Скоро грянет «Буря»: в Петербург приехал Национальный балет Польши

В рамках фестиваля балета Dance Open Национальный балет Польши покажет спектакль «Буря». Объясняем, почему это революционно важно.

В нынешнем сезоне фестиваль Dance Open собрал афишу, замечательную во многих отношениях. География: две лучшие российские академические труппы (Екатеринбург и Пермь, а не Большой и Мариинский, как можно было подумать) и две главные в мире компании современного танца – израильская «Батшева» и Нидерландский театр танца. Жанровый пасьянс: детский балет-феерия и трехактная драма из советской балетной истории, спектакль-провокация с изысканнейшей бранью в адрес публики и услаждающий сердца балетоманов гала-концерт звезд. Теперь же фестиваль подошел к самой спокойной своей точке – или, если пользоваться балетной терминологией, «большому адажио»: несмотря на название, «Буря» Польского национального балета – спектакль исключительно размеренный.

Это – новый жанровый поворот фестиваля. Двухактный балет Кшиштофа Пастора честно рассказывает историю, соблюдая основную фабульную линию трагикомедии Шекспира: на острове живет волшебник Просперо с дочерью Мирандой, над землею носится послушный Просперо дух Ариэль, а на земле обитает уродливый Калибан. Потом буря выносит на берег нежданных гостей с большой земли – и далее происходит все, что предписано пьесой. Персонажей легко опознать. Любители литературного действия в балете явно испытают удовольствие.

Фокус же вот в чем: прилежно пересказывая фабулу Шекспира, Пастор одновременно ее размывает, длящуюся сюжетную линию сплавляет в комок. Он собирает коллаж из музыки соотечественников Шекспира Томаса Таллиса и Генри Перселла – и сталкивает звучание барочного ансамбля с перебоем иранской перкуссии. Он запускает медитативное видео иранской художницы Ширин Нешат и вместе со сценографом Жаном Калманом помещает в пустое пространство сцены один только голый древесный ствол. Все вместе дает ощущение гипнотической выключенности из бытовой реальности и почти полной остановки времени, движения-неподвижности. Не летящее, словно легкокрылый Ариэль над волнами, действие, а неторопливое размышление, развернутое на полтора часа с одним антрактом.

В замкнутом условном пространстве встречаются все герои сказки, в нем сталкиваются силы добра и зла, движения природы и движения разума (вызываемые волшебником бури, а также свиту Калибана изображает многофигурный кордебалет). Хозяин этого метафизического пространства – персонаж, условно обозначенный как Постаревший Просперо. На самом-то деле спектакль задуман как череда воспоминаний поседевшего и истерзавшегося совестью Просперо, который когда-то помешал счастью дочери сначала с Калибаном, затем с выброшенным бурей на берег принцем Фердинандом. Но порой кажется, что нет никакого старика Просперо – а есть лишь иранский перкуссионист Аббас Бахтиари, играющий словно бы самого себя, обитающий на этом острове от сотворения мира, переживший здесь не одну бурю и наблюдавший судьбы многих занесенных сюда Просперо и Миранд. «Бурю» мы как бы и смотрим глазами тысячелетнего умудренного старца – и оттого столь специфично течение времени в спектакле, который варшавская труппа сыграет в Александринском театре 19 апреля.

Словом, если перед началом просмотра перечитать все доступные аннотации к балету (включая эту) и даже освежить в памяти текст Шекспира, желательно на входе в театр все прочитанное из головы выбросить. На спектакле Кшиштофа Пастора достаточно позволить себя загипнотизировать – остальное совершится само собой.

Текст: Софья Дымова
Фото: пресс-служба

andrey,
Комментарии

Наши проекты