ТОП 50 2009. Леонид Федоров

Лидер группы «Аукцыон» – единственный участник Ленинградского рок-клуба, до сих пор ежегодно выпускающий по альбому-шедевру. В последнем – «Сноп снов» – звучат редкая кенийская арфа и виола.

 

Я закончил Политехнический институт, физико-механический факультет. На военную кафедру ходил, конечно, из-за нее и поступил. Знаний хватило, чтобы проработать потом год или полтора инженером на предприятии «Русские самоцветы» в каком-то конструкторском бюро, где занимаются обработкой золота и всякими побрякушками. Однажды прогулял пару дней – ездил в Москву на фестиваль Рок-лаборатории, – и меня чуть не уволили. Товарищи вступились, но я потом все равно ушел по собственному желанию.

Аукцыоновцы всегда были в первую очередь друзьями. Нам интересно было делать что-нибудь вместе – и тогда, и сейчас. Сольных проектов я поначалу даже не представлял. Свой первый сольный альбом – «Четыресполовинойтонны» – я записал потому, что мне предложили за это конкретные деньги, которые были мне нужны. Собственно, четыре с половиной «тонны» и есть та сумма.

Раньше, случалось, после концерта меня тащили куда-нибудь выпить, но это все в прошлом. Теперь я стараюсь увиливать – получается, слава богу. Мне утомительно разговаривать со всеми подряд, нет желания постоянно открывать душу. Жена вот подсказывает, что я нелюдим.

Сейчас живу в Москве. Удачно женился, это опять жена подсказывает, она из столицы – пришлось переехать. Разницы между городами не чувствую, Москва просто больше. Обратно меня не тянет. Сам никуда не стремлюсь, а уж куда судьба загонит, туда и загонит.

Никого ничему учить нельзя, детей в том числе. Любые наставления только портят человека. Ну, или, как минимум, отношения с ним. Пока моя дочь Ксюша была совсем ребенком, учил ее разве что есть ложкой, вытирать попу и сопли, чистить зубы – не знаю, чему ее можно еще научить. Иногда, если нужно успокоить, говорю, что все фигня, пройдет. Но все равно у нее свой опыт, своя жизнь. И оградить ее я ни от чего не смогу – если только от нищеты, чтобы на паперти не сидела, пока сам жив.

Диск «Сноп снов», который мы записали вместе с контрабасистом Владимиром Волковым, можно оценивать как памятник поэту Алексею Хвостенко, стихи которого звучат в четырех песнях. У него еще много текстов, к которым можно написать музыку. Другое дело, захочется ли нам. Пока не хочется. Меня творчество всегда куда-то вперед уводит. Оно ведет, а я за ним бегу.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме