Ольга Турчак: «На обед я точно так же, как все, могу съесть "Доширак"»

В 18 лет студентка Института сценических искусств, дочь губернатора Псковской области Андрея Турчака, уже сыграла свою первую роль в кино в фильме Дмитрия Месхиева и выходит на сцену Учебного театра в роли Греты Гарбо.

  • На Ольге Турчак: топ и бомбер Nicopanda (Au Pont Rouge), юбка Pinko (Pinko)

О себе

Все детство я ходила во все возможные кружки, но везде мне было скучно. А в четырнадцать лет попала в детскую студию актерского мастерства «Театр-Класс» на Фонтанке — и моментально поняла, что это мое. Когда я была в девятом классе, мой педагог из этой студии Сергей Дмитриевич Бызгу набирал курс в Театральной академии (ныне Российский институт сценических искусств. — Прим. ред.). Я мечтала быть студенткой только у него — в творческом вузе ты должен заниматься у того мастера, с которым у тебя есть психологическая совместимость, лишь в этом случае будет результат. И я добилась своего: прошла в вуз по конкурсу и поставила родителей перед фактом, что перевожусь в своей школе «Альма Матер» на экстернат. Год я была вольным слушателем в Театральной академии: в школу ходила к восьми утра, до всех пар, к девяти тридцати отправлялась на Моховую слушать лекции, а затем с двух и до одиннадцати вечера заниматься мастерством, танцами, сценическими речью и движением, физкультурой, фехтованием — все эти дисциплины нельзя пропускать, иначе просто не имеет смысла учиться. Одновременно с первой и со второй сессиями сдавала экзамены за десятый и одиннадцатый классы. В итоге минувшей осенью меня официально приняли в Академию сразу на второй курс.

О кино и театре

Прошлым летом я снималась у Дмитрия Месхиева в мини-сериале «Стена» о многомесячной осаде Смоленска поляками в XVII веке. Это был мой первый фильм, первая в жизни сцена в кино, и заключалась она в том, что поляки тащат мою героиню из родного дома насиловать. Следом бегут родители, которых оккупанты у нее на глазах убивают. А затем появляется прекрасный принц, который ее спасает. И вот это все мне нужно было сыграть. Конечно, это было сложно и морально, и профессионально, но Дмитрий Дмитриевич тот режиссер, который может тебе помочь, спокойно объяснив твою задачу. Обычно в Академии спектакли для Учебного театра создаются только на четвертом курсе. Но наш мастер хочет сделать много постановок, чтобы каждый студент смог сыграть главную роль — ведь только так ты сможешь научиться держать зал. В пластическом спектакле без слов «Немое кино» мы признаемся в любви к Чарли Чаплину, Бастеру Китону, Гарольду Ллойду и всей эпохе детства кинематографа. Мы сочинили его сами и обожаем это попурри из сценических мини-фильмов, связанных одной ниточкой. Я играю в нем, как и все, сразу несколько ролей: Грету Гарбо в сцене из фильма «Дьявол и плоть», бабушку в кинотеатре, девушку, которая приводит своего парня знакомиться к родителям. Мы сами перегримировываемся для новой роли и быстро переодеваемся — ты снимаешь шикарное белое платье и наряжаешься в черный костюмчик, бежишь на другую сторону сцены, чтоб выйти уже в образе сгорбленной старушки. Я не знаю, что может быть интереснее этого в жизни.

Об окружении

Мои сокурсники живут очень скромно, и когда у меня выдается перерыв на обед между занятиями и репетициями, я точно так же, как все, могу съесть «Доширак» — когда в жизни есть цель, все материальное отходит на второй план. Я хожу пешком, хотя у большинства моих бывших одноклассников сегодня уже есть красивые машины, у многих с личным водителем. В июле Академия была уже закрыта на каникулы, и Сергей Дмитриевич отвез весь наш курс заниматься в Зеленогорск на недостроенную дачу своего друга без горячей воды, где каждое утро я вставала, открывала окно, слушала Бориса Гребенщикова в своем телефоне и готовила кашу на двадцать пять человек. И это было самое прекрасное лето в моей жизни! Мой молодой человек тоже учится в Академии, он не оканчивал частную школу, в августе везет меня к своим бабушке и дедушке в Молдавию, и я очень счастлива с ним.
Да, мои прекрасные родители меня обеспечивают, но я понимаю, что деньги — это всего лишь деньги. Они помогают распахнуть разные двери, но почему-то мне сейчас интереснее всего те, которые открываются без денежных знаков. Я живу жизнью, в которой нет богатства, но зато душа растет. У творческих людей мне есть о чем спросить, с ними хочется сидеть и разговаривать до пяти утра, почему-то именно в этой среде мне комфортно, я раскрываюсь. И я понимаю, что после окончания Академии не буду зарабатывать очень много в театре, но оглядываюсь вокруг и вижу, что нашла дело, которым хочу заниматься, — уф, можно выдохнуть, одна задача в жизни выполнена. Теперь надо очень много работать, чтобы чего-то добиться.

О будущем

Во всех публичных профессиях, таких как моя, скрывается возможность помогать людям — ведь к известному человеку прислушиваются, и ты можешь отдавать в мир что-то хорошее. Если у меня и есть желание создать себе имя, то именно для этого. Я не из тех людей, которые говорят: «Только Петербург». Понимаю, что Москва в нашей профессии — город возможностей. Но здесь и сейчас в Академии я могу получить такую базу, которую не найду нигде, даже в Голливуде. Сейчас между походом на пробы в кино и учебой я выбираю учебу — мне нужно прежде всего взять то, что я смогу затем использовать. Да, в нашей профессии ты должен быть ярким и отличаться от остальных, но театр — это в первую очередь общение, командная игра, и поэтому чрезвычайно важно, какой ты человек.

текст: Виталий Котов, Наталья Наговицына
стиль: Роман Кянджалиев

andrey,
Комментарии

Наши проекты