Александр Боровский

Александр Боровский, заведующий отделом новейших течений, Русский музей

Найти достойный книжный шкаф оказалось сложнее, чем найти шкаф, доверху забитый платьями, костюмами и туфлями нужных, обязательных и никуда без них марок. У Александра Давыдовича с книжными шкафами, полками и стеллажами проблем нет. У него в музее таких штук пятьдесят, а дома без малого пятнадцать – из того, что мы видели. Вот этот книжный шкаф Боровский заказал у специальной фирмы «Раритет», они еще прославились изготовлением мобильных стеллажей с электронным управлением и вообще специализируются на музейном оборудовании. Так что на его полках логично разместились и семейные реликвии, и некоторые подарки художников и скульпторов, и фамильная cабля, и собственно книги. Причем все больше словари и справочные издания по искусству – Боровский утверждает, что литературу иного рода читать не в состоянии, и старательно пинает ногой томик Бушкова. Из издательств Боровский предпочитает Harry N.Abrams, лондонский Art Speak и французов вообще. Много томов по военной истории – «Август 1914» Барбары Такман, жизнеописание Франко; рядком выстроилась подборка «Нового литературного обозрения», старое издание «Трех мушкетеров» и маленькая копия японского сада, купленная в магазине MoMA (Museum of Modern Art), для успокоения нервов и гармонизации пространства. Тут же фотографии Макса Пенсона с роскошными спортсменками на параде, фотография с Приговым и Курехиным, фотография дедушек – генералов русской армии, в папахах и полном обмундировании, и скульптурка Гриши Брускина. «Две полки внизу – это все, что я написал. Много. Графоман, – говорит Александр Давыдович. – А вообще, я понял – надо писать русским языком и мемуарно».

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме