нужно. Хороший мир строится только на основе того, что уже создано. У музеев есть замечательные коллекции, прекрасные здания. И только на этих коллекциях можно построить что-то действительно ценное. У Художественного музея – потрясающая коллекция, включая восточное искусство и западноевропейское. Правильно выстраивая работу, можно сделать что-то интересное. К примеру, выставка «Передовой отряд» привлекла внимание к коллекции авангарда, которая давно размещена в музее. Также, здорово, что есть такие площадки как «Волгафест», который в этом году вместит и театральные перформансы, постоянно происходящие на улице в разных точках, и отдельный фестивальный городок, который будет жить по своим законам и ритуалам, и музыкальные площадки. Прекрасно, что фестивальный формат позволяет пробовать новое.

Я рада, что в этом году нам удастся переформатировать фестиваль Шостаковича: очень хочу, чтобы он приобрел больше смыслов, больше публики. Многие говорят, что классическая музыка не для них, привезли бы лучше Монеточку (улыбается). Я убеждена, что классическая музыка – для всех. И Шостакович – та база русской культуры, которую должен знать каждый. Надеюсь, в этом году нам удастся реализовать амбициозные планы. Будут самые разные произведения Шостаковича: и симфонии, и балеты, и киномузыка. Немаловажно, что состоится научная конференция – Самара должна стать не только центром изучения творчества легендарного композитора, но и центром глубокой научной работы в этом направлении.

Насколько возможно омолодить культурное пространство города? Ощущение, что академического больше.

Очень нужно это делать, потому что есть профессиональный дисбаланс. Есть пожилые люди и совсем молодые, которые не задерживаются – среди них очень большая ротация. Мало кадров среднего поколения, но они есть. Нужно привлекать новых, молодых. Любопытно, что это вопрос не только возраста, но и географии. Есть много взрослых людей, которые приехали в Самару и остались. Потому что им здесь комфортно жить: город энергетически заряжен, здесь очень красиво, он большой, динамичный, Волга, горы рядом.

Самарская публика любит, глубоко знает и хорошо разбирается в том, что она видит и слышит

Каковы ваши надежды на Самарскую Луку в рамках развития рекреационной зоны? Какая она, в ваших глазах, идеальная?

Учитывая, что это, прежде всего, заповедник и национальный парк, конечно, очень важно сохранить это достояние. Это как с архитектурными памятниками или объектами культурного наследия. Что бы мы там не планировали делать, должны исходить из презумпции сохранности того, что каким-то чудом дошло в этом безумном мире до наших дней. Второе – конечно, у Самарской Луки большой туристический потенциал. Он будет развиваться в любом случае, и здесь важно ввести его в цивилизованное русло. Когда инфраструктура не будет успевать за растущим спросом, важно продумать, куда перенаправлять его, иначе это может привести к губительным последствиям для природы. Будем работать! Здесь много работы и для городского округа Жигулевск, и для регионального департамента туризма. Кроме того, я считаю важным заниматься развитием Самарской луки через Ширяево, где находится филиал Художественного музея (дом-музей Репина) и происходит ряд востребованных культурных событий.

В чем преимущества Самары, ее особенность? Судя по нашему разговору, вы не были разочарованы, приняв наш регион?

Самара – город-миллионник, и очень динамичный. И экономически, и социально чувствуется его заряженность. Мне кажется, еще одно большое преимущество – наличие в непосредственной близости Тольятти. Я понимаю, что эти сильные и большие города могут конкурировать, но именно эта соревновательность задает особый стимул для развития. В этом смысле интересно, что и у Тольятти – очень особенное, свое «лицо». На этом контрасте они выигрывают еще больше. Мне нравится Самара за близость к природе: Волга прямо в городе, можно ходить на пляж, мне нравятся закаты. Когда вечером появляется свободное время, я обязательно смотрю, как садится солнце. В эти мгновения вспоминаю «Маленького принца», который, глядя на закат, все время передвигал стульчик, чтобы смотреть дальше (улыбается). Конечно, Самара интересна своими людьми: очень много добрых, гостеприимных, интересных, креативных, творческих. Здесь есть с кем говорить, о чем говорить, что делать. Именно благодаря этому сотворчеству рождается что-то новое и интересное.

Третьяковская галерея — это большая перспектива. Рассчитываете на то, что приезжать станут к нам, а не уезжать из Самары?

Конечно. Вот я уже приехала (улыбается). Надеюсь, что нам удастся повторить опыт, когда взрослые, состоявшиеся люди приезжают и оседают именно здесь. Стоит упомянуть Самарский академический театр оперы и балета, который на глазах интенсивно развивается и уже получил свою первую «Золотую маску». Художественный руководитель театра Евгений Хохлов приехал из Петербурга, главный приглашенный балетмейстер москвич Юрий Бурлака возвращается к нам из Петербурга. Это все составляющие активного развития для труппы. Показательно, что люди едут сюда жить. Давайте не будем забывать и про музейный квартал, включающий помимо Третьяковской галереи, музей рок-н-ролла, который будет открыт уже в этом году, и сделан он будет по последнему слову науки и техники и, конечно, музей «Самара космическая», у которого в ближайшее время появится планетарий. Все это для области огромный проект, который, уверена, станет новым центром культурной Самары. Этот район, помимо прочего, очень удобен для посещения с точки зрения логистики.

Нам нужно омолодить культурное пространство города, потому что сейчас есть профессиональный дисбаланс

Музейный квартал, который откроется уже в этом году, очень удобен для посещения с точки зрения логистики и будет сделан по последнему слову науки и техники

Развивать Самарскую луку важно через Ширяево, где находится филиал Художественного музея и происходит ряд востребованных культурных событий

Какие локальные особенности выбивают вас из рабочего ритма? 

Меня мало что может выбить из рабочего ритма. Конечно, есть свои сложности. Например, раньше я никогда не сталкивалась с организацией труда как чиновник. Быть должностным лицом непросто, особенно с моим характером и темпераментом. Но здесь много поддержки от коллег, сообщества. Надеюсь, вместе мы сможем все.

Что вас более всего вдохновляет?

Хорошие культурные проекты. Меня сейчас часто зовут на спектакли, открытия выставок, отчетные концерты в школы искусств, и когда я ловлю себя на том, что смотрю их как зритель, получая удовольствие, - это очень вдохновляет. А когда можешь поддержать те или иные проекты – это как раз то, ради чего должно существовать министерство. Чтобы из общего «котла» выстреливали интересные вещи. Но это возможно только благодаря системному подходу. Интересное может появиться, когда есть кипение, движение, бурление.

Команда, с которой вы сейчас работаете - нашлись точки соприкосновения?

Да, конечно. Команда прежняя, все сотрудники – профессионалы своего дела. Сменилось буквально несколько человек. Я рассчитываю удержать тот темп, который был, и нарастить его и по национальным проектам, и по стройкам, и по работе с различными структурами, и с грантовыми системами. Что касается творческих людей, вы знаете о назначении Андрея Кочеткова на должность руководителя музея Алабина. С одной стороны, это положительное решение, с другой стороны, мы понимаем, что это – вызов. Но у него и сотрудников музея есть задор, азарт, надеюсь, они справятся с поставленными перед ними непростыми задачами. 

Время первых оценок позади. Насколько ваши представления о задачах на посту министра совпали с реальностью?

Совпали, хотя все оказалось сложнее, чем я думала, но интереснее. Задача министерства в глобальном смысле – повысить общий уровень качества того, что мы делаем, и вовлечь больше людей в культурное пространство. Мероприятий много, мероприятия классные и интерес к ним есть, но посетителей, как правило, меньше, чем хотелось бы. Значит, где-то идет сбой, и нам нужно с этим разобраться.

Это способ вернуть молодежь из гаджетов в культуру?

Культура может быть и в гаджетах. Я в этом смысле не считаю, что они вредят. Это просто инструмент. Важно привлечь людей, сделать для них посещение выставок и спектаклей и перформансов любимым способом досуга, саморазвития, стилем жизни, просто привычкой. Надеюсь, нам это удастся, для достижения этой цели мы планируем ряд больших интересных проектов.

Следите за нашими новостями в Telegram
Ваш город
Самара?
Выберите проект: