Best Dressed: Юля Журавлева


к оглавлению

Персональный стилист ведущей программы «Модный приговор» Эвелины Хромченко сама одевается по принципу «все лучшее сразу» и рассказывает, почему не стоит транслировать свои вкусы клиентам. 

  • Блуза Alexander McQueen (ДЛТ), платье Avtandil, папаха — винтаж

Все началось в 2006 году, когда в моей жизни появился Федор Крылов Kto DJ? и началась эпоха клубов «Один», «Два», «Тройка». На каждую вечеринку хотелось наряжаться. К выходным я готовилась заранее: ездила на Удельную и по торговым центрам, рыскала по родительскому гардеробу. Узкие джинсы найти было невозможно — и я заставляла маму ушивать обычные. Я подсела на нью-рейв — лосины, бомберы, яркие цвета из 1990-х — и полюбила Blondie, Rock Steady Crew, молодую Мадонну и фильм Beat Street, про Нью-Йорк 1980-х.

Я работала юристом и приходила в офис в нарядах, купленных в Стокгольме или найденных в секонд-хендах. Однажды в образе Керри Брэдшоу я пришла просить материальную помощь у начальницы. Всей своей карьерой и профессиональной востребованностью я обязана журналу «Собака.ru», так же как и Гоша Карцев и Александра Федорова. Эпичной была съемка Влада Мамышева-Монро в образах Карла Лагерфельда, Жанны Агузаровой, маркизы Казати, Далиды и Флоренс Уэлч. В конце дня я плакала от того, что не получалось найти нужный парик на «Ленфильме». Еще помню, как везла в Харьков корону для съемки Ивана Дорна: таможенники, увидев ее на сканере, с любопытством досматривали мои чемоданы, а у самого самолета она эффектно вылетела из багажа под изумленными взглядами пассажиров. Я не допускаю минимализма в съемке, потому что мне хочется показать свою работу, видение образа и аргументировать его деталями. Совершенно не слежу за трендами, я их угадываю. Шесть лет назад я первая в Петербурге носила обручи с цветами, а теперь это мейнстрим.

Как-то меня позвали в журнал Marie Claire. Я пришла на собеседование в тюрбане, а мне порекомендовали одеваться в более классическом стиле под целевую аудиторию — женщин за тридцать. Я отказалась. У меня начали появляться частные клиентки в столице, я поняла, что хочу работать на фрилансе. Эвелине Хромченко меня посоветовала знакомая, мы быстро нашли общий язык. Помните, она озвучивала героиню Мерил Стрип в фильме «Дьявол носит Prada». Так вот она именно такая: умнейшая женщина и перфекционистка.

Стилист — это не талант, как художник или музыкант, а дело вкуса. Мой личный почерк — это too much и нагромождение. Например, я могу надеть кольца на все пять пальцев, меня кидает от панка до ультраженственности. Но профессионал должен абстрагироваться от своего видения и подбирать вещи под клиента. Когда я подбираю луки Эвелине, я понимаю ее вкус, точно знаю, какой она хочет себя видеть. Была бы моя воля, я надела бы на нее перья и она сидела бы перед камерами с пирсингом носа. Но если она четко знает, чего хочет, то у Вани Дорна, как у большинства мужчин, этого понимания не было совершенно. Если стилист скажет, что розовые трусы — это классно, он их наденет не задумываясь.

В последнее время я не покупаю одежду, мне ее дарят. Одни из моих любимых подарков от дизайнеров — юбка, боди и обруч Ulyana Sergeenko. Передник с «Щелкунчиком» — презент грузинского дизайнера Автандила Цквитинидзе. Мой друг-француз, создатель марки BWGH, часто дарит мне кэжуал-луки. Федя Бумер подарил мне шляпу, косуху с бахромой и подвеску с настоящей лапкой летучей мыши и сережки с зубами, купленные специально для меня в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско во время тура с Юлей Волковой из группы t.A.T.u. Дизайнер из Екатеринбурга Георгий Рушев недавно создал коллекцию с советскими звездами и военной тематикой, теперь с нетерпением жду от него презент.

У меня бзик на военную форму, я считаю ее гиперсексуальной. Купила кожаное пальто в Берлине, а также погоны, значки ордена, фуражку. Стараюсь не ездить в метро в таком виде, потому что однажды мне отдали честь.

Если я вижу нужную вещь, у меня отключается разум. Я приезжаю в Париж, покупаю Jil Sander и Acne, живу в хостеле, а не в хорошем отеле, потому что сразу расставляю для себя приоритеты. Я трачу все деньги на одежду, а потом прошу деньги на метро и не ем двое суток по дороге в Петербург. Это и есть моя диета. Когда мне не хватает на красивую вещь, я готова свою почку отдать. Жаль, что ее не возьмут.

Мой фетиш — головные уборы, их в моей коллекции более сорока. Отыскиваю экземпляры на европейских барахолках, в винтажных лавках Бангкока и Гонконга. Заказываю шляпы на американском сайте Etsy.com. Соломенную шляпу для последней премии «ТОП 50» я купила на Удельной, мы с мамой покрасили ее в черный и декорировали лентами.

Два года назад в Бангкоке я открыла для себя марку Wonder Anatomie. Я позволила себе четыре вещи, включая сумасшедшую кольчугу в виде скелета, а совсем недавно бренд Wonder Anatomie появился в Boutique № 7 в Москве. Я равнодушна к сумкам, потому что считаю, что они должны быть дорогими. Надеваю темные очки & Other Stories, когда не хочется краситься. Использую минималистские вещи Cos на каждый день. Ищу раритетные клипсы по закромам знакомых, обожаю цепи.

В Москве я работаю по пятнадцать часов в день, а в Петербурге отдыхаю, встречаюсь с близкими и друзьями. Устаю жить на два города, но пока никак иначе. Я считаю, что я переросла роль стилиста. Но любая моя дальнейшая деятельность точно будет связана с модой.


Текст: Ксения Гощицкая, Наталья Наговицына
Фото: Елена Насибуллина

Визаж, прическа: Нина Алешина

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также