ТОП 50 2008. Петр Белый

Работы Белого есть в собраниях Государственного Русского музея, Музея Виктории и Альберта в Лондоне и Margulis Collection в Майами. Выпускник Камбервельского колледжа искусств, основатель единственной в Петербурге мастерской печатной графики за прошедший год организовал несколько громких выставок собственных инсталляций в рамках проекта «Мемориальное макетирование». Его арт-объекты созданы из осколков ушедшего времени 1960–1970-х годов: наивных советских вывесок вроде «Хлеб» и «Вода», ржавого железа, стеклянных банок и кусков оргалита.

 

«Мемориальное макетирование» родилось из анализа собственного творчества. Я вывел формулу макетирования прошлого. Обычно маке т – это обещание, что все будет хорошо, он повествует о надеждах, а в моем случае – о разочарованиях. Эта идея может существовать в самых различных формах.

Маркса как-то спросили, что он любит делать больше всего. Он ответил: «Рыться в книгах». А я больше всего люблю гулять по помойкам, свалкам, люблю наблюдать отходы индустриального общества. Доска почета, висящая в разрушенном помещении завода «Красный треугольник», меня страшно «вставляет». Фотографии ударников труда на разрушенном заводе – это мощная метафора. Я прочитываю такие коды, а человек двадцати пяти лет их уже не считает. Для него советская власть – это когда бесплатно раздавали мобильные телефоны, подключали бесплатно к Интернету, еду давали по специальным талонам и все было очень хорошо.

Материал должен стопроцентно соответствовать задаче, если этого не происходит, то проект проваливается. Сейчас нет смысла ограничивать себя красками или печатной графикой. Есть куча материалов, и наша задача – максимально приблизиться к решению вопроса.

Я бы очень хотел создать секцию актуального искусства в Союзе художников, стать ее председателем, но это вряд ли произойдет. Раньше я думал, что нас, актуальных художников, пять человек в городе и больше никого нет. Но это не так, потому что тот культурный навоз, в котором мы существуем, то есть Петербург, полезен для творческого роста.

Академия художеств – это сейчас какой-то нонсенс, Мухинское училище – тоже нонсенс. Государство содержит дорогостоящий нонсенс. Тот, кто хочет учиться рисовать, пусть идет и учится, он всегда может найти учителей. Традиция должна существовать, но не в таком гигантском формате.

Настоящий художник растет очень медленно. Есть, конечно, «гидропонические» художники, они как редиски, которые растут в воде и оттого быстро становятся толстыми и красными, но совершенно безвкусными. Вот «Молодые британские художники» отчасти такие гидропонические редиски.

Хочу стать народным художником! У меня такие планы есть.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме