Константин Бронзит, Илья Максимов, Владимир Торопчин

Режиссеры студии «Мельница», они создали самый успешный проект современной российской анимации – богатырскую трилогию, в которой уже вышли полнометражные мультфильмы «Алеша Попович и Тугарин Змей», «Добрыня Никитич и Змей Горыныч». 28 декабря состоится премьера заключительной части – «Илья Муромец и Соловей-разбойник».

Константин Бронзит, Илья Максимов, Владимир Торопчин

Когда вы нарисовали свой первый мультфильм?

Бронзит. Первые шаги в анимацию я совершил еще в начальной школе. Кто-то из старшеклассников показал мне флит-бук – конечно, тогда я не знал такого слова, но эффект меня просто поразил. Знаете, в блокноте зарисовываются человечки, положение которых на каждой странице немного меняется, и при быстром перелистывании они оживают, начинают двигаться. Я попробовал сделать нечто подобное сам, и у меня получилось. В итоге я изрисовал десятки блокнотов, создавая истории про партизан, про ковбоев и индейцев. С огромной гордостью показывал свои работы всем друзьям и близким. Позже я попал в кинотеатр на показ одного из мультфильмов Уолта Диснея, сейчас даже не помню, какого именно. Это было для меня настоящим откровением. Я увидел реакцию зала, смеялся вместе со всеми, видел счастливые лица. Понял, что хочу так же радовать людей, вызывать их смех. Мои блокноты для подобных целей явно не годились, поэтому уже тогда я для себя твердо решил, что пойду учиться мультипликации. Надо сказать, время для обучения данной профессии я выбрал не самое подходящее. Режиссеров-аниматоров нигде не готовили. Даже во ВГИКе учили только на художников-постановщиков. Я понимал, что это не то, чего хочу я. Главный – режиссер, это он моделирует в своем сознании фильм. Именно режиссером я и хотел быть. Их готовили только на двухгодичных режиссерских курсах в Москве, где в то время преподавали такие уже признанные мастера мультипликации, как Федор Хитрук и Юрий Норштейн. Но туда принимали с законченным высшим образованием. Я запрограммировал себя на получение диплома – только для того, чтобы попасть на эти курсы. Поступил в Мухинское училище на специальность «дизайн», которой на самом деле никогда особо не интересовался. Шесть лет тянул эту лямку, помня о конечной своей цели. Параллельно начал работать на «Леннаучфильме» – это было единственное место в Петербурге, где существовал цех спецвидов съемок, в котором делались вспомогательные анимационные вставки для учебных и агитационных фильмов. Рисовал там пузырьки газа, бегущие по трубам, схемы военных действий. Возможно, это было не очень интересно, но уже тогда я увлекся профессией. Потом я закончил наконец Мухинское и поступил на курсы, где моим куратором стал Хитрук. К тому времени я уже сделал два короткометражных фильма, поэтому поступить было легче, почва была подготовлена: на курсах уже знали, что есть такой сумасшедший Бронзит.

Что вы чувствовали, когда от короткого метра перешли к полному, от взрослой анимации – к детской?

Бронзит. Когда мы заканчивали работу над «Алешей Поповичем», я и все, кто принимал участие в проекте, почувствовали некий подъем, кураж, появилось ощущение, что фильм пойдет хорошо. Он для меня действительно был экспериментом. До этого я занимался короткометражным кино, которое предназначено в основном для показа на анимационных фестивалях. Я, правда, всегда стараюсь снимать демократичные фильмы, понятные зрителю любого возраста.

Максимов. После громкого успеха «Алеши Поповича» было понятно, что нужно делать продолжение. Сказал «А» – скажи и «Б», примерно так. Поскольку я активно участвовал в работе над «Алешей», то эстафетную палочку передали мне. Потом, в свою очередь, стало ясно, что будет и «Илья Муромец».

Торопчин. «Илья Муромец» – это вообще мой первый серьезный анимационный проект как режиссера, хотя я в анимации уже лет семнадцать: до этого работал художником-аниматором, на фильме «Карлик Нос» был ведущим аниматором, потом – режиссером компьютерных игр по всем «богатырским» фильмам «Мельницы» и игр «Особенности национальной рыбалки» и «Мама, не горюй». А потом продюсер мне сказал: «Надо тебе уже фильм делать!». Можно сказать, это мой учебный проект. Основное ощущение от работы, особенно в начале, – было страшно. Теперь могу вздохнуть с облегчением: получилось нескучно. А более высокой задачи я и не ставил для начала. С другой стороны, на работу над проектом ушло около двух лет, а это достаточно долгий срок, поэтому вся команда ждет выхода с нетерпением.

Когда работали над мультфильмом, с каким-нибудь героем себя ассоциировали?

Торопчин. Нет, но, конечно, любимый персонаж есть. Это князь киевский, такой большой ребенок, застрявший в детстве, – кап ризный, эгоистичный, избалованный и при этом очень обаятельный. Он и в предыдущих фильмах появлялся, но был эпизодическим героем, а здесь его роль довольно большая и гораздо более интересная.

А реальные прототипы у персонажей есть? Например, в князе Владимире из одноименного мультика многие «узнали» Владимира Путина.

Торопчин. Это случайное совпадение! Я не исключаю, что, когда фильм выйдет и все увидят, что мой князь с Аленушкой ходят в оранжевом и красном, найдутся знатоки, которые скажут: «Ой, так это же Ющенко и Тимошенко! Здесь явный политический подтекст!» Заранее заявляю: никакого политического подтекста в наших мультиках нет, реальных прототипов у героев – тоже!

Многие хвалят советские мультфильмы и ругают современные. Что вы об этом думаете?

Бронзит. Общий уровень советской мультипликации был очень слабым, а тон – слишком нравоучительным. Как говорил режиссер Александр Татарский, вся она сводилась к рассказам о том, что ежик пукнул, а зайчик его пожалел. Разумеется, бывали исключения, абсолютные шедевры: «Падал прошлогодний снег», «Путешествие муравья» или «Ежик в тумане» – совершенно запредельный, как и весь Норштейн. Но они тонули в общем потоке. Нашими союзными республиками делалось множество просто ужасных мультфильмов. Особенно кукольных. Знакомо вам ощущение, когда вечером прибегаешь к телевизору, смотришь «Спокойной ночи, малыши», дожидаешься мультика… и тут облом – кукольный! Это были невзрачные, бессмысленные и технически очень слабые мультфильмы, которые тоже называли советскими. Американские мультфильмы в этом плане всегда были более честными.

Кстати, по поводу Америки и честности. Не слишком ли много в отечественных мультфильмах персонажей, похожих на американские прототипы? Например, Заяц и Волк из «Ну, погоди!» напоминают Тома и Джерри.

Бронзит. Я недавно прочел интервью с Вячеславом Котеночкиным, режиссером «Ну, погоди!». Он рассказывал, что на момент, когда его команда приступала к съемкам, «Тома и Джерри» никто из них не видел. Я склонен этому верить. Потому что, когда мы делали «Алешу Поповича», я не видел «Шрека». Это просто законы жанра, клоунада. Претензии к «Ну, погоди!» не в том, что он на что-то похож, а в том, что он по художественным и техническим параметрам не выдерживает конкуренции с «Томом и Джерри». Тогда не умели так же делать и не умеем до сих пор. Их средний уровень для нас пока остается запредельно высоким. Тут дело во множестве аспектов: техника, вложения, сроки, уровень мастерства режиссеров и художников. Но мы стремимся исправить ситуацию и работаем не покладая рук, так что лучшее впереди!

И над чем работаете?

Максимов. Это полнометражный мультфильм. Нам столько раз говорили спасибо за то, что мы занялись русской тематикой, что мы поняли, что попали в «яблочко», поэтому новый мультфильм тоже основывается на народных сказках. Я пока не хочу говорить, какая именно сказка легла в основу сюжета – пусть это будет сюрприз для наших зрителей, – скажу только, что это не продолжение богатырской трилогии. Там будет много комичных ситуаций, много динамики и очаровательных, обаятельных героев. Один из главных – Серый Волк.

ДОСЬЕ

Константин Бронзит
режиссер мультфильма «Алеша Попович и Тугарин Змей»


Не будет преувеличением назвать его живой легендой российской анимации. Раньше был известен как создатель короткометражных некоммерческих картин, изящных и абсурдистских («На краю земли», Switchcaft, God), за которые неизменно получал Гран-при международных фестивалей. А свой первый полный метр, «Алешу Поповича», сделал в рекордные сроки – меньше чем за год. В декабре его мультфильм Lavatory – Lovestory стал лауреатом фестиваля «Мультивидение».

Илья Максимов
режиссер мультфильмов «Карлик Нос», «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Его «Карлик Нос», снятый по сказке Вильгельма Гауфа, стал первым российским полнометражным мультфильмом. Впоследствии права на его прокат купила компания Warner Brothers, что тоже стало беспрецедентным случаем в отечественной анимации. А его «Добрыня Никитич» окончательно убедил и зрителей, и критиков: русская тема востребована.

Владимир Торопчин
режиссер мультфильма «Илья Муромец и Соловей-разбойник»

Раньше специализировался на компьютерных играх и короткометражных мультфильмах, а теперь весь накопленный опыт реализовал в заключительной части богатырской трилогии.

На иллюстрации слева: «Илья Муромец и Соловей-разбойник». Заключительная серия былинной трилогии. Соловей-разбойник украл государственную казну, и князь с богатырем Ильей Муромцем отправились на поиски похищенного, а за ними вслед увязалась корреспондентка летописи «Новая береста». Фильм выходит в конце декабря 2007 года. 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме