Егор Просвирнин: «В обществе есть запрос на другую Россию — страну не унижений, а гордости и славы»

В интернете, в отличие от шоу-бизнеса или политики, смена
поколений происходит чаще: блогеры-тысячники стремительно
сдают позиции подросткам, а что такое чат, помнят разве что
ветераны сети. Интеллектуальная гегемония «Фейсбука» подходит
к концу — «Вконтакте» перестала быть сетью для школоты, героев
нашего времени стоит искать там. Журнал «Собака.ru» выбрал
сверхновых звезд, которые перевернули веб дном и заставили
смотреть на себя весь рунет.

Рома Желудь // Айза Долматова // Алексей Ивановский //
Сергей Абрамов // Егор Просвирнин // Владислав Цыплухин

Егор Просвирнин

стал гордостью нации

Журналист придумал патриотический ресурс «Спутник и
погром», где публикуются правила жизни Петра Столыпина,
график инфляции слезинки ребенка и самые остроумные
политические плакаты для аудитории Premium Russian.

Как давно существует сайт «Спутник и погром» и почему он так называется?

У меня был и есть довольно популярный ЖЖ, сайт стал его логическим развитием, выходом на новый уровень. Он начал работу 28 апреля 2012 года. Название родилось из шутки: если бы в России был настоящий националистический журнал, его стоило бы назвать «Спутник и погром», потому что спутник — это триумф разума, а погром — разгул народной стихии. В синтезе модернизма спутника с архаикой погрома рождается постсоветская русская идентичность, которой нам всем так не хватает. При этом и «погром», и «спутник» — из немногих русских слов, перекочевавших в другие языки и ставших частью общечеловеческого смыслового поля. Идеальное сочетание русского и интернационального, аполлонического и дионисийского — что может быть лучше?

Идеология «Спутника» обозначена статусом «интеллектуальный национализм». Что это такое?

Это в первую очередь национализм, апеллирующий не к чувствам, но к разуму, к конституционным, политическим и общественным наработкам развитых стран, а также к русской интеллектуальной традиции. Чувства, охи, ахи, ксенофобия и предрассудки — все это нас решительно не волнует. Для нас самая важная часть русского народа — это критически мыслящие интеллектуалы и новая буржуазия.

«Мы хотим, чтобы Россия
стала национальным государством русского
народа, точно так же как Германия —
национальное государство
немецкого народа»

Какие цели ставит перед собой ваш ресурс?

Наши цели просты: мы хотим, чтобы Россия стала национальным государством русского народа, точно так же как Германия — национальное государство немецкого народа, Франция — французского, Италия — итальянского. Национальное государство — стандартная государственная форма жизни в современном мире, характерная для всех высокоразвитых обществ, и мы считаем, что русские ничуть не хуже любого другого европейского народа. Мы европейцы, и мы хотим жить по европейским стандартам: демократия (нация должна сама управлять своей судьбой), равенство всех перед законом (никаких «национальных республик», государств в государстве), принцип разделения трех ветвей власти (фактически отмененный российской конституцией), государство для русских, а не русские для государства (прекращение бреда про «историческую миссию»). Мы хотим, чтобы русские сами выбирали себе власть и сами распоряжались своими налогами. Почему «русские», а не «российские»? Потому что российской нации не существует. Вряд ли вы будете спорить с тем, что иностранец украинец для вас куда ближе, чем соотечественник чеченец. Давайте смотреть на вещи реально: никаких россиян нет и не просматривается. Поэтому мы предлагаем опираться на силы самого большого и культурного народа в стране, составляющего восемьдесят процентов населения.

Чем вы занимались до того, как основали «Спутник и погром»?

Писал в самые разные издания по широкому кругу вопросов, в том числе про компьютерные игры. Был тем самым московским средним классом, что сдал власти политические права в обмен на благополучие. Затем, как и весь остальной московский средний класс, проснулся, осознав, что так дальше жить нельзя. Я типичный русский начала XXI века и обращаюсь к таким же типичным русским. Видимо, отсюда и успех «Спутника».

Расскажите о своей политической эволюции.

Еще со средней школы я убежденный националист и никогда не менял своих убеждений. Думаю, что их воспитала любовь к истории: невозможно, узнав и полюбив настоящую Россию, Россию до 1917 года, стать коммунистом или потешным либералом. Я глубоко убежден, что либерализм и социализм растут из плохого образования, и потому значительная часть материалов в «Спутнике» — образовательные тексты.

Для кого вы делаете этот проект?

Для русского среднего класса, который желает жить в свободной и сильной стране, но не приемлет ни либеральных рецептов, ни рассказов про советско-православную духовность и державность. Возраст читателей зависит от соцсети: во «Вконтакте» у нас основная аудитория от двадцати до тридцати пяти лет, в «Фейсбуке» семьдесят пять процентов наших читателей старше двадцати пяти. Мы обращаемся ко всем, кто способен критически мыслить и кого волнует будущее России. При этом избегаем народнической риторики, предполагая, что наш читатель — специалист, владелец бизнеса или студент, а не рабочий или крестьянин. Этим мы серьезно отличаемся от других национал-проектов, делающих акцент на «простом народе». Раз все вокруг любят «простой народ», мы будем любить средний класс.

«Раз все вокруг любят „простой народ“,
мы будем любить средний класс»

Кто эти «мы»? Расскажите о команде «Спутника».

Большую часть текстов пишу я, поэтому мне всегда так льстят вопросы про команду: люди думают, что у нас работают минимум три новостника. Если брать весь массив материалов, то команда очень разная, это и выпускники философских факультетов, и сотрудники топовых московских дизайн-студий, которые, когда задерживают сдачу плаката, пишут: «Простите, я задержусь, коллеги пришли, не могу палиться, что я национал-плакат делаю». При этом часть ключевых авторов из-за стигматизации национализма («Ехал гитлер через гитлер, видит гитлер — в гитлер гитлер») предпочитают писать-рисовать под псевдонимами, чтобы их не затравили добрые либеральные коллеги. Думаю, всех этих людей можно объединить одним словом: они европейцы, причем часть из них в буквальном смысле граждане Евросоюза.

У вас примерно по четыре тысячи подписчиков в «Фейсбуке» и «Твиттере» и в пять раз больше во «Вконтакте». Чем вы объясняете популярность «Спутника» у пользователей этой социальной сети?

Тем, что аудитория «Фейсбука» элементарно меньше аудитории «Вконтакте». Сравните количество подписчиков у Навального — будет примерно такая же разница. Впрочем, в «Фейсбуке» сидят лидеры мнений, поэтому, несмотря на меньшую аудиторию, самые громкие наши успехи были именно там, вроде репостов наших текстов Кохом, Пархоменко, Машей Гессен, тем же Навальным и прочими занимательными персонажами, вплоть до показа скриншотов нашей фейсбук-страницы в «Вестях».

Спасу Россию. Дорого

 

Ваши плакаты сделаны с большим вкусом и чувством юмора, сайт сверстан современно. Вы сознательно подружили хипстерский дизайн с правыми идеями?

Я бы не сказал, что наш дизайн хипстерский. Если внимательно посмотреть весь массив работ, то можно увидеть массу влияний, от классицизма до новой Европы. Но да, в какой-то момент мы подумали, что было бы забавно использовать графический язык городской молодежи эпохи постмодерна для рассказа о вещах совсем не постмодернистских, за что даже заслужили прозвище наци-хипстеров. Причем в правой среде стало появляться все больше подражаний нашему стилю. До нас считалось, что правый дизайн должен подражать плакатам то ли советским, то ли Третьего рейха, с их культом героев и сверхчеловеков. Мы же решили отказаться от чрезмерной серьезности, используя злую, иногда горькую иронию. Современные коммунисты, либералы, даже другие националисты — это же в первую очередь очень смешно. Одни хотят православный Третий Рим. Другие — СССР 2.0. Третьи — вернуться в 1990-е. Четвертые — и вовсе Евразийский союз. Зачастую захохотать и сделать язвительный плакат — единственное, что остается в нашем сумасшедшем доме, называемом Россия.

Вы занимаетесь политикой исключительно в Интернете или планируете выйти в офлайн?

Мы не занимаемся политикой, мы строим базовую информационную инфраструктуру. Затем будем строить инфраструктуру социальную. Политика начинается с денег и связей, с готовых поддержать вас финансово-промышленных групп — в России независимых игроков на данный момент нет. Служить же еще одной выве- ской для Кремля, выбирая ответственным секретарем сотрудника администрации президента, — спасибо, не надо. Поэтому в данный момент мы культурно-образовательный проект, хотя и подумываем устроить в офлайне цикл лекций или что-нибудь вроде того.

Какие материалы «Спутника и погрома» имели наибольший успех?

Самый большой резонанс был у моего материала про стреляющую дагестанскую свадьбу, он собрал больше двадцати тысяч лайков во «Вконтакте». Хотя это очень средний текст, просто попавший в общественное настроение. Нашим же фирменным блюдом считаются обстоятельные рассказы о забытых русских подвигах, вроде похода полковника Карягина, осады Осовица, охоты на Чапаева. В обществе есть большой запрос на другую Россию — страну не унижений, как нынешняя, а гордости и славы. И наши военные публикации, в колоссальных количествах расходясь по интернету, отвечают на этот запрос, укрепляя пошатнувшуюся русскую уверенность в себе. Плюс, конечно же, мой текст «Как хорошо быть русским», написанный с целью национального лечения, — дошло до того, что коммунисты начали выбрасывать из него антисоветские пассажи и публиковать на своих ресурсах. По-моему, когда тебя начинают цитировать идеологические противники, это высшая степень признания.

На сайте работает онлайн-магазин, где продаются кружки, постеры и мишки. Он приносит доход?

К сожалению, чисто символический. Гораздо больше он приносит слухов. Так, я уже встречал обстоятельные разборы, в которых доказывалось, что весь «Спутник» затеян исключительно для торговли футболками. Увы, пока что общий доход от «Спутника» — магазин плюс добровольные переводы читателей — гораздо меньше того, что я получал бы, тупо устроившись новостником в редакцию средней руки, про возможность содержания на него авторского коллектива и не говорю. Поэтому на эти деньги мы покупаем в основном рекламу в больших сообществах, в принципе не рассматривая «Спутник» как источник заработка.


Дорогие мои старики


Максим Кононенко
Программист и журналист,
известный под псевдонимом
Mr. Parker, продолжает вести
некогда успешный проект
Vladimir.Vladimirovich.ru.

«Форма политического блога еще не родилась, жанр только прощупы- вается. То, что я вижу сейчас, — это пиар- представительства персон и организаций, как у Яшина или Ru_politics, либо прикладной инструмент, как у Навального. А вот центра притяжения свободно летающих объектов, этакой политической черной дыры, я пока что не вижу. Есть юные и пылкие дарования, которым пока не хватает чистого веса. Но через цикл-два, я полагаю, именно они будут определять политическую ситуацию»

www.sputnikipogrom.com

Текст: Ксения Гощицкая, Вадим Чернов, Виталий Котов, Радиф Кашапов.
Фото: Натали Арефьева, Александр Ермилов, Guy Johansson
Стиль: Мария Янковская


Наши проекты

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 15 июня, 2014
    Комментарий удален
  • Михаил Орлов 14 февр., 2013
    Ну, Егору чистого веса хватает, буа-га-га. :)

Читайте также

По теме