Как случайный секс, лайки, наркотики и другие доступные удовольствия XXI века делают нас несчастными

Современный человек научился сравнительно легко получать нейромедиаторы, отвечающие за удовольствие. В результате мозг перенасыщается ими, а люди страдают от депрессивных расстройств чаще, чем когда-либо. В книге «Мозговодство. Путь к счастью и удовлетворению» колумнист Собака.ru, врач-терапевт и автор популярного блога «Доктор Фил» Филипп Кузьменко объясняет, почему мы пытаемся наслаждаться жизнью по максимуму, но становимся от этого только несчастнее. 

Считается, что раньше люди редко доживали до 25–40 лет. Но на самом деле это не совсем так. Основная проблема, которая была в те годы, — это детская смертность от инфекций, а также материнская смертность. Ни для кого не секрет, что роды у человека весьма непростые и часто сопровождаются послеродовыми осложнениями. Но если все проходило благополучно и ребенок доживал до 10–15 лет, то у него были реальные шансы дожить и до 50, и до 60. В современном мире, благодаря развитию медицины, появлению асептики и антисептики, созданию антибиотиков, вакцинации, за последние 200 лет удалось снизить детскую смертность с 43% до 4,3%. Средняя продолжительность жизни в мире выросла до 67–70 лет, а в развитых странах перевалила за 80.

В отличие от тех времен, когда каждый день мог закончиться гибелью от хищника, голода, инфекций или неосторожности, чтобы умереть сегодня — придется постараться. Мы живем в эру «абсолютной безопасности». Если вы попытаетесь совершить самоубийство, например, отказавшись от пищи, то с большой вероятностью вас насильно госпитализируют в психиатрическую лечебницу, привяжут к кровати и будут кормить через зонд, не давая вам распоряжаться собственной жизнью. Но, несмотря на такие улучшения качества условий жизни, по данным статистики, только в США с 1999 по 2014 год количество суицидов выросло на 24%. В 2017 году суицид являлся второй основной причиной смерти у лиц от 10 до 34 лет. 


С 2006 по 2013 год количество тяжелых депрессий, неврозов и тревожных расстройств выросло почти на 50%.

Причем достаточно часто болезни находят у людей из обеспеченных и благополучных семей, занимающих высокие должности или социальный статус по сравнению с простыми работягами. Конечно, нельзя упускать из виду тот факт, что за последние годы улучшилось качество диагностики — возможно, люди болеют как раньше, просто диагностировать эти болезни стали чаще. С другой стороны — безопасность, отсутствие голода, огромные возможности к самореализации, безопасный секс (практически в любом количестве и без обязательств). Откуда вообще у людей может начаться депрессия или невроз в таком изобилии, когда вокруг нас столько доступных удовольствий?

Почему мы несчастны?

В XXI веке люди научились получать нейромедиаторы удовольствия простыми способами, используя «уязвимость» лимбической системы. Лимбическая система — это совокупность большого количества различных отделов мозга. По отдельности эти отделы отвечают за огромное количество аспектов, влияющих на поведение: страх, гнев, голод, жажду, половое влечение, формирование памяти и многое другое. Но, объединившись в единую структуру, лимбическая система формирует мотивацию и желание делать что-либо. Или наоборот — не делать и избегать этого любой ценой. Система находится между большими полушариями и стволом мозга, отсюда и название: limb — «край». Она необходима для выживания скафандра во внешней среде (т.е. удовлетворения основных потребностей) и генов.

Подсказывает большим полушариям, что неплохо бы было подкрепиться, спрятаться от хищника или совокупиться с самкой. В англоязычной литературе ее главные функции описываются аббревиатурой 4F: fighting («сражаться»), feeding («питаться»), fleeing («спасаться»), fu... (спариваться). Но самым интересным является то, КАК именно она мотивирует нас выживать. Она отвечает за производство основных нейромедиаторов, которые простым обывателям более известны как «гормоны счастья»: дофамин; серотонин; эндорфин; окситоцин. Каждый из них «окрашивает» то или иное событие в определенные ощущения, черное или белое, приятное или неприятное. По-простому эти импульсы называются эмоциями. Без них мы бы не испытывали мотивацию делать хоть что-нибудь.

Наша лимбическая система была запрограммирована на выживание в дикой природе, где возможности получать удовольствие следующими простыми способами почти не существовало:

  • Случайные половые связи
  • Социальные сети и ложное признание
  • Легкодоступные калорийные продукты
  • Легкодоступная и очень простая в обработке информация
  • Курение
  • Алкоголь
  • Наркотики

Лимбическая система воспринимает эти стимулы как выполнение направленных на выживание действий, хотя происходит все совсем наоборот. Подобные вещи ухудшают качество жизни, вредят здоровью, ухудшают умственные способности. Через какое-то время, по законам нейропластичности, рецепторы снижают свою чувствительность, гормоны быстро разрушаются — и человек стремится получить удовольствие другим способом. На помощь в этой ситуации должна была прийти префронтальная кора, которая должна была бы это остановить. Префронтальная кора (ПФК) — это довольно обширная зона, которая отвечает за высшую нервную деятельность, такую как критическое и абстрактное мышление, долгосрочное планирование, логика, самообладание, постановка целей и их реализация, концентрация внимания, а также контроль эмоций. По сути, префронтальная кора отвечает за такое понятие, как «сила воли».


