• Город
  • Портреты
Портреты

Фотограф Наталья Маслова: «Самарский характер – не сразу раскрывающийся, приветливый, но с хитринкой»

Текст: Андрей Кочетков

Фото: Наталья Маслова


Самарчанка минимум в четвертом поколении Наталья Маслова обошла с зеркалкой всю старую Самару, сфотографировав почти каждый исторический дом, а также стала волонтером вновь стартовавшего фестиваля восстановления исторической среды «Том Сойер Фест».

 

Где жили ваши предки в Самаре?

Первый обнаруженный мной дом был на набережной Волги. Там сейчас стоит новый дом. Меня после рождения принесли в старую коммуналку в районе площади Революции. Но своей малой родиной я считаю угол Садовой и Вилоновской, напротив высотки «Трансгруза», куда мы переехали, когда я была в более-менее в сознательном возрасте. Когда мне было шестнадцать, отцу дали квартиру на Волжском проспекте. Там я уже закончила институт. По распределению переехала в Тольятти. Сейчас тоже живу в старой части города на углу Венцека и Самарской, чему очень рада. 

Какое в детстве было ваше любимое место в старом городе?

В моем детстве считалось, что старый город начинался за улицами Льва Толстого или Красноармейской. Так и говорили: «Пойду в город». В те времена, проходя мимо всей этой красоты, я ее просто не замечала. Меня водили гулять на площадь Революции, на эти скатывающиеся к Волге улочки. И только когда я сорок лет прожила в Автозаводском районе Тольятти, где все огромное, просторное и новое, я поняла прелесть старых городов. Вообще мне всегда нравилась и сейчас нравится улица Садовая. Точнее то, что от нее осталось. Это примерно от Вилоновской до реки Самара. Я училась в школе №25, которая располагалась в знаменитом здании Нуйчева со слонами и бабочками. Очень много красивого было по дороге в школу и обратно.

После института вы переехали в Тольятти и встретили там своего мужа?

Встретила я его не в Тольятти, а в районе Мастрюковских озер на осеннем слете. Оба мы тогда сильно увлекались туризмом. Я уже работала на автозаводе, а он – на КГС (Куйбышевгидрострой - прим.ред.). Была хорошая туристская компания: мы много лет ходили в походы, в горные походы.

Как по вашему силы Самары и Тольятти повлияли на существование Грушинского фестиваля и как фестиваль повлиял на города?

В то время финансовое положение автозавода дало много сил Грушинскому. Конечно, это был самарский фестиваль. Мы ждали его целый год. А для нас обычный поход выходного дня - это было 30-40 километров по Жигулям. Поэтому нельзя сказать, что Грушинский являлся каким-то уникальным выездом на природу. Это был просто еще один сбор единомышленников – песенное собрание. А еще большой популярностью пользовались осенние итоговые турслеты.

 

 

Вернувшись в Самару из Тольятти вы занялись фотографированием старых домов. Почему?

Фотографировать я начала в 12 лет, когда папа отдал мне старый немецкий фотоаппарат Balda. С той поры я умею фотографировать. А со старым городом как-то получилось само собой. Гуляла с внуками. Сначала с одной, потом с другими. Начала что-то замечать, заглядывать во дворы. Какое-то время даже работала на сайте «Все дома России». Это помогло мне научиться систематизировать фотографии, четко записывать что, где и когда было снято, потому что все забывается. Когда я поняла, что историческая среда уходит с бешенной скоростью, тут остается только бегать и фотографировать.

И во дворах вы тоже снимали?

Дворы – это моя любовь. Я поняла, что это отдельная поэма. У нас по дворам можно делать экскурсии. Заходишь туда и никогда не знаешь, что тебя ждет. В хорошем смысле этих слов. Наши дворы уникальны. Двор – это мир. Маленький замкнутый мир людей. Хороший, интересный, тихий, домашний, чего сейчас нет в этих громадных зданиях.   

Вы же не только фотографируете, но и разговариваете с жителями…

Да, часто разговариваю. Одно дело, когда во двор вваливается экскурсионная группа из молодых, красивых, горластых – жителям может это не нравится. А тут заходит женщина той же возрастной категории, и меня часто дома приглашают посмотреть внутри, чаем поят, пирожками угощают. Вообще у нас народ радушный. Маргиналы всюду бывают. И они не всегда злобные. А так народ в старом городе, как правило, любит место, где живет. Даже там, где жилье достаточно ветхое, часто бывает чисто, выращивают цветочки.       

Какой он самарский характер?

Может быть, не сразу раскрывающийся, в целом, радушный. Приветливый, но к человеку сначала присматриваются: стоит ли ему доверять и иметь с ним дело. С хитринкой. Самара - город многонациональный. Накладывается и этот фактор при общении.

Что больше всего изменилось в Самаре с тех пор, как вы уехали отсюда в 1968 году?

Старая Самара умирает. Отвлекусь немного на производственную тематику, во мне инженер говорит. Когда мы начинали работать на автозаводе, работы велись по увеличению срока службы изделий. Это и цинкование кузовов, и нанесение грунта, и фосфатирование. Все это делалось для того, чтобы автомобиль служил долго. Также было и с другими вещами. Потом тенденция изменилась. С потребительским бумом все должно быть одноразовое, быстросменяемое. Это же сказывается и на городе. Весь старый город облеплен объявлениями о сносе. Я считаю, что это в принципе неверно. Но строительному бизнесу нужны новые площадки, чтобы возводить коробки, земля давно поделена. Это тоже подход одноразового использования. Он, наверное, когда-нибудь кончится и люди поймут, что так действовать нельзя. Но пока это, к сожалению, именно так.


Вместе с супругом Юрием Наталья занималась организацией «Чайханы» на Грушинском фестивале, которая собирала людей со всех концов страны. Немалая часть старого города на «Всех домах России» – это работа Натальи.
Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
СМР. Собака.ru – июль-август 2020

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Самара?
Выберите проект: