Лена Крыгина: «Русским дизайнерам нужны мозги, чтобы встать в один ряд с Мartin Мargiela и Dior»

Визажист Лена Крыгина «колдует» над лицами российских звезд, снимает свои уроки по make-up на видео, преподает, сотрудничает с известными глянцевыми изданиями и блогом Вероники Белоцерковской, выезжает на съемки в европейские города. Обо всем этом, и не только, можно узнать из ее Instagram: Крыгина признается, что у нее развилась «инстаграмозависимость». «Собака.ru» соглашается с диагнозом и ставит пациентке «лайк».

Любите Instagram?

Я обожаю Instagram и считаю себя абсолютно инстаграмозависимой! Хотя не закидываю ленту, как безумная: в среднем, выкладываю одно фото в день. Но не могу провести и 15 минут без этой социальной сети. Еще у меня очень четкое представление о том, как должна выглядеть моя лента, поэтому я не «фолловлю» некоторых близких людей, зато могу следить за теми, с кем точно не сойдусь на почве дружбы, или за завистниками, потому что у них в Instagram всегда весело.

Что выкладываете?

Только фотографии «из жизни» — это не место для моего портфолио. Мэйкап я выкладывала всего пару раз за всю свою Instagram-историю, и то, потому что это были именно фотографии с айфона, а не конечный постпродакшн.

Чей Instagram для вас лучший?

Самый лучший Instagram в России у Белоники — единственный, который еще можно не только смотреть, но и читать, при этом смеяться до слез.

Расскажите, какой самый экстравагантный эксперимент с внешним видом у вас был?

У меня был период, когда я, по моему же убеждению, представляла собой яркий собирательный образ русской красавицы и нарочито подчеркивала это чудными фольклорными аутфитами: носила красный берет, красные колготки, льняное пальто, расшитое узорами, красные бусы и еще демонстративно повязывала огромный платок. Тогда я только начинала работать в индустрии моды и была на сто процентов уверена, что выгляжу более, чем круто. Сейчас мы вспоминаем с друзьям тот период и просто ржем.

Откровенные фэшн-провалы были? Когда вы понимали, что дали маху?

В Санкт-Петербурге было такое мероприятие — «White party». Эта была дико модная тусовка с очевидным дресс-кодом — все в белом. И я помню свою первую «белую» вечеринку. Полдня наряжалась и решила в машине по пути угоститься шоколадкой. Можете себе представить, как выглядит даже самая маленькая крошка шоколада, случайно упавшая и растаявшая в районе тазобедренного сустава, когда вы полностью в белом? В общем, та вечеринка прошла без меня, и с тех пор никаких шоколадок в машине я с собой не вожу!

Какая первая "дизайнерская" вещь появилась в вашем гардеробе, и каким образом она к вам попала?

Я не помню первую дизайнерскую вещь, но очень хорошо помню первую «Мartin Мargiela». На закрытой распродаже «урвала» за 1500 рублей леггинсы — серебряный нейлон с неопреновыми вставками — эдакая «запчасть» от Леди Гаги. Главное для меня было то, что я отдала всего пятьдесят баксов за Маржелу! И, хотя, у меня все же получилось пару раз прилепить их к удлиненной белой рубашке и черному жакету, они уже даже не ждут своего часа, просто пылятся на полке, но дороги как память.

Скажите, а что, на ваш взгляд, необходимо отечественным дизайнерам, чтобы их имя встало в один ряд с Мartin Мargiela и другими известными мировыми Домами моды?

Мозги им необходимы. Ну, правда. Посмотрите, большинство же в полном неадеквате, потому что «ВасяПупкинДизайнс», с кривыми швами и лекалами «повезет-не повезет» не должен продавать свой «кутюр» по тем же ценам, что и Дом Dior. Потому что Dior – Дом моды с шестидесятилетней историей, перевернувший в свое время мир. Это первоисточник «нью-лука» и он не может стоить столько же, сколько аналог в более мелкий цветочек с торчащими нитками из швов.

Елена Крыгина поддержит финалистов проекта «Новые имена в дизайне» и примерит несколько вещей победителей для апрельского номера журнала «Собака.ru».

Текст: Марта Агеева

Мария Бахтина,
Комментарии

Наши проекты