Рустем Адагамов

Блог фоторедактора компании «Суп», владеющей русским «Живым журналом», стал окном в мир для пятидесяти тысяч «френдов». Фоторепортажи о важнейших событиях, от аварии на Саяно-Шушенской ГЭС до премьеры «Утомленных солнцем – 2», вызывают такой ажиотаж и полемику, что с видением ЖЖ-юзера drugoi теперь считаются и власти: с осени Рустема Ринатовича приглашают освещать деятельность президента наравне с журналистами из кремлевского пула.


Почему drugoi?

В моей жизни часто случалось так, что я оказывался как будто лишним, что ли. Такое сугубо внутреннее ощущение, внешне ничем не продиктованное. Кроме того, слово drugoi очень удобно в написании.

Вы назвали свой блог «иллюстрированным журналом обо всем на свете» и действительно освещаете очень разные темы, от войн до конкурсов красоты. По какому принципу вы отбираете информацию для публикации?

В блоге появляется лишь то, что интересно мне самому и что, я надеюсь, будет интересно тем, кто его читает. Ограничений почти нет. Я даю информацию, но анализ всегда оставляю за скобками – пусть читатель сам делает выводы. У меня нет задачи открыть кому-нибудь глаза на мир.
В моем блоге нет призывов к чему бы то ни было, нет экстремистских выпадов. Я всего-навсего делаю то, что мне интересно: совершенствуюсь как фотограф.

Лет пять назад говорили, что время традиционных медиа подходит к концу и скоро все уйдут в Интернет. Но потом эти разговоры поутихли. Вы сами какой точки зрения придерживаетесь?

Очевидно, что традиционным медиа сейчас приходится очень непросто: тиражи снижаются, рекламный рынок стагнирует, многие игроки уходят или планируют уход с рынка. У многих изданий появились собственные интернет-проекты, которые более мобильны, репрезентативны, интерактивны. Но тем не менее они остаются традиционными медиа в том смысле, что создаются командой. Блоги же – совсем другая история.

Как блогосфера влияет на расстановку сил в медиа-пространстве? Может ли отдельно взятый блог стать реальным СМИ?

Ответ короткий и простой: нет, не может. По вполне очевидным причинам. Блог ведет один человек, уже поэтому он не в состоянии конкурировать с реальными медиа, сказывается колоссальная разница в размере штата, профессионализме, техническом обеспечении. Да, блогеров цитируют, они имеют какое-то влияние, но удельный вес блогосферы в средствах коммуникации ничтожно мал, поскольку как таковой ее в России нет. Есть кучка людей, выплескивающих свое недовольство различными сторонами общественной жизни, – и все!
Затеи, благодаря которым блогосферу стали воспринимать как неподконтрольный государству общественный рупор, не вызывают у меня уважения. Зачем, к примеру, устраивать кампанию неповиновения, называя лично тебе незнакомого, но очень уважаемого человека «балтийской гнидой»?! Многие пользуются амбивалентностью блогосферы, заложенной в самой сущности блога: с одной стороны, ты вроде как ведешь свой личный дневник, а значит, вправе высказываться в нем, как тебе заблагорассудится, с другой – ты высказываешься не только для себя, а в некотором смысле для массового читателя, превращаешься в средство коммуникации. Эта двоякость развращает, и получается то, что получается: кампании, пытающиеся дискредитировать все подряд. Мне же интереснее, когда люди объединяются для того, чтобы, как бы напыщенно это ни звучало, сделать мир лучше и чище, кому-то помочь. Но блогосфера чем дальше, тем все больше начинает походить на отхожее место, где напрочь забывают об этических нормах. Поэтому считаю, что российская блогосфера никогда не станет такой, как в Соединенных Штатах, где у каждого второго есть блог и почти каждый из них – это реальное высказывание.

Как вы относитесь к инициативе государственных мужей все-таки приравнять блоги к СМИ? Ведь, с одной стороны, это признание силы блогосферы, а с другой – безусловная попытка взять под контроль ранее неподконтрольные информационные потоки.

Такие попытки предпринимаются уже давно. Но реального желания и воли со стороны чиновников нет, это всего лишь игра, имеющая целью заработать политический капитал. Проще говоря, демагогия. Закроют – ну что ж, я к подобному повороту готов, пусть закрывают. Это издержки системы, которая сложилась в нашей далеко не идеальной стране. Реальной силы у блогов немного, они – глас вопиющего в пустыне, потому что мало для кого блоговедение является работой. Так, многие из тех, с кем я начинал – а было это в 2002 году, – ушли из ЖЖ. Причин тому много, но основная, на мой взгляд, лежит в культурологической области. В России далеко не у каждого есть реальное высказывание, и уж тем более далеко не каждый считает, что имеет на него право. Получается, что на начальном этапе людям это интересно как новый вид времяпрепровождения, но интерес очень быстро пропадает, и остаются только те немногие, кому есть что сказать.

