Как Екатерина Смольникова и Виктория Шатова проводят благотворительные аукционы, на которых миллионы жертвуют Роналду и Вишнева

Основатели и идеологи инициативы Play and Help Екатерина и Виктория решили популяризировать идею благотворительности через личный пример известных личностей — в результате жены футболистов «Зенита» Игоря Смольникова и Олега Шатова помогли уже сотням людей.

Как начинался Play and Help

Екатерина: Зачем помогать людям? Это простой вопрос, на который далеко не все могут ответить. Моя бабушка всегда жила скромно, даже бедно, но каждые выходные она варила суп и выходила на улицу кормить им бездомных. Это было потребностью ее души и было продиктовано верой.

Виктория: Изначально мы не планировали создавать большой проект, но еще в 2014 году благодаря Диане Бабуриной (жена экс-вратаря «Зенита» Егора Бабурина. — Прим. ред.) начали ездить в Дом малютки Красносельского района, а потом в школу-интернат. Когда мы попали туда в первый раз, были шокированы: детей мыли хозяйственным мылом, а памперсы сушили на батареях.

Екатерина: Я тогда ждала появления второго ребенка и очень остро реагировала на все, что касалось детей. Сначала мы помогали сами, закупали лекарства и все необходимое, а потом, сидя на кухне вместе с Аней Семак (жена экс-игрока, а ныне главного тренера «Зенита» Сергея Семака. — Прим. ред.), поняли, что если продавать дизайнерские вещи, то вырученные деньги могут пойти детям. Из этой мысли и родился проект.

Виктория: Нас вдохновили благотворительные аукционы модели Лены Перминовой, но хотелось сделать что-то более массовое и связанное со спортом. Кажется, я сказала «Play», а Катя — «Help», так родился Play and Help.

Кому и как помогает проект

Екатерина: Я выросла в Волгограде, мы с Игорем переезжали из города в город, а Петербург — мой дом уже почти шесть лет. Но именно в моем родном городе мне хотелось открыть детский центр реабилитации, потому что семьям с детьми-инвалидами в Волгограде приходится очень трудно, они выживают на пенсию в шесть тысяч рублей.

Виктория: Сейчас в нашем центре получают бесплатную помощь около двухсот детей с различными диагнозами, от ДЦП до аутизма. С ними занимаются лучшие педагоги и гидрореабилитологи Академии физической культуры Волгограда.


Благотворительность — это не опция для богатых. Любая сумма — десять рублей, сто, пятьсот — может помочь, если нас будет много

О звездах и их участии в Play and Help

Екатерина: Нас часто называют благотворительным фондом, но это не совсем так. Мы созданы, чтобы фондам помогать, и работаем только с теми, кому доверяем на 100 %. Нам важно самим видеть, куда идут собранные нами деньги, и поэтому кроме публичных отчетов мы всегда напрямую контактируем с семьями, детьми или проектами, ради которых мы помогаем. Наш первый аукцион мы провели для фонда «Дети-бабочки», собрав на нем около 15 миллионов рублей и подключив к помощи всех, кого только могли: Криштиану Роналду, Андрея Малахова, Диану Вишневу, Евгения Плющенко. Все они поддержали нас абсолютно безвозмездно. Потом мы сделали еще один проект в Москве — для фонда «Жизнь в движении», и так началась наша дружба с Евгением Витальевичем Мироновым.

Виктория: Я помню, как для этого первого проекта мы придумали целый спектакль вместе с ребятами из танцевальной группы «ЮДИ», которые в то время стали финалистами британской «Минуты славы». Мы хотели собрать деньги нескольким детям для протезирования, а в результате был открыт глобальный центр «Хочу ходить», который сможет помочь поставить на ноги сотни воспитанников детских домов.

Екатерина: Многие думают, что звезд интересуют только деньги, но, когда мы делали проект, связанный с помощью хосписам, с Алисой Бруновной Фрейндлих, она даже не спросила о гонораре. То же самое было с Ксенией Раппопорт, Данилой Козловским, Сергеем Мигицко, Лизой Боярской, Андреем Ургантом, Леонидом Ярмольником, Сашей Петровым, Аней Чиповской, Паулиной Андреевой… Всех упомянуть невозможно, хотя очень хочется, ведь их поддержка чрезвычайно важна.

  • На Екатерине: блуза Chloe, платье Gabriela Hearst (все — ДЛТ). На Виктории: куртка Alexander McQueen , платье Victoria Beckham (все — ДЛТ)

Об отношении супругов к благотворительности и личном опыте

Екатерина: Сначала наши мужья считали, что помогать надо тихо. Но, увидев, что большие проекты привлекают серьезные средства, сами стали их активными участниками. Зарплату сотрудникам Play and Help платят именно Игорь и Олег.

Екатерина: Многие полагают, что о благотворительности нужно молчать, но я вот недавно ездила к мощам Николая Чудотворца в Бари и спросила у батюшки, нужно ли рассказывать о том, что мы делаем. Он ответил, что если наша цель — это не показать, какой ты хороший, а привлечь к проблеме больше людей, то говорить об этом нужно.

Виктория: Говорить публично о том, что ты занимаешься благотворительностью, или нет — это личное дело каждого, но есть частные случаи, о которых можно и промолчать. Я, например, часто подаю бабушкам у церкви…

Екатерина: Я никогда не подаю, потому что это бизнес. А ты, я помню, как-то раз одной бабушке дала пять тысяч.

Виктория: Да, было такое (смеется), я была беременна, возможно, гормоны…

О том, помогает ли благотворительность разрушить стереотипы о футболистах и их женах

Виктория: Зачем кому-то что-то доказывать? Мы занимаемся этим не для того, чтобы кто-то сказал: «Жена вот этого игрока думает только о шмотках, а вот Смольникова с Шатовой хорошие».

Екатерина: Тем более многие уверены, что любой футболист сказочно богат. Но у каждого игрока есть своя цена, и если он эту цену не оправдывает, то становится неликвидным. Из-за травм его карьера может закончиться в любой момент. Поэтому думать о них как о людях, которые бьют по мячику и просто так получают миллионы, — это абсурд.

О том, что помогать легко

Виктория: Благотворительность — это не опция для богатых. Любая сумма — десять рублей, сто, пятьсот — может помочь, если нас будет много.

Екатерина: У нас есть проект «Школа Героев», который вообще не про деньги. Мы его придумали, чтобы люди, которые добились успеха своим трудом, приезжали в Детскую деревню — SOS (сообщества, в которых дети-сироты имеют возможность жить в семье и где им помогают адаптироваться к дальнейшей жизни, одна из таких деревень находится в городе Пушкине. — Прим. ред.) и делились личным опытом и жизненными уроками. У нас в деревне уже побывали олимпийские чемпионы, футболисты, хоккеисты, певицы Катя IOWA и Глюк'оZa, музыкант Антон Беляев, братья Запашные, Николай Валуев, многие другие, но главное — на каждом таком проекте у нас работают обычные люди-волонтеры, которые не менее важны и нужны.

Виктория: Самое главное — сострадание и любовь. И если они есть, то ответ на вопрос «Как помочь?» найдется.

Репино на берегу Финского залива

Поселок Куоккала, вошедший в состав Российской империи при Петре I, в 1917 году стал частью независимой Финляндии, а в 1940 году достался СССР в результате советско-финской войны. В 1948 году был переименован в честь художника Ильи Репина, который жил здесь в своей усадьбе «Пенаты» с 1899 года и был похоронен на ее территории в 1930-м.

   

Текст: Игорь Топорков
Фото: Маргарита Смагина
Стиль: Виолетта Сорокина
Визаж и прически: Екатерина Иванова

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2019»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

glo,

Nespresso,

Премиальные классы Яндекс. Такси.

Комментарии (0)
Автор: Ксения Морозова
Опубликовано:
Материал из номера: Июнь
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также