Мэган Виртанен о том, почему мужской галстук обречен на смерть

 

В ЗакС перестали пускать мужчин без галстуков. Историк моды Мэган Виртанен разбирается, насколько это законно на примерах Людовика XIV, хорватских кавалеристов-наёмников, английских денди, феминисток и банковских клерков. 

«Мужчина стоит того же, что и его галстук — это он сам, им он прикрывает свою сущность, в нём проявляется его дух» — так высказывался Оноре де Бальзак в 1827 году в своём трактате «Искусство ношения галстука». Почти сто лет спустя ему вторил Владимир Маяковский: «Взял у сестры кусок жёлтой ленты. Обвязался. Фурор. Значит, самое заметное и красивое в человеке — это галстук». Ещё через столетие в Мариинском дворце были исключительно настойчивы: мужчина должен носить галстук (иначе ваш «внешний вид не соответствует человеку»). Основатели хорватской Academia Cravatica, чья задача «сохранять и пропагандировать галстук как часть культурного наследия Хорватии и всего мира», аплодировали бы завхозу ЗАКСа стоя.

  • Трактат о завязывании галстуков, 1810-е годы

  • Людовик XIV

  • Карикатура на денди и их озабоченность галстуками, 1810-е годы

Именно с шейного платка хорватских кавалеристов-наёмников при дворе Людовика XIV принято отсчитывать историю мужского галстука. Король-Солнце в 1630-е годы был впечатлен этим изделием, вскоре «cravat» стал обязательным, а позже появилась официальная должность «завязывателя королевских галстуков». Этот предмет представлял собой длинный шарф, который оборачивали вокруг шеи и имел в том числе гигиенические функции.

Апогей внимания к мужскому галстуку пришелся на первую половину 19 века: тогда появились первые тома о том, как его завязывать, а возможное количество узлов достигло нескольких сотен. Пока денди проводили часы за созданием совершенного узла, буржуазия не видела нужды тратить так много времени: ко второй половине 19 века сформировался канон из нескольких базовых узлов, а форма галстука упростилась. 20 век с его склонностью к стандартизации всего и вся получил «идеальный галстук» — именно так назывался патент Джесси Лангсфорда от 1926 года на предмет, сшитый из трёх частей, скроенных по косой. Галстук был действительно идеальным: по крайней мере, именно эту форму и крой используют сегодня. 

  • Конторская служащая, 1890-е годы

  • Каталог с галстуками, 1886 год

  • Реклама галстуков, 1940-е годы

  • Реклама галстуков, 1950-е годы

  • Реклама галстуков, 1950-е годы

Бесполезная тряпица, утратившая всякую функциональность, продолжает занимать одно из центральных мест в культуре из-за своей символической нагрузки. Британский галстук из престижной школы, «стиляжный» яркий галстук в 1950-е или же сдержанный полосатый галстук банковского клерка можно приравнять к геральдическим символам. По значению он соответствует щиту и доспехам, так что у мужчины без галстука появляется символическая «раздетость». 

С точки зрения гендерных стандартов, из-за своего милитаристского происхождения галстук считается строго «мужским» предметом гардероба. Работающие в конторах женщины уже с конца 19 века начали его заимствовать именно как символ феминизма, и примерно с тех же пор руководства для деловых женщин не устают повторять: «Замените галстук на бант». Обрушение привычных дресс-кодов, начавшееся в 1960-е, привело ещё и к тому, что галстук стал восприниматься как консервативный элемент. Консервативность ассоциируется со стабильностью, и потому востребована в деловых кругах.

  • Кадр из фильма «Блондинка в законе», 2001 год

Влияет ли наличие или отсутствие галстука на выполнение рабочих функций, как это утверждают «Правила этики и служебного поведения государственных служащих Санкт-Петербурга»? Вряд ли. Скорее речь идёт о желании сформировать конвенциональную реальность при помощи конвенциональных действий. Или где-то по коридорам прошмыгнул дух императора Павла I, при котором со службы увольняли «за ношение круглой шляпы и фрака».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также