Коля Васин

Васин без малого пятьдесят лет известен в городе как главный фанат и знаток творчества The Beatles. Он создал домашний музей группы и живет в нем. А в книге «Рок на русских костях» описал свой удивительный жизненный путь. С 1990 года он уговаривает администрацию и жителей Петербурга возвести храм Любви и Мира в память о своем великом кумире – Джоне Ленноне.

ДА БУДЕТ ХРАМ!

Вы считаете, что Джон Леннон жив?

По моим данным, да. Это тайна, покрытая светом. Все выяснилось только в 1993 году, когда журналист из Daily Mirror напечатал статью: он нашел Джона Леннона на севере Италии, в городе Аланья. Леннон живет почти инкогнито в монастыре под этим городом. Были сделаны фотографии, журналист попытался представить их миру, но их отвергли. Я встречался в США с друзьями Джона, и по моим сведениям выходит, что в декабре 1980 года Джон покинул Нью-Йорк. Сначала он отправился в Северную Ирландию, затем – в Италию, в монастырь. Джон живет в отдельном помещении с роялем, по-прежнему записывает музыку и посылает ее битлам с гонцами. В частности, антология The Beatles, вышедшая в c середине 1990-х, сделана на основе его записей. По каким-то непонятным для меня причинам эта музыка представлена как записанная в конце 1970-х в Дакоте.

В октябре 1970 года Джон прислал вам альбом Live Peace In Toronto со своим автографом. Это удача не только потому, что он выслал его, но и потому, что вам удалось его получить, – ведь это идеологическая диверсия.

Мне повезло, что я услышал The Beatles, что Джон прислал мне пластинку, что я еще жив, что я услышал от Бога послание о строительстве храма Любви и Мира.

Расскажите о храме поподробнее.

Послание о храме я получил в конце 1990 года, когда мы с треском отмечали день рождения Джона в «Юбилейном». Это был сумасшедший концерт. Играли примерно пятнадцать питерских групп. К нам приехал сам Алан Уильямс, первый менеджер The Beatles, который возил их в Гамбург. Это интереснейший человек. Он все время был на сцене и кричал в зал: «John Lennon is here!»

Бог напрямую предложил вам строить храм?

Да. Примерно через месяц после этого тотального праздника храм мне приснился. Я вскочил и нарисовал его, даже не почистив зубы и не выпив кофе. Эта идея преследует меня с тех пор как паранойя.

Чертеж есть?

Да, у нас разработан эскизный проект, есть альбомы, посвященные храму, есть книги с документами о храме, переписка с фанами изо всех уголков мира.

Сколько надо денег?

Денег надо немного: здание 90 метров высотой потребует 60 миллионов долларов, не больше. Для Петербурга это нормальный проект, люди нуждаются в таком храме. Это стало бы эффективным средством продвижения вперед и помогло бы разогнать болото, это был бы аттракцион номер один!

В какой стадии сейчас проект?

В стадии уговаривания человечества. В 1992 году мы открыли офис храма Джона Леннона, на Пушкинской, 10. Вот уже пятнадцать лет мы уговариваем человечество, но, увы, мир жаден, ревнив, завистлив, и денег у нас нет.

Может быть, дело не только в зависти? Может быть, это несколько преждевременно?

Да, конечно, многие равнодушны! Равнодушие – фирменный знак нашего времени. Но ничего, пока жив, я продолжаю это делать.

У храма будет собственно религиозный смысл?

Будет, конечно. Love is God – вот в чем смысл. Любовь есть Бог. All you need is love.

Как должны проходить богослужения?

Богослужения – это христианские объятия, поцелуи, танцы под музыку. Сейчас у нас сто двадцать праздников в году, а будет триста шестьдесят пять. Праздники любви к жизни, к музыке, друг к другу, к Богу. Конечно, без Бога храм не построить, это будет опять культурный центр, фан-клуб. У Иисуса Христа не было фан-клубов. Фан-клубы – это несерьезно. Битлы дали нам любовь и свободу!

А Led Zeppelin вам не дали любовь и свободу?

Нет, Led Zeppelin дали интересную трактовку белого блюза, не более того. Эта музыка закомплексована, в ней я не чувствую Бога. Профессиональная музыка, интересная, местами очень сильная, но она не помогает мне строить храм, понимаешь?

ПОДПОЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ


Вы были причастны к изданию первых бутлегов The Beatles?

Да, был. Один из первых советских музыкальных продюсеров Андрей Тропилло был моим другом. Как-то он ко мне приехал, мы выпили водки, и он говорит: «Я твое имя помещу на пластинку, через месяц мы выпускаем White Album», имея в виду знаменитый двойной альбом The Beatles, выпущенный в 1968 году и получивший такое название за свою совершенно белую обложку. Потом он сказал мне какую-то грубость, которая меня рассердила, и я говорю: «Убери мое имя с обложки! Чтобы не было этого безобразия! Пошел вон!» А он все равно в итоге выпустил альбом и оставил мое имя! В какой связи? Я считаю, что он просто хотел немножко обелить себя, потому что в некотором роде это была пиратская пластинка. Хотя «совок» сам был пиратской страной. Мы все были пиратами на этом корабле, который плыл неизвестно куда, а то и просто стоял на месте и тонул. Тем не менее он выпустил несколько пластинок с моим именем. И вот видишь, ты меня спрашиваешь, десятки людей меня по-прежнему спрашивают: «Коля, ты выпускал пиратские пластинки битлов?» Я вообще ничего не делал!

Это был черный пиар на «Белом альбоме»?

Да, он потом и Rubber Soul издавал, и другие альбомы. Но я, в принципе, ничего против этого не имею. Мы все в 1970-е годы жили на черном рынке, покупали пластинки за бешеные деньги. Поэтому Бог с ним, как говорится. Я рад, что в этой стране вышли пластинки The Beatles. Народ мог просто пойти в магазин и купить их – после тридцати лет подполья! После тридцати лет черных рынков и гонений, когда нас преследовали менты, когда мы боялись всего на свете! И вот пластинки в магазине – это же здорово!

У вас было много конфликтов с милицией?

Конфликты были постоянно: с родителями, с учителями в школе. Где бы я ни находился, у меня всегда были конфликты из-за битлов. Но самые главные конфликты начались с образованием в 1971 году «Поп-федерации», нашего подпольного рок-клуба. Ко мне приехали менты, меня арестовали, провели обыски, много часов продержали в отделении. Было гадко, это самые неприятные впечатления о тех временах. Много раз меня прихватывали на концертах в честь дня рождения Джона. Я отмечаю дни рождения всех членов The Beatles с 1971 года, такой традиции нет нигде в мире. Менты часто меня арестовывали, срывали концерты, естественно, допрашивали. Это были вечные уколы, как комариные. Но меня так и не посадили, уже хорошо.

ВАЖНЫЕ ДАТЫ
Коля Васин1945 – год рождения Коли Васина.
1957 – в этом году он впервые услышал рок-н-ролл и заболел им на всю жизнь.
1964 – первое знакомство с музыкой великих The Beatles.
1971 – первый подпольный концерт, организованный Васиным.
1992 – открытие офиса храма Джона и The Beatles на Пушкинской, 10.
2007 – выход в свет книги Васина «Рок на русских костях».


«РОК НА РУССКИХ КОСТЯХ»

В 2007 году вы выпустили книгу «Рок на русских костях». О чем она?

Это удивительная книга любви и свободы, посвященная субкультуре битломанов Петербурга. И там описаны все самые интересные моменты из моей жизни. Есть глава и про русский рок, где я перечисляю моих любимых музыкантов. Это Боря Гребенщиков, Миша Науменко, Гриша Сологуб, Миша Барзыкин, Костя Кинчев. Я обожал Костю Кинчева, до сих пор считаю его самым крутым русским рокером, самой сильной личностью, героем и звездой. Это чудо, что такие люди еще появляются. Другое дело, что в 1990-е годы он снизил уровень полета и больше не делает ничего стоящего. Дает какие-то посредственные концерты, которые основаны только на его любимом драйве. Он теперь делает только заводную, бешеную, громкую и плохую музыку. Он выдохся.

Как эта книга родилась?

Услышав The Beatles, я начал делать заметки, поэтому книга – как лоскутное одеяло, в котором все краски мира, все краски музыки. Каждая глава инспирирована битлами или Джоном. С 1964 года они копились, копились, и в прошлом году – бабах! – моя великая книга вышла. Я ее каждый день перечитываю.

У вас хорошо получается систематизировать накопленную информацию.

Конечно. У меня в коллекции есть альбомы, посвященные каждому члену группы. Это я собрал: бегал как маньяк по киоскам «Союзпечати», покупал польские газеты, вырезал заметки про The Beatles. Все это скопилось. Если бы Нобелевский комитет узнал о моих трудах, он бы дал мне премию любви, и я бы на эту премию построил храм. Но они в любви ничего не понимают, они понимают в войне, в спорте, в науке, в строительстве, в какой-нибудь физике. А любовь – это неземное, невыразимое. Только в песнях The Beatles она становится осязаемой. Похожая молитвенная основа есть у Достоевского, но Джон копнул глубже. Это зов предков.

LOVE, PEACE AND ROCK'N'ROLL!

Когда будет ближайший праздник?

18 июня будет день рождения Пола Маккартни. Я всех приглашаю на традиционный выезд в Тарховку, на берег залива. Мы грузим на машину украшения, картонную фигуру именинника в полный рост, продукты для пикника, гитары, магнитофон. В Тарховке у нас облюбована полянка – мы там оттягиваемся с 1987 года, представляешь?

Власти вам благоприятствуют?

Помещения для офиса мне выделил Сережа Ковальский, глава арт-центра «Пушкинская-10». Признали нас лишь в прошлом году и даже поставили на городское довольствие. А раньше люди постоянно спрашивали: «Вас разве не выселили омоновцы?» Но главное, за что я благодарен властям, – что они нас не разгромили, не разогнали, не посадили и не убили.

Михаил Боярский тоже любит The Beatles. Он как-то участвует в вашей битломанской деятельности?

Нет, я был как-то у него в гостях, а он даже на праздники не приходит. Он больше своей шляпой занят. А я занят битлами.

Какие проекты помимо строительства храма вы хотели бы осуществить?

Надо поставить памятник The Beatles. Еще нам нужны земляничные поляны. Там должна расти земляника и быть какая-то первобытная атмосфера: чистая густая трава, безумные неземные деревья. А на входе повесим вывеску: «Здесь ловим кайф: водку не пьем, на велосипедах не катаемся». Люди должны проникаться.

Какой ваш самый яркий психоделический опыт? Вы принимали ЛСД, как ваши кумиры?

Я ЛСД ни разу даже в глаза не видел. Я выпивал сто граммов водочкис друзьями и слушал музыку. Наркотики меня никогда не волновали. Одни говорят: Sex, Drugs and Rock’n’roll, – а я говорю: Love, Peace and Rock’n’roll!

МНЕНИЕ: МИХАИЛ БОЯРСКИЙ
Михаил Боярский о Коле Васине«С Колей Васиным я знаком давно. Я встречал его в кинотеатрах, где показывали фильмы про The Beatles, я встречал его в Ливерпуле, даже у себя дома встречал. Коля очень счастливый человек. Может быть, самый счастливый из всех, кого я знаю. Он создал свой мир, свою планету, на которой живет припеваючи. Его можно назвать городским сумасшедшим, но он же не делает никому ничего плохого, просто слушает целыми днями The Beatles, мечтая построить храм Джона Леннона. И все, что ему нужно, – это их музыка и любовь, которую он в ней находит. Его не интересует наш материальный мир. Я в какой-то мере тоже битломан, но так погрузиться в это увлечение не смог бы. Во-первых, потому, что нельзя создавать себе кумира, даже если в его роли выступает Джон Леннон, во-вторых, потому, что у меня еще есть семья, театр и я все-таки смотрю иногда налево и направо. Но если бы меня посадили в тюрьму и разрешили до последнего дня своей жизни слушать музыку только одной группы, я бы, не сомневаясь, выбрал The Beatles. Вот тогда бы я жил точно так, как живет Коля Васин».

СУГУБО ЛИЧНОЕ

Кем были ваши родители?

Они были настоящие русские крестьяне, оба родом из сибирской деревни. Но во мне есть и немножко австрийской крови, дед по маминой линии был из Австрии. Мать, несмотря на мои уговоры, не общалась со своими родственниками по отцу: боялась советской власти. Все письма, которые ей приходили из Австрии до Великой Отечественной войны, она сожгла. Моих родителей можно назвать жертвами эпохи. Им пришлось столько всего пережить. Конечно, из-за этого они были людьми подавленными, зажатыми, запуганными. Отца, который очень любил детей и много лет работал в Сибири учителем математики, советские власти в 1939 году заставили переехать в Ленинград – проектировать оружие. Их с матерью поселили недалеко от железнодорожной станции Ржевка, где они и прожили всю оставшуюся жизнь.

Как они относились к вашим увлечениям?

До того как мне в руки попала первая пластинка с рок-н-роллом, я был совершенно обычным школьником. Ходил на занятия, помогал родителям: бегал за булкой в магазин, мыл пол, картошку окучивал на огороде. Конечно, когда я начал целыми днями слушать включенные на всю громкость пиратские пластинки с иностранной музыкой, родители испугались. Отношения были очень напряженными. Они терпели. Иногда мама не выдерживала и говорила: «Коля, сделай потише!» Мой образ жизни и мыслей никак не укладывался в их систему ценностей. Они боялись меня, боялись за меня. И только в самом конце своей жизни, в 1974 году, отец как-то зашел ко мне в комнату и попросил ноты мелодии I Don’t Want To Spoil the Party из альбома Beatles For Sale. Он сел за фоно, на котором репетитор учил меня играть классику, и с удовольствием исполнил эту композицию. Это была моя победа над стереотипами! Он полюбил The Beatles, услышал в песнях Джона то, что слышал я. Я после этого случая специально для него доставал их пластинки. А в 1979-м его не стало. Я очень любил родителей. Я благодарен матери за то, что она всю жизнь обо мне заботилась. Пристраивала меня то в какой-нибудь детский лагерь, то в кружок, позже в институт – ЛИСИ, из которого меня выгнали после первого же курса. Но она и тогда не сдалась и отправила меня в Архитектурный колледж. Я закончил его потому, что там абсолютно ничего не нужно было делать! Я благодарен отцу, который столько мне дал, и мне приятна мысль, что я на него похож.

А семья у вас есть?

Я всегда безумно любил женщин! В браке ни разу не состоял, но у меня было невероятно много близких подруг. Они приезжали ко мне в гости, мы вместе слушали музыку, отдыхали большой компанией. Длительных отношений ни с одной женщиной у меня не сложилось. Девушкам было со мной весело, но не более того. Они понимали, что я никогда не поменяю свое отношение к миру, свой образ жизни, и не хотели оставаться со мной. Три девушки были от меня беременны и сделали аборт, хотя я был против. Я хотел иметь детей. Мне уже шестьдесят три года, и сегодня, в минуты тоски и одиночества, я очень жалею, что у меня их нет. Но мне хватает энергии, чтобы жить дальше и бороться за свои идеалы.

Чем гордится Коля Васин

ЧЕМ ГОРДИТСЯ КОЛЯ ВАСИН
1. Альбом, в котором собраны уникальные материалы со всего мира, посвященные творчеству Джона Леннона. Васин собирал их в течение  всей своей жизни. Вес этой реликвии составляет 13 кг. К слову, в коллекции главного российского битломана имеются альбомы, посвященные каждому из членов легендарной группы.

2. Одна из многочисленных моделей храма Джона Леннона. Таким Коля Васин увидел храм однажды во сне: скала неправильной формы, а над ней два вращающихся шара – шар Любви и шар Мира. За восемнадцать лет, прошедших с той великой ночи, он собственными руками изготовил около пятидесяти моделей храма из различных подручных материалов.

3. Открытка, которую Коле Васину в 1987 году прислал сам Пол Маккартни. Позднее, в 2003 году, когда великий музыкант посетил Санкт-Петербург с сольным концертом, Коле удалось пообщаться с ним лично.

4. Небольшой светильник в виде храма и кружки Любви – сувениры, которые все желающие и сочувствующие могут приобрести, заглянув в офис храма Джона Леннона на Пушкинской, 10.

5. Пластинка Литтл Ричарда, которая случайно попала в руки тринадцатилетнему мальчику Коле. Это был первый рок-н-ролл в его жизни. С тех пор он не признает никаких других музыкальных направлений, боготворит The Beatles, а заветную пластинку бережно хранит для потомков.

6. «Рок на русских костях», энциклопедия Beatles-движения в России, которую Васин писал тридцать лет. Законченная в 1989 году, она была издана лишь в 2007м. Одним из первых обладателей книги стал сын Джона Леннона Шон. Автор уверяет, что вложил в нее всю душу, и настоятельно советует всем поклонникам The Beatles перечитывать пару глав из своего великого творения на сон грядущий.

7. Автограф Джона Леннона, полученный Васиным в 1970 году. Коля считает, что он единственный житель нашей необъятной страны, имеющий в своей коллекции подлинный автограф культового музыканта.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме