Что модно, а что нет

Меняется общество - меняется мода. Фэшн-критики все чаще интересуются курсом валют, а дизайнеры - индексом Доу-Джонса. В мире наступает новая реальность, которая сделает нас скромнее, умнее и заставит фантазировать. Богемный интеллектуал, художник Сергей Бугаев Африка, который в умении перевоплощаться не уступит певцу Дэвиду Боуи, предсказал моду на одяния монахов, телеведущая Ксения Собчак отреклась от куртки Balenciaga, а семь пророков стиля и редакция журнала "Собака.Ru" рассказали в специальном гиде, что теперь модно, а что нет.
ролевая модель: Неопатриарх Актер Театра имени Ленсовета и светский лев с юности привержен богемно-небрежному стилю, считает главной его составляющей элегантную обувь и уверен, что новая реальность ничуть не изменит его облика.

Вы, говорят, человек абсолютно непривередливый.

Точно. Поэтому на мне никак не отразится повышение цен на одежду: я в бутиках и дорогих магазинах почти не одеваюсь, нет такой привычки, и возможности тоже нет. Не хочу показаться ханжой – мода идет вперед, и это прекрасно. Но я-то предпочитаю недорогой, демократично-уличный, спортивный стиль одежды. На меня часто с удивлением смотрят в магазинах молодежной моды, где все можно купить по пятьсот, восемьсот, девятьсот рублей. Иногда я хожу и на распродажи. Просто когда я рос, у молодежи вообще не было выбора, во что одеваться. Ты в чем сегодня? В рубашке и брюках. А завтра? В рубашке и брюках.

А джинсы?

Помню, когда мне было шестнадцать лет, случилась распродажа египетских джинсов по госцене десять рублей, и весь город стоял в очереди. Но сам я впервые купил их в возрасте двадцати лет у спекулянта. Вот теперь восполняю то, чего мне тогда не хватало. Люблю джинсы, штаны и пиджаки с большими карманами, одежду в стиле милитари – это уже, наверное, оттого, что отец был военный и я носил его вещи. Помню, как мы перекрашивали шинели, отрезали полы, делали себе полупальто. Я не стремлюсь быть супермодным. Но у меня есть одна страсть – хорошая обувь. Допустим, Михаил Сергеевич Боярский любит сапоги на каблуках, казаки. Однажды он и мне такие подарил. Я их поносил немного, а потом сделал рентген – оказалось, что у меня от них произошло искривление стопы! Так что мой конек – это мокасины.

Вы с кем-то советуетесь, выбирая одежду?

Если мне что-то очень понравится, меня уже никто не остановит. Но у меня есть друзья и родные, которые хорошо разбираются в моде и могут дать совет. Мне приятно, что моя старшая дочь Катя – она тоже актриса, работает в Москве – говорит: «Папа, ты выработал абсолютно свой, не похожий ни на чей другой стиль в одежде, я второго такого не знаю». А я просто люблю, когда у меня из-под рубашки торчит майка, а поверх рубашки кофта, а поверх кофты пиджак, а на голове бандана или вообще хрен знает что. Назовите это «пугало огородное» – я не обижусь.

Вы регулярно появляетесь на светских мероприятих, но быстро оттуда сбегаете. Это такой стиль поведения?

Это не стиль. Просто мероприятий, причем очень интересных и хорошо организованных, слишком много. И хороших людей тоже много, и не хочется никого обижать, но времени регулярно не хватает. У меня или утром репетиция, а вечером спектакль, или утром съемка, а вечером репетиция, или репетиция и утром, и вечером. Так что я прихожу поклониться, поцеловать, сказать хорошие слова, хватаю бутербродик, а еще лучше кусочек рыбки, и бегу дальше. Это не стиль, не кокетство, не понты. Было бы у меня больше времени, я бы с удовольствием оставался. Почему нет? Ведь сейчас существуют такие прекрасные праздники божоле, сыра. Вот Лена Бадмаева недавно хорошую коллекцию показала, она великолепный художник. И я с удовольствием участвовал в этой истории журнала Time Out – премии «Меню и счет»: варил уху, и мне было приятно, что со мной считаются.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме