Manizha — о том, как подружиться с собственным телом, и что не так с бодипозитивом в российских реалиях

Вопросы восприятия тела стали для певицы объектом творческого исследования. Она пропагандирует адекватное принятие себя и считает, что витамины и тренировки не помогут, если ты не учишься слышать свое тело. 

Объясни, как найти грань между принятием себя и пониманием того, что изменения все же необходимы?

Для меня всегда важна продуктивность, а все что, мешает быть в балансе и забирает силы, находится за гранью. Одна сторона деструктивности — это чрезмерная агрессия, из-за которой тебя все в себе не устраивает. Другая — это когда ты, наоборот, слишком многое себе позволяешь, потому что «принимаешь таким, какой есть». Нужно понимать, что мешает тебе быть гармоничным, и исправлять это. Но без оглядки на меняющиеся тренды и чужое мнение.  

Как ты заботишься о своем теле? Научилась его слышать и понимать?

Я не скажу, что на все сто пятьдесят процентов понимаю свое тело, потому что для меня диалог с ним – это динамичное состояние. Можно сказать: «Да, я все знаю! Мне нужно заниматься спортом и пить эти витамины, чтобы хорошо себя чувствовать». Но все эти ЗОЖ-атрибуты не особенно помогут, если ты не умеешь честно разговаривать с телом. Я давно пришла к выводу, что психологическое состояние для меня важнее физического, в том числе потому, что стресс и психосоматические проявления портят мой голос, а музыка для меня — самое главное. Забота о себе проявляется во многом: это и окружение себя правильными людьми, и даже правильными запахами. На йогу тоже с недавних пор хожу: пробую ощутить свою женственность через правильное дыхание и работу с другими институциями (смеется).  


 «Нахождение в балансе дает мне силы на создание того, что я люблю»

Тебе 27 лет, а задумывалась ли ты о том, как принимать себя и свое тело через 20, 30 лет?

Я не знаю, как буду чувствовать себя, когда у меня появятся морщины или когда любимый человек уйдет к более молодой девушке. В течение трех лет я беру интервью у разных женщин для своего социального проекта и разговариваю с ними о проблемах восприятия себя. За это время я поняла, что окончательное принятие в принципе невозможно, и когда ты это осознаешь, тебе становится легче. Кстати, самыми интересными мыслями делятся женщины после 40 лет. Например, одна из моих недавних собеседниц сказала: «Я обожаю свой шрам на животе, потому что он напоминает, что я мать и родила прекрасного сына». Я верю и надеюсь, что вся моя исследовательская деятельность сейчас проходит не зря и через 20-30 лет я буду чувствовать себя еще гармоничнее.

Тебя относят к идеологам бодипозитива, но ты критикуешь некоторые его проявления.

Во-первых, в недавнем манифесте я размышляла на тему, того, почему бодипозитив в России так неточно трактуется. Мне кажется, в том числе потому, что body и positive — это два нерусских слова. Интересно узнать, если в нашей культуре определение, которое могло бы органичнее отразить эту идею? Мне кажется, есть. Во-вторых, я не люблю любые проявления агрессии. Люди, которые ненавидят бодипозитив, и люди, которые ненавидят тех, кто ненавидит бодипозитив, страшно похожи и используют одинаковые формулировки. И это меня пугает. Интересно, что за кулисами всей истории с проектами #травмакрасоты и #покажитенас я встретила много негативной реакции приятелей и друзей, которые писали мне: «О нет, опять этот парад сильных и независимых?». Многим людям теперь все кажется агрессивной кампанией бодипозитива. При этом есть главный плюс — тема обсуждается и находятся те, кто изучает ее глубже. 


«Забота о теле — это не просто тренировки и витамины, а умение вести с ним диалог»

На твой взгляд, откуда растут ноги недовольства собой, агрессивного отношения к телу?

Одна из основных причин — это политика медиа. 70 процентов женщин не видят похожих на себя героинь обложек или билбордов. Есть какие-то попытки восстановить баланс между рекламой и реальным человеком, но реклама побеждает, потому что это бизнес. И кому-то очень выгодно зарабатывать на человеческих депрессиях и недовольстве собой. У тебя есть недосягаемый образ, ради которого ты должен потратить много денег, сил и психологического здоровья. Причем одинаково деструктивно эти образы влияют и на тех, кто агрессивно совершенствует себя, стремится к идеалу и гробит здоровье. И на тех, кто в попытке защититься начинает ненавидеть бренды и худых девушек. В итоге люди закрываются и оказываются не готовы к диалогу. А спокойный диалог о разных гранях красоты необходим. Сейчас я использую свой Instagram в качестве площадки для такого диалога. Например, у меня есть уникальная возможность опубликовать фотографии не только себя, но и других женщин. А еще можно опубликовать их без фотошопа. Не потому, что фотошоп — это плохо (я и сама могу попросить тщательно отретушировать своим снимки). Просто потому, что хочется показать людей такими, какими ты их видишь в реальной жизни. А еще классно поставить их на билборд вместо селебрити. Селебрити – тоже неплохо, красота вдохновляет. Но помимо них должны быть и другие женщины, они имеют право на это. Мы все имеем право на это.

  • #травмакрасоты: первый флешмоб против навязанных идеалов красоты певица запустила 2 года назад, признавшись, что когда-то сама задумывалась о ринопластике и переживала из-за круглых бедер;
  • #силсила: сейчас Manizha обратилась к проблеме домашнего насилия: ей посвящен новый клип «Мама», а также мобильный сервис SILSILA, разблокировки которого сейчас добивается команда разработчиков;
  • #покажитенас: в новом проекте исследуются разные грани красоты и вопросы принятия собственного тела. Певица рассказывает, как «подружилась с той девушкой в отражении и поняла, что красота не копируется».
Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также