Катя Федорова, Ольга Михайловская, Оскар Ренкель и еще пять фэшн-экспертов оценивают показы российских брендов

По просьбе «Собака.ru» историк моды, байер, стилист, колумнист Vogue и другие ударники фэшн-труда подвели итоги показов российских дизайнеров и рассказали, почему некоторых из них нельзя пускать на подиум, кто копирует чужие идеи, и какие бренды делают действительно достойный продукт.

Денис Ерхов, основатель cтратегического агентства Dear Progress
Оскар Ренкель, фэшн-гуру, совладелец агентства Bad Mamas
Катя Федорова, автор Telegram-канала Good morning, Karl!
Ольга Михайловская, колумнист Voguе, автор Telegram-канала Front Fashion
Мэган Виртанен,
историк моды
Сетмер Асанов, байер 
Юрий Питенин, дизайнер Saint-Tokyo
Юлия Журавлева, стилист

Roma Uvarov Design 

Ольга Михайловская: Рома хороший! В этой коллекции и идея внятная, и вещей красивых много, и стайлинг неплохой. И все так романтически, метамодернистски, что и не попрекнешь уж очень буквальными цитатами из готичных 1990-х. Одна претензия — слишком много разного он слил в одну коллекцию (глаза разбегаются!). Но поскольку дизайнер только начинает свой творческий путь, понятно, что его переполняют чувства.

Катя Федорова: Коллекция перестилизована. Есть ощущение, что дизайнер собрал разные идеи со всего света и попробовал впихнуть их в один показ. Из-за этого неясно, какое у него видение —  образы кажутся набором наспех сделанных вещей. 

Юра Питенин: Пока это новый для меня дизайнер и, как я понимаю, начинающий. Но мне очень симпатична его коллекция: есть, конечно, ощущение «с миру по нитке», а также инфантильность, чрезмерность и театральность, но в целом это хороший и коммерческий продукт.

Сетмер Асанов: Очень сложная коллекция — я сомневаюсь в ее коммерческом успехе и востребованности такого стиля, поэтому, как байер, не стал бы рисковать ее закупкой в магазин. Мне непонятно, на какую аудиторию ориентируется дизайнер.

Денис Ерхов: За Ромой я наблюдаю давно. В этой коллекции он не изменил себе — все очень странно, но как всегда в хорошем смысле. На мой взгляд, это действительно талантливый дизайнер с задатками Тома Брауна, но без инвестиций. Больше всего мне импонируют в нем свобода и ирония, которой так не хватает современной российской моде.

Оскар Ренкель: Я представлял коллекцию Ромы Уварова на показе финалистов конкурса «Собака.ru» «Новые имена в моде-2018». Это совершенно не мой стиль — не могу сказать, что я когда-либо такое надену. Но у Ромы есть суперспособность находить вдохновение там, где его найти невозможно: в болотах, развалинах, трущобах, старых гаражах и еще в чем-то непотребном. Его коллекции выглядят целостно и, в принципе, в тенденциях сегодняшнего дня, но, конечно, дизайнеру нужно много учиться.

Alexander Arutyunov

Катя Федорова: Саша сильно растет от сезона к сезону, использует все более сложные техники и искусно смешивает референсы. Особенно хорош трикотаж, напоминающий советские агитационные мозаики.

Ольга Михайловская: Ничего сказать не могу и уже никогда не смогу. В приглашении мне было отказано. Полагаю, ничего нового для себя я бы все равно не увидела, зато сэкономила время. 

Мэган Виртанен: При моем интересе к советскому агиттекстилю и нежной любви к соцреализму, разумеется, свитеры и блузки не могли не понравиться: то ли ВДНХ, то ли ЦПКиО, а все равно хорошо. Кожаные сарафаны, думаю, и так многие похвалят, так что отмечу Большое Черное Платье, хотя с моей стороны это чистая вкусовщина.

Юра Питенин: Конечно же, я наблюдаю за работами Арутюнова и в этот раз вижу, что он, наконец, вернулся к себе настоящему. К тому дизайнеру, который, не забывая о своих корнях, нежно обращается с этникой и умело соединяет ее с современностью.

Юлия Журавлева: Я люблю Сашу. Считаю, что это один из немногих дизайнеров, который следит за качеством вещей. В коллекции много кожаных изделий и невооруженным глазом видно, что они стоят своих денег. Например, белый плащ или коричневая куртка с булавками прослужат вам десятилетие и будут актуальны каждый год. Выгодное вложение!

Сетмер Асанов: Очень понравилась коллекция — прослеживаются современные тенденции, наложенные на авторский почерк. Особенно круто выглядят головные уборы и выбранная цветовая палитра.  

Денис Ерхов: На мой взгляд, это лучшая коллекция Александра. По сравнению с его творчеством два года назад виден колоссальный рост. Помимо известных приемов и цитат Loewe и N°21, дизайнер постепенно вырабатывает свой «визуальный язык».

Оскар Ренкель: У меня нет слов — это высший пилотаж. Уникально, круто, дорого. Я никогда не был в первом ряду показа Александра Арутюнова — позовет, приду с поклоном и цветами!

DOKUCHEVA 

Ольга Михайловская: Типичная Instagram-friendly история: вещи яркие, броские, но на мой взгляд, плоские, словно картонные, никак не взаимодействующие с телом человека.

Катя Федорова: Опять попурри идей разных западных дизайнеров и слабый стайлинг.

Юра Питенин: Эта коллекция — культ себя (в самом хорошем смысле слова!). Настя транслирует свой яркий мир, оставаясь непохожей на остальных дизайнеров. Ее вещи видно издалека, они цепляют взгляд, хоть я и не фанат такого перенасыщения цвета и формы.

Юлия Журавлева: Анастасия отлично сочетает цвета и фактуры. Учитывая, что она из Петербурга, биополярным расстройством, видимо, не страдает — коллекция очень яркая и позитивная. Лайк!

Сетмер Асанов: Такое ощущение, что Анастасия намешала все, что только было можно. Style Clash (сочетание несочетаемого — Прим. ред.) уже давно не в теме. Дизайнеру нужно работать на собственной концепцией и ДНК — пока в них нет ни стиля, ни хайпа. 

Денис Ерхов: Довольно интересный оммаж сразу всем зарубежным дизайнерам — от Джереми Скотта до Libertine. Новых приемов я в коллекции не заметил, но такая рейв-ниша на локальном рынке практически свободна. Все наряды подойдут для любого эстрадного исполнителя на премии «МузТВ».

Оскар Ренкель: Некоторые вещи в показе DOKUCHAEVA очень крутые-улет-оторвал бы с руками, но многие следовало бы выкинуть на помойку. Причешите ее коллекции, сделайте классный стайлинг и тогда вся коллекция будет прекрасной. 

Igor Gulyaev

Мэган Виртанен: Отмечу прозрачно-меховой топ под названием «Глаза. Смотри мне в глаза!». Я даже знаю пару мест в Петербурге, где в такой вещи я бы имела феноменальный успех. К счастью, я в такие места не хожу.

Катя Федорова: Когда меня в очередной раз будут спрашивать, за что профессиональное сообщество недолюбливает российскую Неделю моды, я просто буду отправлять ссылку на этот показ.

Юра Питенин: Если честно, мне совсем не близки ни дизайн, ни аудитория этого модного дома. Но одно могу сказать точно: Игорь Гуляев — это Никас Сафронов, только в мире моды!

Юлия Журавлева: Спасибо Игорю, что он нас веселит. Ну, правда, я не могу поверить, что человек все это делает серьезно. Это другой мир и его собственная мода, которая оторвана от времени, мировых подиумов, сезонных тенденций, вкуса и стиля. Игорю нужно делать свою Неделю моды, про которую будут писать его же журналы.

Сетмер Асанов: Игорь всегда у меня вызывал недоумение. Для меня этот дизайнер — загадка: на кого он ориентируется, и в каких источниках читает об актуальных трендах, мне неясно. Ни за что бы не купил эти вещи. 

Денис Ерхов: В нашей стране есть особая любовь ко всему итальянскому, но одно дело — носить Dolce & Gabbana, а другое — заниматься имитацией их коллекций. В 2018 году такие прецеденты дискредитируют продукт, хотя в данном случае непонятно — речь идет об имитации или неосознанной пародии.

Оскар Ренкель: Я знаю Игоря очень давно и просто молчу. На его месте я бы остановился на производстве шуб, потому что все остальное в его исполнении (крой, принты, карманы, цвета, объемы, головные уборы и даже шрифты) выглядят не модно. Игорь — хороший бизнесмен, которому стоит успокоить свои амбиции и нанять профессионального креативного директора, — он поможет сделать из коллекций, будто бы пошитых вчерашним выпускником областного колледжа, достойную и стильную одежду.

Bella Potemkina

Мэган Виртанен: Мы любим Ива Сен-Лорана и леопардов. Мы очень любим Ива Сен-Лорана и леопардов. Практически все любят Ива Сен-Лорана и леопардов. Но можно ли было любить Ива-Сен Лорана и леопардов как-то изящнее, гармоничнее, рациональнее, техничнее, выразительнее?

Ольга Михайловская: Коллекции некоторых дизайнеров не предназначены для профессионального анализа. Они делаются для подружек, которые, как правило, присутствуют и на подиуме, и в зале. Некоторые подружки еще и поют: в прошлый раз была Ольга Бузова, в этот — Рита Дакота. Честно говоря, до показов Беллы Потемкиной я не имела понятия об этих певицах.

Юра Питенин: На мой взгляд, Белла Потемкина — это неистовый танцор с огнями, который вращает вокруг своей оси огромные и крайне небезопасные шары убийственной женской сексуальности. Но в этой коллекции она усмирила свой пыл и сделала пару аккуратных па — в ней есть нежные и вполне носибельные образы.

Юлия Журавлева: Раньше я не знала, кто такая Рита Дакота, открывшая показ Bella Potemkina своей песней, но ее развод и telegram-каналы сделали свое дело. Видимо, Белла любит громкие скандалы и плохую музыку. Что же до коллекции, то ее сложно рассмотреть и оценить объективно. Я не понимаю, почему дизайнер интегрирует свой логотип в дизайн одежды? Он крайне неудачен. Но мне нравится леопардовая шляпа и платье с окрасом зебры.

Сетмер Асанов: Ничего нового — такие приемы мы уже у кого-то видели. Плюс, выбор тканей оставляет желать лучшего — это видно даже через экран.

Денис Ерхов: Если бы в 2018 году существовали клубы «Дягилев» и Soho, то их гости выглядели именно так. А вообще эта коллекция могла бы быть выпущена и в 1998-м, и в 2008-м — спрос на такой стиль в России вечный!

Оскар Ренкель: За что я не люблю Москву? За то, что если у тебя есть деньги, ты можешь выставлять свое тряпье с рынка в любом магазине и на любом подиуме. Белла Потемкина — это не дизайнер, я даже не готов смотреть и комментировать этот кошмар, потому что ему даже нет оценки ноль. Бездарный крой, ужасные цвета, одна и та же ткань на всю коллекцию, поющие женщины — это каменный век, позор, безвкусица. Человек без вкуса может работать только в ателье — подшивать брюки и вставлять в сапоги молнии.

«Волчок»

Катя Федорова: Звонили Вирджил Абло и Херон Престон. Просили вернуть назад их идеи. Вообще, когда я открываю показ и вижу там вещи с кириллицей, закрываю ссылку, не досматривая до конца.

Ольга Михайловская: Безусловно, лучшие в своем классе. Очень умно и профессионально не только делают одежду, но и выстраивают отношения с внешним миром. Хочется понять, сможет ли «Волчок» выйти за границы этой, все-таки, очень ограниченной уличной истории. Было бы здорово!

Юра Питенин: Стритвир — он и в Африке стривир: дети такое обожают! Но в целом «Волчок» показал отличную носибельную одежду.

Сетмер Асанов: Коллекция современная, есть действительно крутые вещи — например, с сочетанием черного и красного цветов. Сам бы носил такое!

Денис Ерхов: С каждым сезоном «Волчок» становится сложнее, а коллекции — более целостными. Эта тенденция характерна для любого уличного бренда, когда рынок насыщается футболками и свитшотами. На показе была представлена текущая коллекция бренда, но я уже видел часть новой — и это пушка!

Оскар Ренкель: Видно, что дизайнер разбирается в современных тенденциях, но точно такие же вещи есть у миллиона других брендов! Даже в «Топшопе»! Эта коллекция должна висеть в торговом центре — для людей, у которых нет денег на Vetements и Gosha Rubchinskiy, но показывать ее на Неделе моды нельзя.

KetiOne

Мэган Виртанен: «Очень хочется быть Чарльзом Джеймсом» (дизайнер, которого называют «первым кутюрье Америки» — Прим. ред.), но не получается, совсем. Впрочем, это не страшно: ни у кого не получалось быть Чарльзом Джеймсом, кроме самого Чарльза Джеймса. Все равно кто-нибудь что-нибудь купит для выпускного. 

Ольга Михайловская: Здесь явно что-то пошло не так. Обычно Кэти делает нормальную носимую одежду — без претензий, но и не стыдную. А тут, откуда ни возьмись, неуклюжие цитаты из Мюглера 1980-х и множества дизайнеров из 1990-х.

Сетмер Асанов: Я считаю, с такими вещами нельзя участвовать в Неделях моды. Какие-то модели откровенно заимствованы у Ульяны Сергеенко, только не в самом удачном исполнении. Нашего избалованного покупателя такими вещами не зацепить.

Оскар Ренкель: Коллекция красивая — крой, цвета, висюльки-бантюльки, но она катастрофически не сидит и уродует женщин. Есть только одно платье, которое мне действительно понравилось, все остальное похоже на вареные свиные ушки.

Pirosmani

Ольга Михайловская: В этот раз коллекция очень похожа на студенческую, особенно ощетинившиеся топы всех видов.

Сетмер Асанов: Весь этот готический стиль и чернуха остались в 2008 году — при всем уважении к дизайнеру — Жене Малыгиной — я бы, как байер, из этой коллекции ничего не купил. Более того, я бы не хотел, чтобы так выглядела современная стильная женщина. 

Денис Ерхов: Рик Оуэнс переживает сейчас сложнейшие времена, мода на авангардный стиль постепенно сходит на «нет», поэтому любые дизайнеры, придерживающиеся такой моды, являются героями.

Оскар Ренкель: Черный матовый пиджак, серый лакированный плащ, мужская олимпийка, будто сделанная из газет, — у Pirosmani есть хорошие вещи, которые обращают на себя внимание и которые хочется иметь в своем гардеробе. Да и в целом я люблю бренд за то, что он всегда держит лицо и задает тенденции на рынке.

Alena Akhmadullina

Мэган Виртанен: Средневековые бестиарии прекрасны и сами по себе, и, как оказалось, в виде принтов и вышивок. Не то чтобы я была готова к платью «в единорожку», но это приятное разнообразие после бесконечных нарядов в цветочек.

Ольга Михайловская: В последнее время коллекциям не хватает легкости и иронии — все стало слишком серьезным, слишком взрослым. Но, безусловно, красиво.

Катя Федорова: Алена Ахмадуллина — взрослый, состоявшийся дизайнер с отличным качеством и пониманием запросов аудитории. В этой коллекции для меня нет особых откровений, но здесь много классных коммерческих вещей, от которых несомненно будут в восторге ее клиентки.

Юра Питенин: Коллекции Алены — это сказка, которая никогда не кончится. Очень тонко, женственно и по русски в самом лучшем смысле этого слова.

Юлия Журавлева: Мне нравится, что Алена всегда придерживается ДНК своего бренда. Ее хитовые свитшоты переходят из коллекции в коллекцию, меняя принты. Она сохраняет свой «сказочный лес», и он не надоедает, потому что выглядит красиво.

Сетмер Асанов: Достойная коллекция — очень понравились шубы, аппликации, выбранные ткани и сочетание цветов. В ней есть много не просто красивых, но и коммерческих моделей — видно, что Алена давно сформировала ДНК своего бренда.

Денис Ерхов: Монополист сказочной моды продолжает отстреливаться коммерческими и красивыми коллекциями. Мне не хватает модной остроты, но Алена и ее команда знают свою аудиторию и понимают, какие вещи получат солд-аут. Возможно, ей стоит выйти из зоны комфорта и попробовать поработать с другими референсами? 

Оскар Ренкель: Мне нравится все, что делает Алена, еще с самого начала существования бренда. Это потрясающая русская марка, наше достояние, искусство! В ее одежде с принтами хочется жить, посещать вечеринки, летать в самолете, ходить дома, спать. Полный восторг!

Oksana Fedorova

Мэган Виртанен: Принт «в леопардах», который на самом деле именно в леопардах, а не в леопардовом окрасе — милейшая штука. Ну а остальное я, кажется, видела в журнале «Бурда Моден» образца начала 1990-х годов. Хотя, говорят, 1990-е сейчас в моде.

Юлия Журавлева: Я, как поклонница 1990-х (золота и моделей тех времен), осталась недовольна. По фотографиям видно качество тканей — это будто пародия на все красивое и шикарное, что есть в модной индустрии.

Сетмер Асанов: Скучно, скучно и еще раз скучно — все это я уже видел 1000 раз и 20 сезонов назад. В этой коллекции нет целостности: очень много разных принтов и сложносочетаемых форм.

Оскар Ренкель: Складывается ощущение, что это костюмы со съемок фильма «Карнавал» с Ириной Муравьевой. Все очень плохо: «салатовая комната, бирюзовый пол, красная кружка, я сошла с ума».

Angela le Bourgeois

Ольга Михайловская: От дизайнера с таким именем не ждала ничего хорошего, но имя оказалось настоящим, а дизайн просто отличным. Самая взрослая и профессиональная коллекция недели, но не скучная, ни в коем случае. Очень французская, состоящая по сути из почти классических вещей, в которых благодаря тканям и пропорциям точно угадывается сегодняшний день. Про дизайнера пока известно (по слухам!) лишь то, что она однокурсница Дениса Симачева, и что делать с этой бесценной информацией решительно непонятно. Было бы здорово, если бы она опубликовала какой-никакой пресс-релиз.

Фото: архивы-пресс-службы

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также