Нежнее, еще нежнее

Есть у меня такая традиция. Спустя две недели после выхода журнала я беру стопку корреспонденции, которая пришла на мое имя в редакцию, и отправляюсь пить буржуазный бергамотовый чай в одно из уличных кафе. Прежде чем специальным ножом для писем, который достался мне от дедушки, большого поклонника письменных принадлежностей, вскрыть грозный белый конверт, я делаю два небольших, но уверенных глотка крепкого чая и с грустью окидываю взглядом мирно пасущихся неподалеку голубей. Моменты, знаете, спокойного и уверенного счастья. А потом, никуда не денешься, вспарываю брюхо очередному посланию. Ну что я вам скажу – обычно ничего приятного. Мне делали выговор уважаемые рестораторы, засылали грозные анонимки (предположительно владельцы придорожных шалманов), как-то даже пришел обрывок бумаги в клеточку, на котором красовалась многообещающая фраза, составленная из вырезанных газетных букв. На меня сыпались тумаки и сплетни. Возможно, если бы у меня были в наличии таланты Шерлока Холмса и Фрейда, вместе взятых, я сделала бы серьезные открытия в области психопатологии ресторанного бизнеса в Петербурге. К несчастью, единственное, что я могу предъявить, – это солидное образование в области общественного питания и два диплома, подтверждающие мои слова. Дипломы оттенка сырого мяса, если можно так выразиться. И знаете, что я вам скажу? Я решила быть мягче.

«СЕДЬМОЙ ГОСТЬ»

И как только я решила быть мягче (а ведь это, поверьте, сложно, пришлось срываться на родных и близких), Господь послал мне знак. Мол, все вижу, все знаю, продолжай в том же духе или хотя бы поешь нормально. Так я попала в ресторан «Седьмой гость», о чем до сих пор без слез благодарности к Божьему промыслу вспоминать не могу. Прощай, желчь! Прощай, сарказм! Здравствуй, грусть и здоровое позитивное питание. Для начала неподдельное радушие, с которым меня встретили, привело меня более чем в благостное расположение духа. Первый раз я беседовала с официанткой не только из суровой необходимости (ведь надо же кому-то поведать о тонкостях собственного заказа), а с неподдельным удовольствием от простого человеческого общения. Полагаю, что все мы сталкивались с ситуацией, когда официант отвечает на вопросы вроде бы подробно и внятно, но как-то неохотно и с некой ленцой. А тут – поразительно – блеск в глазах, энтузиазм и явная гордость за ресторан, в котором она работает. Наш обед начался с комплимента от шеф-повара – оливки каламати, обернутые тонкими полосками пармской ветчины. Не совсем для меня понятная комбинация двух соленых продуктов, – вполне возможно, что мои вкусовые рецепторы воспитаны на более традиционных итальянских сюжетах (ветчина с дыней или фигами). Кстати, не помешало бы лишний раз напомнить гостям о наличии косточек в оливках (греха не оберешься, если у гостя дорогостоящее, по последним американским технологиям протезирование). Теплый тунец в кунжутном соусе в качестве холодной закуски (два изящных медальона слегка обжаренного тунца с розовой серединой в деликатно-сладковатом соусе и помидорами черри) оказался пусть не триумфальным, но достойным выбором. Острый бобовый суп с беконом, на удивление, не острый вообще, но это ничуть не портит вкус. Красная фасоль с подкопченным беконом – прекрасный дружественный союз, почти как у меча и орала. В горячей закуске «меланзини из баклажанов с козьим сыром в томатном соусе» мне не составило особого труда признать популярное итальянское блюдо меланзана, и отменно приготовленное. Густой томатный соус, сдобренный травами, своим ароматом щекочетноздри. Козий сыр чуть плавится и покидает пределы трубочки, свернутой из лепестков (тонких кружочков) баклажана. Блюдо, на которое пал выбор моего спутника, первоначально не вызвало никакого интереса – уж слишком подозрительно прозвучало его название: «лосось с салатом “Мимоза”». Но когда его величество Лосось всплыл перед нашими изрядно вытаращенными очами, мы, не сговариваясь, подумали, что жаль вторгаться вилкой в его эстетичное и гармоничное тулово. Оранжево-розовая мякоть просвечивала сквозь запеченный козий сыр, украшенный черными кунжутными зернышками. Все это покоилось на глади сливочно-ванильного соуса и листьях салата, приготовленных в бальзамическом уксусе.

Мое состояние после первой пробы соуса было близко к нирване. Тем временем принесли ти-бон стейк. И вроде понятно, что изобрести что то новое в приготовлении стейка очень сложно, но все таки его можно приготовить хорошо или очень хорошо. На черном блюде вальяжно раскинулся кусок стейка внушительных размеров (этим, наверное, объясняется, на мой взгляд, завышенная цена – 1155 рублей) и мозаичные кубики овощей. Прожарка в соответствии с моим пожеланием – медиум. Из двух возможных оценок это блюдо получает «хорошо». Когда я увидела земляничный суп с арбузом (можно попробовать с ананасовой стружкой) и ванильным мороженым в белой тарелочке, с краями в форме волана, я сказала себе: «Господи, если сейчас десерт окажется хорошим, я обещаю тебе больше никогда, никогда не пенять нашим ресторанам на недочеты в соусах. В конце концов, они могут просто не знать, как их правильно приготовить!» И, о чудо, десерт оказался самым что ни на есть соблазнительным: от постепенно подтаивавших маленьких шариков ванильного мороженого по бархатистой поверхности супа расходилась мраморная паутинка, а едва уловимая земляничная горчинка дразнила вкус и напоминала об ушедшем лете.

СAFE D’OR

Я в новом цветочном сарафане Marni спускаюсь по лестнице универмага Harrods, в левой руке тарталетка с яблоками, над головой перламутровая лондонская муха – ах, sweet summer days. Чтобы хоть как то реанимировать лето в Англии и шопинг в бутике Agent Provocateur, отправляюсь в «Гранд Палас» и сажусь с подругами за столик в новомодном кафе. Девичий разговор было решено начать под аккомпанемент «Мартини россо» со льдом, тоником и кусочком лимона. Два из вышеперечисленных ингредиентов я получила после дополнительных напоминаний официанту, лимон же так и канул в Лету. Однако на лице моем играла легкая улыбка – ведь я дала себе обещание быть самым уравновешенным и терпеливым ресторанным критиком, какого только можно сыскать в пределах Невского проспекта. Комплимент в виде крем-супа из грибов в водочной рюмке, украшенной хлебным чипсом, и свежий хрустящий хлеб были, пожалуй, одной из самых положительных эмоций. Хлеб хотелось бы еще раз отметить дополнительно  все-таки важно, что в достойном ресторане выносяет не кирпичик, порезанный прямоугольными треугольниками, а крепкие аппетитные булочки. Перепробовав друг у друга заказанные нами легкие закуски, мы засомневались: не могли определиться с эмоциями, которые должны бы были испытывать от съеденных блюд. Пожалуй, мое карпаччо из оленины с салатом и маринованным имбирем оказалось самым удачным, хотя я и получила вместо тонких слайсов оленины некую неоднородную массу. Зато порадовали не утратившие своей упругости кусочки имбиря. Салат «Экзотический» с фруктами и апельсиновой заправкой, весьма аппетитный на вид, был неплох, но без акцентов   хотя что пенять, ведь так и было написано «постный». И для подруги это послужило некого рода наказанием за приверженность к вегетарианству. Далее мы попытались разгадать тайну происхождения умеренной по вкусу нуги и остановились на том, что ее рождение не обошлось без участия сыра, скорее всего плавленого. Креветки были благополучно инкрустированы в нугу и нами одобрены. Далее последовал хороший уверенный кофе и милый ненавязчивый десерт. «Зато подача блюд была выше всяких похвал», – как мантру нараспев протянули мы и отправились смотреть осенние сапоги. Потому что иногда форма важнее, чем содержание.

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: ДИЗАЙН

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также