Писатель Сергей Носов о жизни в Петербурге

Прозаик и мастер трагикомедий штурмом взял премию «Нацбест» со своим романом «Фигурные скобки» (с рекордным за всю историю премии количеством баллов), а нам рассказал о детстве и юности в Петербурге и где его можно встретить в городе. 

Я родился, вырос и большую часть жизни провел на Фонтанке, около Обуховского моста. При мне зарыли Введенский канал, вдоль которого гулял в детстве. Сейчас это именуется так: «улица Введенского канала», хотя никакого канала нет. А что до Сенной, которая рядом, она на моей памяти радикально менялась, и не один раз. Самый яркий образ Сенной площади — это гигантская барахолка начала 1990-х и фантасмагорические сооружения Метростроя за бетонным забором, огибаемым грохочущим трамваем. Сенная — самое переменчивое место в городе. Так с XIX века повелось, так и будет, наверное.

В юности из злачных мест проводил время в пивном баре «Висла», из не злачных — в читальном зале на Краснопутиловской. А когда я числился в возрастной категории «младшие юноши» (так она называлась) и весовой категории «второй наилегчайший», ходил в секцию самбо в Старой Деревне. Так что меня юного-юного можно было часто встретить в окрестностях буддистского храма.

Люблю гулять в режиме «куда ноги несут». Тихие (есть еще) улицы Петроградской (и не только). Черная речка — к ее истоку. Могу забрести куда-нибудь в промзону. А вот категорически не нравится мне кишкообразный переход над Крюковым каналом между старым и новым зданиями Мариинского театра. Глаза б не глядели!

Самое уютное место в Петербурге — это, например, беседка на холме в Ботаническом саду: уединенность, хороший обзор, медитопригодность, возможность микросимпозиума с друзьями. А самый живописный вид на город с воды — практически отовсюду: и с Невы, и с Фонтанки, и с Мойки, и с Зимней канавки.

Чтобы лучше всего отдохнуть в Петербурге, запаситесь-ка чаем в термосе и отправляйтесь, к примеру, по петергофскому водоводу в противоположную сторону от фонтанов — за административную границу города, прямиком в лес. Однажды меня таким путем повел профессор и литературовед Борис Аверин, и за это ему от меня большое спасибо.

В свое время я настрочил немало страниц в «Идеальной чашке» на Садовой. Сейчас появляюсь иногда с ноутбуком в кондитерской «Хворост» на углу Левашовского и Ординарной. Тихо, безлюдно — отвлекают, правда, книжки в свободном доступе: Вуди Аллен, Стивен Фрай, «Лиса и заяц» в переложении Владимира Даля — с картинками.

Если вас не устраивают торговые гиганты, то книги в Петербурге лучше всего покупать в магазинах «Все свободны», «Фаренгейт 451», «Порядок слов».

Меня часто приглашают в «Книги и кофе» на вечера «Ужины с чудаками». Но по-на­стоящему мое сердце много лет принадлежит арт-центру «Борей». Хотя там и нет кафе в общепринятом значении слова.

Искусство Древнего Египта лучше всего отправиться смотреть в Эрмитаж, а вот современное — согласно афише. Не удивлюсь, если в «Борее» будет идти самая интересная выставка

Барышню лучше всего повести на свидание туда, где ее можно удивить. Свою будущую жену, помню, повел на Новодевичье кладбище, тогда еще сильно запущенное. Беспроигрышный вариант — вид на закат с какой-нибудь крыши, если знаете, как туда проникнуть.

Деловые встречи назначаю где придется. По опыту — от кафе в Гранд Отеле Европа до скамейки в сквере на Каменноостровском проспекте за спиной бронзового А. С. Попова.

Поужинать можно в маленьких грузинских ресторанчиках — их по всему городу пруд пруди. Или, допустим, «Трес Амигос» — мексиканская кухня. А вообще, ужинать лучше дома.

текст: Диана Смольякова
фото: Алексей Костромин

andrey,
Комментарии

Наши проекты