Если задуматься, в сущности, что такое сила воли? Это способность пожертвовать каким-то сиюминутными желаниями или удовольствиями, чтобы получить в конце больше благ.

 

Чтобы это сделать, во-первых, ПФК должна работать исправно. А во-вторых, сам человек должен обладать достаточным опытом и знаниями, чтобы была возможность представлять конечный результат. Ну или он просто должен быть у него перед глазами. Но больше всего нервных связей префронтальная кора имеет с... лимбической системой (ЛС). По сути, ПФК и ЛС — это как северный и южный полюс, как плюс и минус, альфа и омега. Лимбическая система побуждает нас что-то делать, а префронтальная кора, наоборот, работает как стоп-кран, тормозящий наши порывы и предлагающий сперва все как следует обдумать, а уже после начать действовать.

Взвесив все за и против, префронтальная кора должна была бы посчитать, что простые радости, о которых мы сказали выше, приносят больше вреда, чем пользы, остановить их и пытаться получить нейромедиаторы удовольствия другими, более сложными способами. Например, освоить новую профессию или начать лучше и эффективнее работать, чтобы получить повышение, увеличив свой доход. Такой поступок будет способствовать выработке серотонина, а помимо этого будет способствовать увеличению материальных ресурсов, которые откроют вам доступ к получению других нейромедиаторов. Например, можно поехать путешествовать или купить себе то, что вы давно хотели, чтобы стимулировать выработку дофамина. Попробовать экстремальные виды спорта для выработки окситоцина. Начать больше времени проводить с любимыми людьми, детьми или друзьями, искренне пытаясь им помочь, чтобы это помогло выработать окситоцин.


Все эти действия приведут к тому, что вы будете избавляться от пагубных привычек, так как найдете более выгодные способы получать те же самые нейромедиаторы. Но без вреда для здоровья, не впадая в крайности и зависимости.

Более того, вы повысите чувствительность рецепторов к ним, что сделает эффект от получения одного и того же количества нейромедиаторов гораздо сильнее. Но из-за «атрофии» префронтальной коры, которая вызвана информационной зависимостью, постоянной жизнью на автопилоте, стресса, этого не происходит. Чаще всего вместо отказа от вредных привычек и изменения образа жизни люди используют другой легкодоступный способ получить гормоны счастья.

Человек любит заниматься сексом. Окситоцин и дофамин, которые выделяются при этом, разрушаются довольно быстро, вынуждая индивида искать новых половых партнеров. В условиях XXI века, где в последние годы знакомство с противоположным полом было упрощено до предела, людям не составляет труда делать это часто. Если такой индивид начинает очень часто находить лиц противоположного пола, используя их только для удовлетворения сексуальных потребностей, то через какое-то время его это утомляет (ведь рецепторы снижают свою чувствительность, если нейромедиатора становится слишком много). Но мозг уже привык к определенному уровню гормонов счастья, и ему не нравится, что их количество снижается. Из-за этого он будет продуцировать кортизол, тем самым заставляя индивида вернуть все назад. Плюс само гнетущее ощущение того, что раньше было «хорошо», а теперь это чувство прошло, неприятно. Такая двойная антистимуляции будет способствовать тому, чтобы индивид в попытке утолить этот «зуд» впал в другую крайность: начал пытаться утолить эту жажду алкоголем, неправильной пищей, социальными сетями и просмотром мемасиков либо еще более частой сменой половых партнеров.

Все это очень похоже на эксперимент с крысой в ящике скиннера, которая только и делала, что нажимала на педаль. Разница лишь в том, что без электродов в голове мы не можем достичь такого уровня нейромедиаторов удовольствия. В противном случае наша судьба не отличалась бы от тех крыс, которые падали замертво от истощения, потому что на еду и воду у них просто не было времени — нужно было жать на педаль.

Какой же выход из этой ситуации? 

1. Необходимо пробудить префронтальную кору. Для этого существует достаточно простая техника медитации, которую вы параллельно, возможно, уже практикуете.

2. Избегать вещей, которые ухудшают работу префронтальной коры.

3. Стремиться выполнять то, что стимулирует работу префронтальной коры.

4. Искать более сложные способы получить гормоны удовольствия, которые требуют большого вложения энергетических ресурсов.

5. Соблюдать умеренность в удовлетворении своих потребностей. В условиях тотальной неограниченности нужно научиться ограничивать себя в вещах, которые легко можно достать.

Отрывок предоставлен для публикации издательством «ЭКСМО». Книга «Мозговодство. Путь к счастью и удовлетворению» доступна к покупке с 15 июля. 

Катерина Резникова,
Комментарии

Наши проекты