Менты: 10 лет спустя

Десять лет назад Петербург с легкой руки писателей и журналистов стал криминальной столицей и окончательно укрепился в этом статусе  благодаря многочисленным ментовским сериалам, которые появились и снимаются именно здесь – а смотрят их по всей стране. Допросив главных фигурантов по «делу ментов», «Собака.ru» раскрыла секрет популярности этих фильмов.

 

/актер/

Десять лет назад он появился в «Улицах разбитых фонарей» в роли милиционера Казанцева. Длинное черное пальто, небрежно переброшенный через плечо красный шарф, манеры обольстителя – так выглядел первый российский милиционер-секс-символ. Уже через два года актер покинул проект, но прозвище Казанова к нему приросло прочно.

В детстве я не хотел стать милиционером. Я рос в бандитском поселке Рахья, семьдесят процентов населения которого сидело. В детстве вся романтика милицейской работы заключалась для меня в личной истории нашего участкового: пока он был на дежурстве, жену и тещу зарезал вернувшийся с зоны человек, когда-то им посаженный. Потом участковый снова его посадил. Вот такое у меня было представление о милицейской работе.

Работники органов часто искренне выражают мне благодарность: наше участие в сериале подняло рейтинг милиционеров. До этого в кино мы видели сугубо положительного мента, а в жизни сталкивались с грубостью и насилием. Получался диссонанс. Люди не понимали, что существуют условия работы, по-особенному формирующие человека. В советских фильмах они не показывались: не было машин без бензина, не было трешки до получки, не было бесконечного усиления, не было взаимоисключающих приказов, не было начальников-дураков. После "Ментов" стало понятно, что людей, работающих в таких условиях, в какой-то степени можно оправдать. Многие мои сегодняшние товарищи служили или продолжают служить в милиции. Моя роль позволила мне понять их переживания, дала особый взгляд на добросовестность, честность, порядочность, равно как и на предательство, трусость, слабость или на поиск ответа там, где его быть не может. И если я ищу этот ответ напрямую – путем своей работы, то они, несмотря на отсутствие ясной формулировки вопроса, ответы получают из той среды, в которой работают. И я, и они работаем с людьми. Кроме того, актерский труд сродни оперативному: это тоже поиск персонажа, только у них он в кавычках, а у нас – без. Практически все милиционеры России и союзных республик знают меня в лицо. И чаще всего я встречаю только благодарность и желание поговорить.

Мне бы столько жить, сколько проживет в веках мой Казанова! Я думаю, это уже классика, только в сериальном формате и в сравнении с сегодняшней продукцией. И в большей степени это – заслуга режиссера Александра Рогожкина, чутьем собравшего команду. Собрать такую снова очень сложно. Это время молодости и энтузиазма: мы были с реальными милиционерами в совершенно одинаковых условиях – денег не получали ни мы, ни они. За самые знаменитые первые серии гонорар дали через год после дефолта в тех же цифрах и без НДС.

Решение покинуть сериал далось нелегко. Всегда трудно уходить от кормушки, куда, понятно, подсыпят зерна. Но, уходя, не жалей о корме – его всегда найдется кому склевать.

Владимир Казанцев (Казанова)


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме