6 вопросов Йоханнесу Товатту

Правнук Льва Толстого строит в Петербурге новый микрорайон скандинавского толка: компания «СПб Реновация» пригласила главу архитектурного бюро Tovatt Architects & Planners для разработки амбициозного проекта Gutenborg в микрорайоне Рыбацкое.

В прошлом номере мы беседовали с диджеем и музыкантом Габриэлем Прокофьевым, внук композитора живет в Лондоне. Вы — правнук Льва Толстого и живете в Швеции. Русские корни для вас что-то значат?

Это очень важная для меня тема. Каждый раз, когда я приезжаю в Петербург, меня переполняют самые разные эмоции. Несмотря на то что я рос в 1960-е, когда всех в Швеции запугивали холодной войной, я с детства люблю Россию. Так получилось, что я всю жизнь очень тесно связан с вашей страной, и во многом благодаря истории моей семьи. У нас в Швеции никого не удивишь чтением Достоевского или Толстого — русских классиков знает каждый, это часть нашего культурного воспитания. Но все же многие проблемы России я могу воспринимать только со стороны, будь то экология, политика или ландшафтный дизайн. Говоря откровенно, я всегда думал, что через пару десятилетий Россия станет новым культурным центром Восточной Европы. У вашей страны невероятно богатая история, вам нужно тратить больше времени и сил на ее изучение, а не на гонки за западными идеалами. Надеюсь, я проживу еще несколько десятилетий, чтобы увидеть будущее России.

В России, кстати, крайне неравнодушны к скандинавскому дизайну в частности и к шведскому стилю жизни в целом.

Сравнивая шведский стиль жизни с русским, можно сказать, что наша страна очень стабильна. Жизнь в Швеции строится на спокойствии и доверии, это во всех смыслах безопасная среда обитания. Неспешность и уверенность в завтрашнем дне проявляются и в городском дизайне: в отличие от Петербурга и Москвы, Стокгольм развивается медленно. Стабильность — это хорошо, но иногда, сравнивая скандинавские города с Лондоном, например, или Нью-Йорком, думаешь, что хочется хотя бы немного пожить в их сумасшедшем ритме.

Как шведский дизайн проявит себя в Gutenborg?

Когда я приезжаю в Россию, я каждый раз замечаю, что во многих пригородах и поселках совершенно невозможно разобрать, где заканчивается лес и начинается улица. Зачастую дома просто расставлены посреди поля в хаотичном порядке. Поэтому одна из основных задач при строительстве — создать четко выделенные улицы и площади с жилыми домами, магазинами и ресторанами. Это и есть основа скандинавского и в особенности шведского городского дизайна: внимание к уличному пространству и функциям, которые оно выполняет.

По сути вы построите целый скандинавский район со своим микроклиматом: частные магазинчики, набережная с променадом, велосипедные дорожки. Сколько человек сможет туда заселиться?

Конечно, это будет зависеть от количества жильцов в каждой квартире, но самих апартаментов планируется около 10 тысяч. Меня эта цифра очень вдохновляет: чем больше людей будет жить в новом районе, тем быстрее и активнее будет происходить его развитие.

Что Gutenborg предлагает семьям с маленькими детьми?

Проектируя район, мы четко понимали, что будет общественным местом, а что станет личным пространством горожан. К последнему, само собой, относятся апартаменты, а улицы и пешеходные набережные будут открыты для всех. Однако старый Петербург с его двориками вдохновил меня на создание полуобщественного пространства в Gutenborg. Мне захотелось построить дворы и скверы, доступные всем жильцам, но скрытые от посторонних глаз. Такие места позволяют взаимодействовать с окружающим миром, чувствуя себя при этом в безопасности, — идеальная среда для ребенка.

У архитекторов — скажем, у Ле Корбюзье и Фрэнка Ллойда Райта — часто есть своя концепция идеального города. А по-вашему, что нужно для того, чтобы построить идеальный район в Петербурге?

В какой бы части города вы ни жили, вы наверняка встречаетесь с друзьями именно в центре, и в этом заключается сложность таких проектов, как Gutenborg. Нужно долго и тщательно изучать, как в городе устроены рестораны и магазины, парки и театры, — нужно инвестировать не только деньги, но идеи и время, чтобы район стал по-настоящему живым.

ФАКТЫ

«Шведский» квартал Gutenborg в микрорайоне Рыбацкое решительно изменит дух этого места, превратив его в скандинавский оазис в Петербурге.

Товатт — выпускник Архитектурной школы в Кентербери и Королевской высшей технической школы в Стокгольме. Среди известных его работ — жилые массивы в Стокгольме, Праге, Хельсинки и Дублине, однако самый значительный проект — район Greenwich Millennium Village на территории Большого Лондона.

Правнук Льва Николаевича Толстого позаботится о жильцах Gutenborg не хуже, чем дед — о жителях Ясной Поляны: в новом квартале запланированы и эллинг, и арт-галереи, и экологические инновации


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Декабрь

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также