Марокко

Путешествовать нужно ради моментов абсолютного счастья, когда точно понимаешь: вот эту картинку/человека/волну/стрекозу я запомню навсегда и буду нежно хранить этакий 3D-сувенир с объемным изображением, голосами и запахами. В этом смысле Марокко – самая подходящая страна: будете вспоминать долго и ворочаться во сне. Единственное условие – надо заранее понять, какой именно отдых вам нужен (пляж, лыжи, имперские города или виндсерфинг с крабами на закуску), и изучить хотя бы один приличный путеводитель. Иначе Марокко услужливо подкинет не один десяток сюрпризов – от проблем с берберами и неаппетитного кускуса до вечно серых полотенец в пятизвездочном отеле. А так туда все едут, стыдиться нечего: и Стинг, и Мадонна купили дома в Марракеше, и еще с десяток сelebrities каждый уикэнд слетаются.

Попасть на центральную площадь Марракеша Джемаа-эль-Фна после захода солнца по-настоящему страшно. Особенно если никогда не был ни в Африке, ни на Востоке и к местному населению не привык и как-то не расположен. Кажется, что попал в другой мир, в чужой фильм, вообще непонятно куда попал. Всюду кричат, трубят, ревут, тащат за руку кушать подозрительные свиные внутренности, норовят нарисовать на руке татуировку хной, познакомить с коброй и отобрать все имеющиеся дирхамы. Привыкаешь самое раннее на третий день, раньше просто невозможно: слишком не совпадает внутренний ритм. Чтобы лучше освоиться, можно перед сумерками подняться в кафе «Гранд-Балкон» (прямо на крыше одного из домов), заказать чашку мятного чая и ждать, пока на площадь не опустится кромешная тьма. Тут как раз с трех минаретов по соседству начнут завывать муллы, рыночные ряды вспыхнут огнями святого Эльма, забьют барабаны, закричат музыканты. Волнующе– необычайно. И все это не представление для туристов, – тут так живут, между прочим.

1. Июнь на африканском берегу Атлантики временами убедительно напоминает сентябрь на Атлантике португальской: рыбаки в скособоченных кепках, корявые спиннинги и тусклое небо.

2. Агадир – скучнейший курорт для туристов с пляжем в десять километров и парой симпатичных кафе. Если претензии к отдыху ограничиваются лежаком на пляже, курсом талассотерапии, кальяном в баре пятизвездочного отеля и присутствием местных жителей только в качестве портье и чистильщиков бассейна, имеет смысл сразу заказывать путевку.

3. Аргановое дерево для марокканцев то же, что хлопок для казахов и виноград для французов, – национальное достояние. Из его плодов делают кулинарные и косметические масла для всех возможных блюд и от всех возможных напастей. Козы по аргану скачут как белки и вдобавок глодают драгоценные плоды.

4. На фабрике арганового масла хорошо бы побывать историкам первобытно-общинного строя. Зато масло – исключительно натуральный продукт, без всяких примесей.

5. Из этой замечательной рыбки марокканцы умудряются приготовить переперченное, забитое специями и маслом месиво. На рынке за такую устраивают целые бои брокеров в духе Нью-Йоркской фондовой биржи. И рыбка улетает в Европу.

6. Баночка для помады из берберской аптеки в Марракеше по форме похожа на тажин, в котором подают одноименное блюдо из овощей, мяса, рыбы или куры на выбор. Тажин готовят на углях и томят ингредиенты по восемь часов. Есть можно.

7. Эти приветливые юноши на площади Джемаа-эль-Фна в Марракеше вовсе не позируют, а зазывают угоститься. Что чревато: одной и той же водой здесь ополаскивают один-единственный стакан и потом предлагают в нем свежевыжатый апельсиновый сок.

8. Легендарные бабуши вовсе не такие расписные, как показывают дизайнеры вроде Ива Сен-Лорана и Гальяно. Довольно грубые кожаные тапки экзотической формы – с острым носом и открытым задником. По-настоящему драгоценные экземпляры нужно искать у местных модельеров и потом долго торговаться за каждый дирхам.

9. Инжир в Марокко – по-настоящему вкусный и без дураков полезный (столпотворение витаминов и минералов). Его можно смело покупать на любом рынке или в сети супермаркетов Marjan. Но всегда, повторяю, всегда мойте фрукты. После поездки в Марокко, даже если вы всегда брезговали сполоснуть яблоко перед едой, вы будете вприпрыжку бежать к раковине и долго-долго полоскать там любой, даже самый безобидный, фрукт.

10. Сады Мажореля основал Жак Мажорель, художник и коллекционер кактусов, пальм и бамбука. Сады на самом деле небольшие, точнее, небольшой их участок открыт для посещения публики. Зато в прудах плавают черепахи и золотые рыбешки и есть единственный на весь город Марракеш чистейший источник питьевой воды.

1. Медина – это сплетение кварталов, огромный город внутри города, с базарами, мечетями и обычно без единого деревца. Медина в Фесе – пугающе огромна: тысячи улочек, сотни мечетей, фонтанов, бесконечные ряды базаров, крытые переходы, тоннели с длинными лестницами, ослы, груженные шкурами, и туча детей с глазами маслинами. Гулять по медине лучше с проводником – он хотя бы сможет вывести от древнейшей мечети и университета Карауин к выходу. Самому ни в жизнь не догадаться, как с 1072 й улочки пройти через 608-ю к 42 й. К тому же нет нумерации. Без проводника будете чувствовать себя Джоном Малковичем из фильма Бернардо Бертолуччи или путешественником Портом из романа Пола Боулза «Под покровом небес», что, в общем то, одно и то же. Будете чувствовать себя потерянным европейцем/американцем, близким к безумию/смерти/брюшному тифу.

2. Прежде чем лететь в Марокко, задайте себе вопрос, а зачем вы туда, собственно, собрались. Вопрос этот далек от риторики и станет угрожающе насущным, как только вы в Марокко очутитесь. Это непростая страна, тут вам совершенно не обязательно будут рады, у вас все время будут вымогать под разными предлогами деньги, и вы до ненависти к себе будете вынуждены торговаться, будете изнемогать от сорокаградусной жары и маргинальных яств в самых дорогих ресторанах. Испанские пенсионеры путешествуют по имперским городам, проводя безумное время в дороге и заезжая на разудалые шоу берберов с непременным танцем живота и удручающим пением. Украинские бизнесмены и французские семьи среднего достатка облюбовали бессмысленные прибрежные городки. При этом совершенно точно в Марокко есть два города, где без всякого ущерба для собственных нервов можно провести не меньше недели. Это программный (справедливо) Марракеш и прекраснейшая Эс-Сувейра. Город-порт с белоснежной крепостью, над которой с гиканьем носятся чайки, аккуратные улицы и чистейшая медина, невероятно красивые местные жители, отряды серфингистов из Европы, рыбные ряды, где выловленных лобстеров и королевских креветок запекают и подают на стол без лишних специй. В 1960-х в Эс-Сувейре, как в Гоа, была колония хиппи, неподалеку, в берберской деревушке Диабат, жил Джимми Хендрикс, а в 1986 году Дзеффирелли снял здесь «Отелло» с Пласидо Доминго. Эс-Сувейра сделалась на редкость приятным европейским городком с открытыми кафе, центром виндсерфинга и знаменитым на весь мир фестивалем шаманской музыки гнали. Самый позитивный город в Марокко, к тому же ни капли не мусульманский.

3. Зеленый чай с мятой и троглодитским количеством сахара на чашку в Марокко подают на каждом шагу и внимательно смотрят в глаза, пока ты пьешь эту патоку. Единственное оправдание сладкому вареву – то, что его можно пить, сидя в кафе на крыше или на скамейке у фонтана, и закусывать какой-нибудь пастилкой

1. Марокканские юноши брутальны и изъясняются скупо, но доходчиво, где-то двумя десятками слов, смешивая все европейские языки. Ля газель, белла и бьютифуль – этот стандартный набор может относиться и к матроне в центнер весом, и к хрупкой девушке школьного возраста. Самая неожиданная фраза, которую удалось услышать: «Уэл, ай лайк йо стайл». В открытых кафе имперских городов сидят исключительно мужчины: занимают места с утра и гоняют чаи до самого заката. Портовый мегаполис Касабланка с выдающимися пятизвездочными отелями и весь в неоновых фонарях ночью пустеет и превращается в инверсию фильма Феллини – город мужчин.

2. Высоко в горах Атласа отстроены роскошные курорты специально для тех, кто катается на лыжах, где-то с конца ноября до начала апреля. Горнолыжную станцию Ифран неподалеку от Марракеша называют «марокканской Швейцарией», потому что здесь все как у людей: и уютные шале, и подъемники, и трассы.

3. Это самый бессмысленный папарацци-кадр за всю поездку. Через решетку из садов Мажореля снят вид на частную территорию Ива Сен-Лорана, который эти самые сады на паях с давним партнером Пьером Берже выкупил в 1980-х у наследников художника. Теперь там стоит изящная вилла, куда Сен-Лоран наведывается с завидным постоянством – кормить золотых рыбок и поливать кактусы.

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: DISCOVERY

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также