Как выпускник ИТМО перевернул рынок протезов и дал детям возможность быть похожими на супергероев

Илья Чех, выпускник ИТМО и инженер-робототехник основал компанию «Моторика» по производству уникальных протезов рук для детей и взрослых — их печатают на 3D-принтере, дополняют насадками-держателями для скрипки или скакалки и встроенной банковской картой.

Компания «Моторика», которая сейчас базируется в московском «Сколково» и насчитывает восемь филиалов по всему миру, начиналась на петербургской кухне, когда вы сами рисовали конструкции детских протезов.

Не только на кухне, но и по ночам (смеется) — в 2013 году, когда я еще учился на последнем курсе ИТМО. Мы познакомились с моим партнером Василием Хлебниковым, у которого было свое промышленное производство по 3D-печати. Нам хотелось показать, что эти огромные машины могут служить не только для какой-нибудь сувенирной продукции, но и для полезного дела. Основной задачей было придумать движущийся неразборный механизм. Решить ее нам удалось, соединив лазер с 3D-принтером — в то время никто в мире такого не делал.

Вы сразу, на старте, занялись именно сложным детским протезированием?

Да. Это наиболее востребованный и наболевший сегмент. Мы начали погружаться в тему и поняли, что ею никто не занимается, а все разработки, которыми пользуются, были придуманы еще в 1960-х. Вникнув за полгода в проблематику, осознали: у нас есть запас энергии, компетенций и средств, чтобы перевести все в формат стартапа, бизнеса и попробовать сделать из этого большой проект.


Мы хотим интегрировать внутрь протеза функционал смартфона

До недавнего времени дети могли рассчитывать только на косметические протезы. Как они реагируют на ваши девайсы?

Конечно, положительно. Для детей в «Моторике» придумали насадки-держатели для кисточки, фломастера, скрипки, внедрили возможность продевать нитку в игольное ушко и держать скакалку. Мы разукрашиваем протезы, придумываем дизайн и оформляем их, например, в духе Marvel или Disney. Ребенок воодушевлен, понимает, что теперь становится супергероем, а в своем кругу общения начинает активно хвастаться, а не прятать протез в кармане. Если раньше он носил рубашки с длинным рукавом, то сейчас — открытые майки, футболки — «смотрите, какая классная штука у меня есть!». Протез позволяет ему становиться центром внимания и социализироваться.

Почему до вас этим никто не занимался в России почти шестьдесят лет?

Последние модели тяговых протезов, которые работают за счет движения плеча, появились в первые десятилетия после Второй мировой войны: тогда сделали хорошие дешевые экземпляры, так и оставшиеся на рынке. Затем в СССР этими вопросами занимались НИИ, в которых было придумано очень много интересных вещей, но практически ничего не реализовалось, хотя наши предшественники предлагали массу решений по узлам протезов, модулям запястий, тяговым механизмам. Все это уходило «в стол» — для отчетности. Более того, изучив существующие в мире патенты на момент 2013 года, мы выяснили, что западный прототип биоэлектрического протеза, который до сих пор в ходу со своим минимальным функционалом, был разработан в Союзе в 1958 году, а потом эту технологию от нас просто вывезли.

То есть за рубежом развивали такое протезирование?

Честно говоря, механизмы и там не шагнули далеко вперед. К сожалению, это крайне узкий рынок с точки зрения бизнеса, и он инвестиционно непривлекателен: исследования очень долгие и затратные. В случае детского протезирования все еще сложнее. Дети быстро растут, и было неясно, как с этим работать в принципе: ты создашь один дорогостоящий модуль, а через полгода его надо менять. Успехи в этой области стали возможны только с появлением 3D-печати, которой мы и воспользовались: это технологический рывок, позволивший сделать в первую очередь детское протезирование очень дешевым и функциональным. С помощью принтеров у нас есть возможность каждый раз разрабатывать всю модель протеза с нуля, ведь одинаковых травм практически не бывает. Кроме этого, мы хотим внедрить в первую очередь современные гаджеты.

То есть ваша задача — сделать из протеза практически смартфон?

Все верно. В мире этим никто не занимается, а мы, например, первые сделали протез со встроенной банковской картой. Было найдено банальное и простое решение, поиски которого заняли у нас всего два дня, но польза от этого невероятная, ведь инвалиду оперировать деньгами очень сложно: достать монеты, отсчитать купюры, забрать сдачу. Мы хотим интегрировать функционал современного смартфона внутрь протеза: подключение к Интернету, раздачу Wi-Fi, записную книжку, ежедневник и прочее, чтобы человеку вообще не требовались телефоны или планшеты, а его протез являлся продолжением его тела и девайсом, который транслирует желание его обладателя в цифровую оболочку вселенной.

Звучит как цитата из романа Айзека Азимова.

В конечном счете технологии ведут к тому, что бионическая рука, которая работает от электрического сигнала мышц, будет гораздо функциональнее, чем живая. Мне кажется, это следующий этап эволюции человека, когда мы будем переходить от биологического организма к кибернетическому, — лет через сорок это станет возможным. Кстати, я очень люблю научную фантастику: в институте перечитал и всего Рэя Брэдбери, и Айзека Азимова, и все три закона робототехники последнего помню наизусть: 1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. 2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. 3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам. (Улыбается.)


Кибердизайнер из Петербурга Никита Реплянский создает протезы, которые больше напоминают арт-объекты​


Компания «Моторика» масштабно выпускает класси- ческие тяговые протезы рук с большим функционалом с 2015 года, а в 2018-м команда Ильи Чеха вывела на рынок бионические протезы с датчиками, которые считывают мышечные импульсы и могут двигать пальцами, — это стало возможным благодаря мобильному приложению. Покупка протеза включает в себя реабилитацию, работу с физиотерапевтом и психологом. В 97% случаев приобретение протеза оплачивается государством: для этого в компании работает специальный отдел.

текст: Ольга Угарова
фото: Дмитрий Ганопольский

Материал подготовлен для июльского номера «Собака.ru» (#07 (222) 2019)

Комментарии (1)
Автор: andrey
Опубликовано:
Люди: Илья Чех
Материал из номера: Июль
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Анастасия Кожевникова 21 авг., 2019
    Очень круто! Восхищена и желаю удачи и процветания компании и лично Илье!

Наши проекты

Читайте также