Модный дом

 Для меня дом – понятие не материальное, а духовное. Это место, где хорошо и уютно, где все возведенные за день «стенки» и «защиты» падают, вы садитесь на стул, делаете глубокий выдох – и на лице появляется умиротворенная улыбка: вы дома.Так вот, приходя к художнику-модельеру Татьяне Парфеновой, я попадаю именно в такой Дом с большой буквы. Виктор Плинер.

Гений места

С Татьяной Валентиновной я познакомился благодаря моей бывшей девушке, которая заказывала у нее платья. На одну из примерок мы пришли вместе. Парфенова увидела мои солнцезащитные очки марки Dita в стиле 1970-х годов, предмет обожания голливудских звезд от Брэда Питта до Кэмерон Диас, примерила, и они ей очень подошли. В ответ на просьбу про дать оправу я, естественно, очки подарил. Увидев, что мое сердце обливается кровью (судя по всему, это было заметно), она вручила мне перьевую ручку Montblanc, которая теперь живет у меня дома и которой я очень дорожу. Путем такого символического обмена про изошла дружеская инициация.  
  Мне кажется, что модный дом Татьяны Парфеновой на Невском проспекте – модный дом в полном смысле этого слова. Он построен в 1834 году архитектором Павлом Воцким для купца Кожевникова в стиле классицизма. Сейчас в особняке соседствуют мастерские, салон и квартира модельера. Расположение комнат напоминает о традиции планировки петербургских квартир начала ХХ века. От смыслового центра – гостиной – они расходятся лучами, и одну от другой отделяют двойные анфиладные двери. Мне близок этот естественный стиль, потому что я сам вырос в квартире, где жили несколько поколений нашей семьи.
  Белая гостиная

Говоря о своем интерьере, Татьяна подчеркивает: «В основном я окружаю себя вещами, которые мне просто нравятся. Все испытывают любовь к определенным предметам. Я, например, с детства люблю белые стены, потому что такие были у моей бабушки, она не любила обои. Помню, что ни у кого, кроме нас, не было белых стен. Я хотела, чтобы моя квартира была с петербургским ароматом, разностильем, преемственностью поколений. Понимаю, что у меня не такой дом, как у бабушки, где я выросла. Мне не то что лучшего не построить, мне даже скопировать тот дом не удастся. Поэтому, может быть, не стоит строить его вообще».     Атмосферу комнаты создают предметы: флорентийская скатерть ручной работы, открытая проводка с фаянсовыми изоляторами и английскими поворотными выключателями, которая переплетается по всей квартире, умопомрачительной красоты шторы, вышитые по эскизам хозяйки, стулья с рисунками итальянского дизайнера-постмодерниста Пьеро Форназетти. Присутствует симметрия: по бокам двух венецианских зеркал стоят два шкафа, две статуэтки кроликов на разных комодах, фигуры птиц – два зеленых попугая. Даже ножки у комода и дамского бюро похожей формы и размера. Вместо журнального столика – дорожный сундук Louis Vuitton XIX века, на нем всегда громоздятся альбомы по истории костюма, живописи или дизайну.
Тут я чувствую себя дома, в творческой атмосфере, где все сделано женскими руками и в каждую деталь вложена душа. Ключевая черта интерьера – женственность, которая мне очень нравится.

Кулинарный клуб

В доме у Парфеновой всегда гости, часто случаются спонтанные ужины. Заходишь днем на минутку, а уходишь вечером после изумительного застолья. Мои любимые блюда в ее исполнении – запеченная курица с картофелем и черносливом и вкуснейшим домашним соусом песто. Можете считать себя счастливчиком, если вас пригласили посетить кулинарный клуб, который организовала Татьяна Валентиновна. Это небольшая, но очень симпатичная компания, в которой две дюжины постоянных членов: генеральный консул Латвии Ивета Серс, директор Киностудии имени Горького Станислав Ершов с супругой Люд милой Кудрявцевой и многие другие интересные люди. Кроме того, есть кандидаты и приглашенные, которые стремятся попасть в клуб. Заседания проходят раз в месяц. Обычно выбирается тема, место, продукт вечера – на пример, спаржа, – и шеф-повар Янис Соколовскис создает из него различные блюда, рассказывает истории и интересные факты. Стоит заметить, что и без кулинарного собрания, когда Татьяна варит пятилитровую кастрюлю супа, та улетучивается за день.  
  Мое любимое место в доме – кухня-столовая: дубовый стол, буфет начала ХIX века, внутри антикварная посуда, тарелки с росписями, царский фарфор. Атмосфера напоминает дома где-нибудь в Тоскане или Провансе. Особое внимание уделено сервировке: если салфетки, то белый лен с перламутровыми кольцами, если тарелки, то из старинного сервиза, если приборы, то ложки весом сто пятьдесят граммов. Это подчеркивает вкус еды, как качественный хрусталь раскрывает букет вина.

Книги и картины

Приглядевшись, вдруг начинаешь осознавать, что весь дом заполнен книгами и цветами. Книги повсюду: в шкафах, в стеллажах, на тумбочке, на комоде, в ящиках. Если любите искусство, то смело берите первую попавшуюся на глаза. Открывайте ее, и вам будет не оторваться.
А еще Татьяна все время что-то рисует: когда разговаривает по телефону, сидит за столом, что-то обсуждает. Это могут быть фасоны платьев или любые другие эскизы – от горелых спичек и мух до цветов и силуэтов еврейских женщин. Я каждый раз потихоньку выпрашиваю наброски, и у меня уже собралась небольшая коллекция. Кроме того, Татьяна Валентиновна великолепно пишет маслом, и время от времени я пытаюсь уговорить ее сделать полно ценную выставку этих работ. Моя любимая картина – «Платье-лобстер», посвящение модельеру Эльзе Скиапарелли. В детстве, засыпая, я смотрел на картины, написанные дедушкой. В штрихах и мазках мне мерещились предметы, фигуры, и я до сих по привычке отыскиваю их в полотнах. Например, в «Платье-лобстер» я нашел массу изображений зверей и птиц. В квартире есть и работы других авторов, в том числе художника Геннадия Устюгова. Можно бесконечно долго рассматривать, трогать, читать все, что есть в этом доме, и просто наслаждаться атмосферой, что я и делаю с удовольствием, общаясь с уникальным, тонким, умным и чутким художником и модельером Татьяной Парфеновой.  

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также