Минздрав одобрил противомалярийный препарат гидроксихлорохин в борьбе с коронавирусом. Что с ним не так?

Вирусологи всего мира озабочены не только разработкой вакцины против COVID-19, но и поиском адекватных препаратов, которые облегчат его лечение. Наиболее серьезные дискуссии строятся вокруг противомалярийных препаратов: один из таких, гидроксихлорохин (в России его знают как «Плаквенил»),  уже официально рекомендовал Минздрав, говорил о его пользе и президент США Дональд Трамп. С помощью эксперта  «Собака.ru» попыталась разобраться, что это за препарат и действительно ли он хорош.

Что это?

Плаквенил — препарат, сделанный на основе действующего вещества гидроксихлорина. Это вещество схоже с другим противомалярийным средством, хлорохином, и отличается от него двумя атомами. Еще в 1955 году его одобрило для лечения малярии американское FDA (управление по санитарному надзору за продуктами питания и медикаментами). Наряду с тем же хлорохином и мефлохином — фторпроизводным на той же структурной основе — до сих пор рекомендованы для лечения малярии.

Как он работает и причем тут COVID-19?

Еще в начале 2000-х годов ученые стали обсуждать два его побочных эффекта: влияние на иммунную систему (это важно!) и антивирусный эффект. Идея использовать противомалярийные препараты против коронавирусов не нова, ее предложил еще итальянский ученый Роберто Кауда в разгар эпидемии SARS. Действующее вещество проникает в эндосомы вирусных клеток (мембранные внутренние пузырьки) и «деактивирует» их, снижая уровень кислотности. Теоретически гидроксихлорин может блокировать таким образом и коронавирус, но пока только теоретически — механизм антивирусной активности вещества на молекулярном уровне еще не установлен. 

Кроме того, мы неспроста сакцентировали внимание на влиянии на иммунную систему - когда пациент в тяжелом состоянии (например, на ИВЛ), такой препарат может оказаться просто смертельным. Но это все-таки теоретические рассуждения. Рассказать о том, может ли плаквенил (гидроксихлорин) помочь при лечении коронавируса, мы попросили фармаколога, автора телеграм-канала «Первый лекарственный» Александра Артюха.

Александр Артюх

фармаколог, автор телеграм-канала «Первый лекарственный»

В феврале 2020 года было проведено исследование, в которое включили 150 пациентов, взрослых с подтвержденным COVID-19. Их госпитализировали в 16 медицинских центров.

Пациентов рандомизировали в группу стандартной терапии и давали гидроксихлорохин 1200 мг в день на протяжении 3 дней, затем 800 мг в день (поддерживающая доза) на протяжении последующих дней. Средний возраст пациентов составил 46 лет, 55% были мужчинами.

Длительность терапии составила две недели при легком или умеренном течении заболевания и три недели при тяжелом течении заболевания. 

Вторая группа пациентов получала только стандартную терапию (в зависимости от потребности, кислородную терпаию, неинвазивную и инвазивную вентиляцию легких, антибиотики, вазопрессорную поддержку, заместительную почечную терапию и экстракорпоральную мембранную оксигенацию). Эффективность оценивали на 28-й день. 

К 28 дню SARS-CoV-2 не определялся у 85,4% пациентов из группы гидроксихлорохина и у 81,3% пациентов из группы стандартной терапии (P = 0,341). Частота отрицательного результата не различалась между группами на 4, 7, 10, 14 и 21 день. Не выявлено различий между группами по облегчению симптомов инфекции. К 28 дню облегчение симптомов отмечено у 59,9% пациентов на фоне комбинации стандартной терапии с гидроксихлорохином vs, 66,6% в группе стандартной терапии.

При этом нежелательные явления  были отмечены у 8,8% пациентов из контрольной группы, по сравнению с 30% в группе гидроксихлорохина. Самым распространенным побочным эффектом была диарея, ее зафиксировали у 10% из группы гидроксихлорохина и ни у одного пациента в контрольной группе. Два пациента в группе гидроксихлорохина имели серьёзные побочные эффекты, у одного отмечена прогрессия заболевания, у второго – инфекция верхних дыхательных путей.

Вывод из этого такой: этот препарат не «убивает» коронавирус и симптомы не облегчает.

Но было и другое исследование — французского вирусолога Дидье Рауля. В нем 42 пациентам давали гидроксихлорин и в течение шести дней измеряли концентрацию вируса — она снижалась. Но тут много нюансов: забор материала с помощью мазка не может быть количественным и концентрация вируса в нем может быть результатом случайных факторов. И, наконец, снижение концентрации вируса само по себе — не гарантия излечения; тем более такого заболевания, летальность которого связана с нарушением работы иммунной системы при остром респираторном синдроме. 

Пока ВОЗ включила препарат в свое исследование, о его эффективности говорят и в США, но говорить о его эффективности без масштабных клинических исследований не приходится.


Личный опыт: «Из-за пандемии COVID-19 я не могу найти в аптеках жизненно важное лекарство»

Добавим также, что противомалярийные препараты используются для пациентов с аутоиммунными заболеваниями. Повышенное внимание к этим лекарствам породили их дефицит для больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой и бронхиальной астмой. Подробнее об этой проблеме на примере Петербурга мы писали тут.

Игорь Топорков,
Комментарии

Наши проекты