• Город
  • Портреты
  • До 30: молодые и перспективные жители Самары

30 до 30: саунд-продюссер и куратор Дмитрий Крылов о взаимодействии современной музыки и музейных пространств

Дмитрий Крылов, молодой саунд-продюссер, участник лейбла Last Label on Earth и дизайнер, стал сотрудником галереи «Виктория». Здесь он стал куратором «Недели современной музыки», где были диджей-сеты, лайвы, лекции, кинопоказы и саунд-инсталляция. Ее участниками стали андеграундные музыканты от Берлина до Москвы. Нам Дмитрий Крылов рассказал о том, как соединяются современное музыка, музейные пространства и кураторство.

Как стал заниматься музыкой?

Как и многое в своей жизни — я начал делать музыку из любопытства. Первые попытки были еще в начале 2010-х, тогда я делал хип-хоп биты, но в 2015 году занялся более серьезно, делая звуковые коллажи, вдохновившись творчеством групп Broadcast & The Focus Group и музыкантом Уильямом Басински. И если раньше я просто копался в программах ради забавы, но именно в 2015-2016 годы уже начал серьезнее их осваивать и делать более концептуальные вещи.

Как нашел собственный звук?

Дело в том, что я его так и не нашел. Стилистически я постоянно делаю отклонения, не особо опираюсь на жанры, часто экспериментирую, поэтому собственного звука как такого нет. В последнее время я решил ограничить себя в наборе инструментов для написания треков, возможно, благодаря сужению возможностей и намеренным ограничениям получится найти свой «звук».
 


Наверно, моветон задавать такие вопросы, но все же: о чем твоя музыка?

Учитывая, что я делаю не популярную музыку как таковую и в ней зачастую нет вокала, то тяжелее считать, о чем она. В основном посыл и настроение сильно отличаются от проекта к проекту и от альбома к альбому. Почти в каждом есть определенный концепт, который стараюсь выразить, но он достаточно прозрачный, чтобы слушать мог самостоятельно свободно интерпретировать.

Есть ощущение, что электронная музыка, как и в целом современное концептуальное искусство, непонятно большинству? Нужно, чтобы ее понимать контекст? Потому что с современным искусством это часто именно так.

Электронная музыка понятие широкое. Есть как и более мейнстримовые жанры, так и более андерграундные. Например, хаус или дабстеп понятны большинству, они есть в рекламах, фильмах и так далее, а глитч или электроакустическая музыка – вещь на любителя. Контекст всегда имеет вес, но в некоторых случаях он очень важен. Но на самом деле это все дело вкуса в первую очередь, если тебе по определению не нравится, что ты слышишь, или у тебя нет интереса к этому – то контекст не спасет.

Почему пошел в галерею «Виктория»?

Меня хотели взять в «Викторию» еще в 2018 году, но на тот момент я хотел переехать в Санкт-Петербург, поэтому не стал обнадеживать ребят. В итоге я вернулся обратно, устроился в ресторанный холдинг, и вот спустя два года после первого предложения о работе, когда открылась площадка Victoria Underground, меня позвали еще раз.


Почему решил соединить музыку и кураторство?

Все было максимально просто: Настя Альбокринова, куратор галереи «Виктория», предложила мне быть куратором «Недели современной музыки», я согласился. Но на самом деле всегда хотел получить подобный опыт проведения музыкальных мероприятий, но не было нужной площадки или бюджета.

Куратор «Недели современной музыки» — насколько это похоже на работу организатора концертов и что в ней от искусства?

По сути проведение «Недели современной музыки» и являлась работой по организации концертов — у тебя есть определенный бюджет, временные рамки, площадка. Отталкиваясь от этого, надо придумать программу, как развлекательную, так и образовательную. В этот раз, к сожалению, из-за коронавируса и бюджетных ограничений, с образовательной частью пришлось туго. От искусства тут скорее искусство уложиться в заданные рамки. А вообще, например, была саунд-инсталляция самарского художника Никиты Кожевникова.

Что музейные пространства могут дать музыке?

Они уже дают, и дают достаточно давно, как минимум саунд-инсталляции никто не отменял. Также музей как место для просвещения может дать то, что музыку и звук можно освещать в неожиданных для большинства людей форматах и формах.

В «Виктории» теперь будет больше музыки?

Надеюсь, что да, но по большей части это не от меня зависит. Лучше спросить читателей: «Хотите ли вы больше музыки в “Виктории”»? Если ответ «да», то я сделаю все возможное для этого.

Какие проекты планируешь?

Предыдущий год научил не планировать все на длительный срок, однако есть несколько крупных проектов на лето. Правда оглашать я их не буду, так как боюсь, что мои фантазии и планирование могут обрушиться буквально обо что угодно в наше ковидное время. Также параллельно, не торопясь, делаю собственный альбом и ЕР вместе со своим другом Кириллом, с которым мы вместе состоим в группе Distorted Blur.

Дизайн для тебя — ремесло или творчество?

Дизайн по определению нечто среднее между ремеслом и творчеством, и для меня все ровно так и есть.

Кто ты сам для себя: куратор, музыкант, художник?

Сам для себя я человек, которому интересно все вокруг, поэтому тяжело, да и если честно, то не хочется, ограничивать себя как-то и вешать ярлыки.

 

Текст: Талгат Мусагалиев.

Фото: архив Дмитрия Крылова.

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты