Знакомьтесь — поэтесса Сола Монова c миллионной аудиторией в Instagram

Сола Монова подобна Данко для утративших веру в любовь — философскую лирику примиряет с матом, а разбитые сердца с новой реальностью. В Петербурге писательница представила интерактивный спектакль «Чужая женщина», состоящий из симбиоза лирики, сарказма, живой музыки и видеопроекций. После концерта в Театре ЛДМ «Собака.ru» расспросила инстаграм-поэта с миллионной аудиторией об учебе в Голливуде, отношениях с «цехом» и границе между сценой и жизнью.

О жизни во Владивостоке

Там я закончила два института: сначала поступила на «Информационные системы», а через 2 года начала параллельно учиться на режиссера. Работала на региональных каналах, а перед отъездом в Москву — уже главным режиссером частной телестудии.

Помимо гонораров были сертификаты в лучшие рестораны, куда я приходила и просто расписывалась, в лучшие салоны красоты, буквально с неба сыпалась брендовая одежда, обувь. Но я, конечно, принимала это как данность. Когда переехала в Москву, осознала, насколько это дорого и теперь уже недоступно: во Владивостоке жила в трехкомнатной квартире с видом на море, а в Москве однокомнатная вдвое дороже. Тогда я поселилась в общежитии ВГИКа. Опытные студенты объяснили, что Рената Литвинова, когда училась на сценарном, ходила по тем же коридорам с бокалом вина, поэтому будет весело! И это меня убедило.

О переезде в Москву

Однажды я брала интервью у ребят, которые сняли во Владивостоке кино. Они то ли машину продали, то ли свинью-копилку разбили, но нашли деньги, артистов с горящими глазами, из детской коляски соорудили тележку с рельсами. И меня так это вдохновило! Зашла на сайт ВГИКа и поняла, что я тут прозябаю, занимаюсь какой-то коммерцией.

И тут я решила все бросить и уехать учиться во ВГИК, потому что это моя отдельная болезнь — начинать жизнь сначала (смеется). Но было приятно, когда меня спрашивали «На каком вы курсе?», я отвечала «На первом!», а мне было 27. Одним словом — омолодилась.

 

 

Об учебе во ВГИКе

На режиссерском факультете практически нет только выпустившихся со школы. В моей группе таких было трое и один их них Егорушка Баранов, который сейчас снял «Гоголя». Он был энергичен и бесстрашен. Всегда пробовал и никогда не ленился.

В студенчестве любила монтировать: иногда одногруппники приносили по 8 часов документального материала, а я умудрялась сделать из этого 15 минут без существенных потерь.  


В моей группе таких было трое и один из них Егорушка Баранов, который сейчас снял «Гоголя». 

Об учебе в Голливуде

Мы совместили два в одном: моя дочь поехала учить язык, я — в Warner Brothers. Это не закрытая программа, огромное количество американских студентов ее проходят. В основном, чтобы понять, хотят они учиться в киновузе или нет. В Америке все образование платное и дорогое. Не как у нас: мама сказала куда поступать, ты выпустился и забросил. Все-таки, когда образование стоит полмиллиона долларов, будущий студент должен подумать над выбором.  

 

 

О спектакле в Петербурге

Были музыканты, с которыми мы уже сработались в Москве и даже немного погастролировали, сарказм и лирика. Причем мне кажется, что в этом сезоне лирики будет больше. Я всегда считала, что мой конек — едкий циничный юмор на грани фола, а пару серьезных произведений нужно вставить для мам, которые пришли с читательницами. Сейчас ситуация изменилась: аудитория стала охотно слушать философскую лирику. Семейные темы тоже любят — про развод или детей. Наверно аудитория растет, на концерте в Питере в этот раз собралось больше тысячи зрителей!

О лирической героине

Боль — шикарный материал для поэзии. В детстве мой преподаватель в художественной школе говорил: «Живопись — это не фотография. Вы должны взять то, что вы видите и добавить туда себя. А еще что-нибудь выдумать». Любое произведение состоит из реальности, вымысла и гражданской позиции автора — это по Станиславскому, я ведь режиссер. И в моих стихах наполовину я, наполовину лирическая героиня.  

О вдохновении

Вдохновение черпаю в людях. Я как Тригорин из чеховской «Чайки», который все записывал в книжечку. Кто-нибудь сказал интересную фразу, я сразу открываю заметки. У меня есть сборник таких цитат, что если кто-нибудь взломает мой телефон, подумает, что он принадлежит сумасшедшему! И только я знаю, для чего это хранится.

Также и темы, я пытаюсь их везде разыскать. Буквально вчера написала одной моей подруге: «Ты не обидишься на меня, если я напишу о тебе стихи?». Она говорит: «Конечно не обижусь, ты же уже написала обо мне целую книгу!».

О смене профессии

Я думаю, что уже нащупала новую дорожку — у меня смешные рассказы получаются. Выложила в Instagram историю о сбежавшем хомяке и получила 4 тысячи комментариев! К тому же прозу писать проще: как-то рифму к слову «кокаин» я искала месяц! Так и не нашла, пришлось заменить на «порошок».

Хорошее литературное произведение от плохого отличается только одним: в хорошем зрители или читатели воспринимают персонажей как живых людей. Как только они начинают сопереживать, считай, писатель хорошо поработал, ухватил зерно характера, насытил рассказ жизнеспособными деталями.


Думаю, если закрутить роман с Есениным, можно так хлебнуть горя!

О фаворитах среди коллег

Ахматова! После смерти скажу ей при встрече «Аня! Мне так нравились ваши стихи!». Я предпочитаю любить классиков. Те, кто умер, уже не разочаруют. Думаю, если закрутить роман с Есениным, можно так хлебнуть горя! И меня после смерти меня будут любить больше, если я хорошо поработаю при жизни.

Фото: Анна Мун, Кристина Мартин Гарсиа, Александра Павлющенко

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также