Почему вы согласились войти в кремлевский пул журналистов? Не кажется ли вам, что этот факт снижает степень доверия читателей к информации, представленной в блоге?

Все это выдумки, никуда я не входил! Да, у меня хорошие отношения с администрацией президента, с самим Дмитрием Анатольевичем. Он глубоко симпатичен мне на личном уровне. Кроме того, из всех людей, имеющих ныне отношение к большой политике в России, он, пожалуй, самый «интернетный» человек, составить конкуренцию ему может разве что губернатор Пермского края. Да, по предложению администрации я несколько раз сопровождал президента в зарубежных поездках, где, поверьте, не выполнял никаких «партзаданий», посему либералы могут смело оставаться на своих местах. Совсем недавно ездил в Норвегию, где президент встречался с королем, а я навещал дочь и внучку, – они там живут. Естественно, когда ты сопровождаешь президента, появляется дополнительная ответственность за соблюдение конфиденциальности. В частности, читатель никогда не узнает со страниц моего блога о том, как работают службы безопасности.

Информация из ЖЖ психологически воспринимается как более достоверная. ЖЖ словно выключает критическое мышление, и блогеры этим пользуются. Согласны?

Думаю, этот механизм срабатывает, только если ты хорошо знаком с человеком лично. Тогда ты действительно начинаешь доверять написанному или делить сказанное на десять. Потому что если ты не знаком с человеком, не знаешь его личных качеств, то не можешь быть уверен как минимум в его искренности. ЖЖ очень часто доводит обсуждение некоторых вопросов до абсурда – до точки кипения. В отличие от реальной жизни в ЖЖ высказываются гораздо жестче, как бы сбрасывая с себя оковы нашей ментальности, привычной к сглаживанию острых углов. В блогах меньше палитра – и больше черно-белого, ангажированности. Вот, скажем, Андрей Илларионов, ранее занимавший высокий пост в администрации президента Путина, ведет свой блог. Ты читаешь его и понимаешь: человек феерически умен, но столь же феерически ангажирован. Причем не кем-то, а самим собой. И это далеко не единичный случай.

Как будет развиваться проект drugoi? Ведь если это проект, которым вы занимаетесь профессионально, обязательно должно присутствовать планирование.


Проекта drugoi не было и не будет! Конечно, у меня есть некие мысли относительно того, как должен развиваться мой блог. Вот сейчас я принял для себя решение размещать в нем рекламу за деньги. Вплоть до настоящего момента рекламы в моем блоге не было, я просто отключил ее. Руководство «Живого журнала» платило мне какую-то мзду за популярность. В частности, сейчас на моем виртуальном счете есть виртуальная тысяча долларов, которую я, правда, все никак не могу забрать. Но превращать свой блог в медиа я никогда не намеревался.

Вы представляли Россию на международном форуме блогеров. Какие перемены ожидают блогосферу в ближайшие годы?


Мероприятие получилось весьма странное. Ну собрались лучшие блогеры из всех стран – и что? Чем мне может быть интересен бразильский блог, если я не говорю по-португальски? И чем какому-нибудь малайцу интересен drugoi, если он не говорит по-русски?

Пять самых обсуждаемых топиков в блоге drugoi за последнее время

1. Член боевого расчета

Адагамов показывает, как священники байконурского православного храма Святого великомученика Георгия Победоносца освящают ракету-носитель, которая должна вывести на орбиту космический корабль «Союз ТМА-19». Ирония в том, что настоятель храма протоиерей Сергий Бычков является членом боевого расчета по подготовке запуска ракеты.

2. Беспорядки в Киргизии

В стране идет настоящая гражданская война: сожжены целые кварталы жилых домов, растет число погибших, бесчинствуют мародеры. Активисты неправительственных организаций Киргизии просят ввести миротоворческие войска ООН: «Каждая минута – это человеческая жизнь».

3. Тонкая грань между правдой и вымыслом

Подборка фотографий Адагамова, на которых сотрудники ОМОНа ведут ветерана Великой Отечественной войны в милицейский автобус, противоречит сюжету телеканала «Россия», программе которого «Дежурная часть» ветеран якобы сказал, что «в автобус с хулиганами сел по собственному желанию».

4. «Чума какая-то»

Адагамов признается, что уже который месяц слушает в машине только Леди Гага – «суперпрофессиональный поп, выверенный и просчитанный до миллиметра». Читатели ломают копья, не жалея экспрессивных аргументов, чтобы переубедить автора.

5. Ошибка журналиста

Одна из самых знаменитых личностей американской журналистики, Хелен Томас, работавшая в президентском пуле еще со времен Эйзенхауэра, на девяностом году жизни в беседе с американским журналистом еврейского происхождения Давидом Несеноффом прямо в камеру предложила евреям «убираться из Палестины к себе домой: в Польшу, Германию, США». На этом ее карьера завершилась, журналист подала в отставку.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме