Пол Смит

Лондонский дизайнер подарил своей стране новый модный национальный символ, дополнив ряд из автомобиля Mini, твидового костюма и мини-юбки фирменными разноцветными полосками. Видимо, именно за это королева Елизавета II пожаловала ему в 2001 году титул сэра. В рамках London Fashion Days, организованных журналом Elle, состоялся показ коллекции Paul Smith осень-зима  2008/2009, которую представил сам модельер.

В одном из интервью десять лет назад вы сказали, что освоение российского рынка не входит в ваши планы. Сегодня монобрендовые бутики Paul Smith есть в Москве и Петербурге. Что изменилось с тех пор?

О, я действительно так сказал? Интересно! Дело в том, что тогда я ничего не знал о России. За границей всегда нужны партнеры, которые могли бы управлять, – я не был в то время знаком с компанией Bosco di Ciliegi. Теперь моя мечта осуществилась.

Это действительно было вашей мечтой или вы приукрашиваете?

Нет, правда! Я люблю Россию, а Петербург – особенно. В этот раз я сделал немало фотографий городских зданий, которые совершенно фантастичны по колористике, возможно, они вдохновят меня на цвета нового сезона. Однажды у меня был подобный опыт: я восхищаюсь работами русских авангардистов, поэтому несколько лет назад создал коллекцию в стиле художника и фотографа Александра Родченко, чьи произведения меня совершенно потрясли. Что касается бизнеса, знаете, когда живешь в другой стране, довольно трудно оценить шансы на успех, возможности и то, как будет восприниматься твое творчество: все-таки существует разница менталитетов. Я был поражен, каким успехом пользуются в России мои вещи.

Cейчас у вас множество бутиков по всему миру, а каким был самый первый лондонский магазин, открытый в 1970 году?

Это был маленький-премаленький магазинчик в Ноттингеме, который работал только по пятницам и субботам. Я думаю, именно поэтому он и стал успешным: мой стиль оставался индивидуальным и востребованным. С понедельника по четверг я мог подрабатывать, но в дни работы магазина я был там с утра до вечера. Мне кажется, это отличный вариант для молодых дизайнеров: если вам необходимы деньги, чтобы заниматься творчеством, не ищите компромиссов в том, что создаете, зарабатывайте чем-то другим и сохраняйте свой стиль чистым, выделив время только для творчества.

Похоже, что это типично для британских звезд дизайна – начать дело с маленького магазина и вырастить его до мировой компании. Ведь именно так когда-то развивалась и карьера Вивьен Вествуд.

Точно, мы и открылись в одно и то же время. Несмотря на совершенно разные стили и характеры, мы прошли похожий путь. Я хорошо знаю Вивьен, она замечательный человек. Сегодня разница между нашими компаниями только в том, что Paul Smith – мой бренд и я его финансирую сам, Вивьен же работает с партнерами.

Двенадцать коллекций одежды, парфюмерия, обувь, ковры, товары для дома, велосипеды, книги – при таком количестве занятий вы должны быть как минимум роботом, хотя выглядите очень по-человечески. Вам знакомо чувство усталости?

(Смеется.) Я, наверное, счастливый человек, потому что сам владею своим бизнесом и могу решать, чем мне заниматься, не испытывая никакого давления со стороны. Я работаю по собственным правилам и не обязан делать вещи, которые мне не нравятся, ходить на какие-то встречи только потому, что кто-то финансирует бизнес и нужно согласовывать разные вопросы. Конечно, приходится брать на себя больше ответственности, но людям нравится то, что я делаю, и дела идут хорошо, поэтому я собираюсь продолжать.

Несмотря на то что о полосках вас спрашивают, вероятно, в каждом втором интервью, все равно поинтересуюсь: чьи полоски вам ближе – Марка Ротко, Анри Матисса или авангардистов?

Совершенно точно полоски Ротко, из-за его чувства цвета – утонченного, фантастического. Матисс, безусловно, тоже мастер цвета, но основного, спектрального. А Ротко использует мутные оттенки, обожаю его работы именно за это.

Претерпела ли ваша полоска какую-нибудь эволюцию с момента создания?

Вообще-то, она возникла потому, что в начале своей карьеры я был вынужден покупать ткань традиционных фабрик и выбор стоял между однотонными или полосатыми тканями: голубой, оттенка бургундского вина в сочетании с белым цветом. С развитием компании у меня появилась возможность изготавливать ткани на заказ, и я сделал одну полосатую коллекцию по собственным эскизам, а в следующей использовал цветочный рисунок. После этого клиенты сказали мне, что им очень понравились полоски, их необходимо вернуть и использовать всегда. Так полоска стала своеобразным фирменным знаком марки.

В лондонском Музее дизайна у вас была персональная выставка True Brit. Для российских клиентов вы являетесь символом Англии наряду с Шерлоком Холмсом и Винни-Пухом. Что, по-вашему, сегодня можно назвать стопроцентно английским?

К сожалению, в Англии осталось не так много настоящего. Для меня это хорошие манеры, джентльменство, искусство разговора. Я стараюсь поддерживать традиции в одежде – в крое, форме, узорах.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме