• Город
  • Портреты
Портреты

Худрук САТОБ Евгений Хохлов: «Нам нужно что-то предложить зрителям, чтобы их задело за живое»

Поделиться:

Главный дирижер Самарского академического театра оперы и балета стал новым художественным руководителем и продолжит на новой должности свою программу развития.

С чего начался ваш путь в профессии?

Можно сказать, что мой путь был предопределен. Мой папа, дирижер, народный артист России, тридцать пять лет возглавляет крупнейший оркестр русских народных инструментов. В детстве, довольно рано, он привел меня в музыкальную школу. Дома почти каждый воскресный день начинался с того, что мы завтракали и слушали пластинки. Интерес к музыке никогда не угасал, но, когда пришла пора поступать в консерваторию, я засомневался, что это не мой выбор, что я не уверен, хочу ли быть профессиональным музыкантом. Тогда я поступил на исторический факультет, но вскоре понял, что я не историк – не тот человек, который из института идет в архив искать первоисточники. Хотя в музыке я был именно такой, все время пытался докопаться, если дома не было какой-то записи, я уходил в библиотеку в отделение фонотеки. Тогда я начал совмещать университет и подготовку к поступлению в консерваторию, в которую в дальнейшем поступил. В тот момент я сделал очень осознанный выбор, я понял, что хочу быть музыкантом и больше никем.

За годы вашей работы в САТОБ какой проект стал самым значимым для вас?

Не могу сказать ни об одном проекте, что я от начала и до конца им доволен. Задачи, которые ставлю перед собой, они все завышены. Во-первых, у меня пока не было больших возможностей ставить здесь крупные оперные спектакли. Во-вторых, когда у меня появилась возможность как дирижера это сделать, не было средств, но было огромное желание заниматься с труппой и ставить спектакли не такие глобальные и большие, но интересные и любимые мной и артистами. За эти годы работы в театре я хорошо узнал возможности наших вокалистов и, как мне кажется, понимаю, какой кому репертуар нужен, поэтому появились оперы «Богема» и «Джанни Скикки», более серьезный спектакль «Любовь к трем апельсинам». Сейчас будет «Бал маскарад» – это серьезная веха и экзамен на зрелость.

Как изменились ваши обязанности в новой должности?

Могу сказать, что везде, где бы я не работал, я всегда был очень увлечен той институцией, куда я попадал. У меня было немного возможностей проявлять свою волю и видение развития театра. Я больше учился у Александра Анисимова и Валерия Гергиева. Наблюдал за тем, что у нас эффективно работает, а что не совсем. Участвовал в жизни театра, будучи одним из винтиков этого сложного механизма. Как только во мне возникла потребность как в руководителе, я просто достал все наблюдения из кармана, потому что у меня появилась возможность претворить их в жизнь. Программа развития не подверглась существенным переработкам. Все можно проследить в моей работе за последние годы: обновление оперной и балетной труппы, создание молодежной оперной программы, привлечение спонсоров, организация фестивалей и гастролей.

Какие планы на будущее?

До 2022 года наш репертуар уже распланирован. Все талантливые режиссеры, художники-постановщики живут на два-три года вперед. В театре постоянно должны быть премьеры: крупных меньше, маленьких больше. Одно из направлений развития – это гастроли. Мы не можем «вариться в собственном соку». Очень важно, как нас воспринимает серьезная, взыскательная публика, не только российская, но и зарубежная. Мы избалованы тем, что нас любят самарские зрители, на гастролях все по другому – промахи в стиле, неубедительная игра сразу отразятся в рецензии. В роли руководителя мне приходится много раз все перепроверять, вести переговоры, чтобы труппа ездила только на престижные гастроли с проверенными импресарио. По своему опыту знаю, что такое «нерукопожатный» импресарио. Рисковать собой  – это одно дело, а своим коллективом – это совсем другая ответственность.

Есть ли у вас эталон театра в мире?

Как любой петербуржец не может сказать, что он болеет не за «Зенит», так и что его любимый театр не Мариинский. Я в нем вырос, знаю его изнутри как артист хора и как студент, который присутствовал там на разных репетициях. Всегда восхищался работой Валерия Гергиева, художественного руководителя и генерального директора, колоссальные достижения театра пришлись на мое студенчество.

Что вы можете сказать о самарской публике и театральной культуре?

Бесконечно снисходительная, добрая, отзывчивая, глубоко эмоциональная и сопереживающая. Но в то же время для себя мы ставим задачи по повышению общего уровня, чтобы он двигался в сторону более серьезной музыки, чтобы эта аудитория была готова воспринимать язык Шенберга и Берга. С другой стороны, здесь должен быть репертуар, который так любит самарская публика – оперетта. Баланс очень сложный, нельзя перегнуть.

Какие существуют современные тренды в театрах?

Самые популярные направления еще долго будут, те, что мы с вами знаем, такая классика как Шостакович, Бетховен, Прокофьев, оперы Вагнера, Моцарта, Верди, Пуччини. В этом вопросе мы опираемся на эту систему координат. Другой вопрос, в поиске смежных жанров, учитывая, что есть спрос на необычные спектакли.

Мы, как секта, заинтересованы в том, чтобы у нас было много адептов. Чтобы люди вдохновились театральной культурой, чтобы они поняли, что от похода в театр они станут лучше, чище, добрее, смогут отдохнуть и перезагрузиться. Это наша работа, но зрители для этого должны к нам прийти, а чтобы это случилось, нужно что-то предложить, чтобы их задело за живое.

Текст: Лали Майсурадзе.

Фото: Даниил Рабовский.

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
СМР. Собака.ru - февраль 2020
Ваш город
Самара?
Выберите проект: