• Красота
  • Красота
Красота

Доктор Антон Епифанов: «Пациент должен задавать вопросы»

Поделиться:

Медицина - сфера, где попасться на крючок рекламы или громких имен, не подкрепленных делом, особенно опасно. Но доктор Епифанов, к счастью, тот случай, когда популярность - это закономерный результат его успешной работы с пациентами. 

На чем вы специализируетесь? Насколько корректно народное наименование вас как остеопата?

Когда я заканчивал вуз, получил сертификат невролога, потом мануального терапевта. Я далеко не приверженец альтернативных методов, а остеопатия – это все же область парамедицины. Отличие от традиционного метода в диагностическом подходе: медики в основном опираются на инструментальную диагностику, биохимические маркеры, остеопат же – только на свои чувства. Но насколько это надежно, если у 10 людей будет 10 мнений, а значит, 10 методов коррекции?

С другой стороны, когда к нам только пришло это западное течение, ему обучались люди с богатым медицинским прошлым. Эта тема для меня наболевшая, ведь пациент, идя к остеопатам, будет считать, что посетил медика и получил помощь. А в таком методе работы нет настороженности к возможным сердечно-сосудистым заболеваниям и онкологии. Все же необходим первичный фильтр – качественная диагностика.

Популярность остеопатии основана на мнении, что все проблемы взаимосвязаны и что, грубо говоря, можно вылечить почки, вправив позвоночник. Так ли это?

Я считаю, что это совсем некорректно. В теле есть связи на уровне «мозг – нервная система   эндокринная система», и этот треугольник действительно работает: гормоны влияют на работу мозга, а мозг связан с иммунной системой, он влияет на яркость заболевания, на силу воспалительных явлений. Но механическая концепция – «сместилась челюсть, и пошли проблемы во всем теле» - это упрощение, которым удобно убедить несведущего человека. Ведь если я скажу: от перекошенных стоп сместился таз – вам это будет понятно. А как объяснить изменение рецепторного аппарата в клетках? И врач, который что-то мудреное объясняет, вызывает отторжение, так что проще и понятнее принять ту информацию, которую выдают на потребу дня.

А как рядовому пациенту отличить инфоцыгана от квалифицированного специалиста?

Вопрос непростой, я врач, но будучи в роли пациента тоже не всегда иной раз могу понять точно. Но есть такие тонкие вещи, казалось бы, неожиданные. Недавно я был в стоматологии пациентом и увидел систему вентиляции неожиданно качественную, это явно не первостепенная статья расходов – СанПИН позволяет просто проветривать помещение. Я спросил у хозяина, зачем такие сложности, и был впечатлен ответом: «Мы создаем пространство, удобное для обучения и постоянного пребывания сотрудников». Такой человек не будет заниматься впариванием, он строит стратегию на долгую перспективу, хочет, чтобы его врачи гремели!

В целом, хороший специалист опирается на диагностику. В сфере ортопедии это МРТ, причем смотреть его нужно самому, а не слепо доверяя описанию. А пациенту стоит помнить про принцип «доверяй, но проверяй». Он должен задавать вопросы: почему именно эти упражнения, почему это лекарство, и если врач не в состоянии ответить полно, то у него просто шаблон, по которому он отрабатывает умный вид.

А важно ли, чтобы у человека была вся стена в дипломах, или квалификация раскрывается иначе?

Я не смотрел бы на количество сертификатов. Много лекторов, которые не занимаются лечением людей, а только преподают. И вопрос, насколько актуальную информацию они могут передать, а практика и теоретика на семинаре видно за версту. Врачу гораздо важнее читать медицинские издания с важным impact-фактором, которые не позволят себе опубликовать непроверенную информацию.

Ваши требования к своей команде при таком подходе должны быть довольно высокими.

Да, и кадровый вопрос всегда основной. Дело ведь не в ремонте за несколько миллионов. Мы выбираем так: нам нельзя, чтобы человек был заложником собственного долгого опыта, если в 50 лет он не может отказаться от привычных сценариев и не готов учиться. Не подходят и совсем молодые: для успешной практики нужна определенная насмотренность. Важна и лояльность, открытость к нашему методу, мы смотрим на заболевания позвоночника с точки зрения иммунологии.

Слева направо: Антон Епифанов, Владимир Лазарев, Павел Платонов

Что это значит?

Когда появился рентген, проблемы костей связывали только с их расположением. Дальше появился МРТ, и внимание сместилось на диски, оболочки суставов, корешки, а концепция «смещения позвонков» ушла в прошлое. Сейчас Россия выигрывает у всего мира в возможностях проведения МРТ: у нас это исследование стоит 3 000 рублей, в Европе – 30 000, а в США – уже 120 000, при аналогичном качестве. И западным страховым компаниям невыгодно проводить много дорогих процедур, а вот мы можем копить результаты МРТ в большом количестве и отслеживать изменения. Раньше грыжа была приговором, мол, появилась – смирись, а сейчас мы наблюдаем, как она может исчезнуть в одном отделе позвоночника и появиться в другом. Есть понимание, что во главе угла межпозвонковый диск: как только он теряет влагу, растрескивается, сразу появляются боли, грыжи. Скорость этого процесса, в первую очередь, зависит от генетики. Мы наблюдаем за динамикой изменений, сравниваем диск с его же изображением ранних лет, с другими дисками. Терапия направлена не на устранение механического дисбаланса, а на иммунологию.

Здесь тоже нужно объяснение.

Когда выпадает грыжа, она чужеродна для организма, потому что кровь с этими клетками не контактирует и никогда «не видела» таких клеток. Если взять грыжу диска и пересадить ее в другое место, то ее «обнаружат» иммунные клетки, разрушат, и грыжа рассосется. Иммунные клетки бывают в двух состояниях: когда они «удаляют» нарушения и когда они «заклеивают» раны. Наша задача – не мешать им и максимально продлить период, когда клетки избавляются от грыжи. Для этого нужно избегать массажей в острый период, запрещать блокаду некоторыми препаратами. Мы контролируем воспалительный процесс и занимаемся болью и грыжей как двумя параллельными вещами.

Вы употребляете много «мы». Что отличает вашу команду от других врачей?

Первое – у нас нет текучки, мне кажется, это хороший фактор. Оба наши доктора занимаются наукой: один кандидат медицинских наук, второй в процессе защиты. У них базовое медицинское образование и небольшой, но достаточный императивный опыт. И поскольку мы нацелены на одну патологию (70% - это грыжи), то у нас огромная насмотренность в этой сфере. Врач, по-хорошему, должен заниматься одним и тем же. Если врач лечит все от головной боли до геморроя - это должно насторожить. Тенденции меняются очень стремительно, и следить за всем, значит, ни за чем. Например, меня просят показать массаж при сколиозе. Я учился ему 15 лет назад и делал его, но я понимаю, что лучше найти человека, который постоянно в теме, чтобы не наврать.

Может ли это быть универсальная рекомендация по здоровью для всех?

Только про образ жизни. Если занимаемся физнагрузками больше 10 часов в неделю - это много, если совсем не двигаемся – тоже плохо. Не больше шести часов в неделю разнообразных занятий и ходьба – вот что показано, пожалуй, всем. Люди думают о плохой осанке, но лучше много ходить с кривой спиной, чем подолгу сидеть с прямой. Здоровое тренированное тело не требует сводить лопатки и тянуть макушку, оно само примет правильное положение.

А уместны ли рекомендации по ментальному здоровью?

Физнагрузки – это и про ментальное в том числе: 80% наших нейронов связаны с движением, и как они будут работать, если мы мало двигаемся? Еще сон действительно важен. Наша парадигма сегодня: «меньше сплю – больше успею», а сон – это единственный момент, когда мозг избавляется от продуктов обмена. Память, мышление становится лучше. Необходимо поставить себе задачу: хотя бы три раза в неделю подряд не меньше восьми часов. Питание тоже важно. Не нужно переходить исключительно на паровую пищу, например, если к этому нет показаний. Потому что потом один поход с ребенком в «Макдональдс» вызовет обострение панкреатита. А вот не есть мусор (майонез, чипсы, колбаски) – всегда полезно. И самое главное, нужно оставаться критичным ко всему, что вам пытаются навязать с категоричностью.

«Центр вертебрологии Епифанова» при МЦ «Наука»

пр. Ленина, 5, тел. 8 (917) 145-2970 doctorepifanov.ru, epifanovclinic.ru

@doctorepifanov

В л а д и м и р  Л а з а р е в, травматолог-ортопед:

Есть расхожий стереотип, что Епифанов – остеопат, но это совсем некорректно. Остеопатия относится к числу так называемых парамедицинских областей, подход же нашей клиники сугубо научный. Более того, все наши сотрудники занимаются научными исследованиями, так что помощь, которую мы можем оказать, основывается на качественном обсле- довании и профессиональном анализе.

Помимо профессиональных качеств, какие ваши личные черты объединяют команду?

П а в е л  П л а т о н о в, травматолог-ортопед, мануальный терапевт:

У нас нет кабинетной системы, где каждый закрыт в своих делах и почти не пересекается с другими. Нас объединяет цель. Нет такого, что пациент Епифанова – это только его, а Лазарева – только его. Даже медсестра знает, от чего мы лечим пациента. Наше главное качество – умение играть в команде, и эта «сыгранность» позволяет достигать хороших результатов.

Текст: Екатерина Мокшанкина

Фото: Анастасия Завалкевич

Следите за нашими новостями в Telegram
Материал из номера:
СМР. Собака.ru – декабрь 2020 – январь 2021
Ваш город
Самара?
Выберите проект: