Петербуржцы, застрявшие на Филиппинах и в Марокко на неопределенный срок из-за карантина — о действиях посольств и нехватке еды

Многих людей по всему миру карантин из-за коронавируса застал в отпуске, однако большинство из них, пусть и с трудом, все же смогли вернуться домой. Но есть и те, кто остался в чужой стране с закрытыми границами и неясными перспективами. «Собака.ru» поговорила с петербурженками, которые прямо сейчас находятся в Марокко и на Филиппинах.


Екатерина

Сотрудница НИИ

«Восьмого марта мы с парнем вылетели из Москвы в Марракеш. У нас были забронированы отели в Эссуэйре, Касабланке, Рабате, Фесе — мы продумали длинный круговой тур по четырем имперским столицам Марокко и другим городам, которые показались интересными. Начиналось все прекрасно, местные были дружелюбны, везде толпы народу — через рынок буквально не пройти, на вирус всем было плевать. В масках никто не ходил, местные любили поговорить про коронавирус и сказать, что в Европе он есть, а у них нет, потому что они молодцы.

Covid-19 тогда уже был в Китае и Италии, в России — пара-тройка случаев, в Марокко был один больной. Сейчас много кто пишет «туристы дураки, все же было понятно», но задним умом все умные. Мы не ожидали, что все будет развиваться такими темпами — думали, что вирус дойдет до Африки, когда мы будем уже дома. Плюс мы полгода зарабатывали на этот отпуск — отдохнуть, конечно, хотелось.

Вечером 16 марта в городе закрыли кафе: весь день они работали, а потом резко перестали пускать посетителей. Мы нашли только чай на вынос и судорожно закупились шоколадками, потому что нам предстоял ночной автобус из Феса в Марракеш. 

17 марта заведения уже не открылись, работали местные мелкие магазины, но в них и выбор маленький, и цены заламывают. Аптеки работают, но лекарства тут очень дорогие: леденцы от кашля — 500 рублей, спрей для горла — 700. Одна маска — 80 рублей, а без нее люди косо смотрят. Возможно, это цены для иностранцев — они не написаны, их говорит продавец. Закрыли мечети, как сказал брат хозяина нашего отеля: «Если в мусульманской стране закрыли мечети, произошло что-то действительно странное». На его памяти такое случается впервые. В городе стало пустынно: некоторые сувенирные лавки еще работали позавчера — но их оставалось мало. Музеи и другие культурные места закрыты, экскурсии отменены, массовые сборища ограничены.

  • До карантина

  • После карантина

Местные стали агрессивнее, многие шарахаются, кричат вслед «корона, корона». Как у нас боялись каждого бурята, думая, что он китаец, так и тут — русский и итальянец для них на одно лицо. Один раз нас не впустили в городской автобус: пассажиров водитель выпустил через заднюю дверь, а нам не открыл. В другой раз войти разрешили, но деньги из рук не взяли — сказали положить на поднос. Но есть в Марракеше и местные, которые бесплатно предоставляют жилье и помогают с поиском лекарств.

Сейчас в стране введен домашний карантин — выходить на улицу можно, но по серьезной причине, за едой, например. 

В воскресенье объявили, что авиасообщение полностью закрыто. Те туристы, что были в Касабланке, успели купить за бешеные деньги билеты на последний рейс в Москву — они стоили около ста тысяч. Мы были в Фесе, и узнали об этом около десяти вечера: смотрели фильм, открыла ленту новостей, а там это. Я была в шоке, а мой молодой человек спокойно, как танк, сказал: «А что мы можем сделать, завтра доедем до Марракеша и будем звонить в посольство (оно работает с 9:30)». Я подуспокоилась, шутила глупые шутки, но, понятное дело, было страшно. Пыталась нагуглить, как нас будут вывозить, но ничего не нашла. Мы должны были улетать 21 марта, у нас по плану была еще поездка в пустыню, которая, понятное дело, не состоялась.

Сейчас на улицах видно только русских туристов: за французами прислали гражданские самолеты, бельгийцев вывезли, немцы тоже смогли улететь, им пообещали возместить все расходы.

Мы создали чат в Telegram для застрявших в Марокко — вместе менее нервно. Там люди помогают друг другу, вместе снимают жилье. Кроме русских, там еще трое граждан Белоруссии — что с ними будет, совсем непонятно, вряд ли за троими пришлют самолет. В чате мы обмениваемся информацией — правда, просто каждый новоприбывший пишет, что ее нет.

Авиакомпания отменила нам рейс на первый сегмент (до Лиссабона) только вчера — вернули ваучером, а не деньгами. Более того, авиакомпании и агрегаторы продают билеты на несуществующие или на внезапно появившиеся рейсы в Европу — не знаю, как это работает, часть отменяют, но часть действительно улетает. Можно, конечно, попробовать купить, но это 220 евро за билет и никаких гарантий. Если придется остаться в Марокко, то уже непонятно, на что жить.

Консульство составляет список застрявших здесь русских — всего их официально 400 с лишним человек, из них минимум два ребенка. Четыре дня информации не было, вчера сказали, что Royal Air Maroc, возможно, отвезет русских домой и заберет своих граждан, но одного самолета на всех не хватит.

Оплачиваем проживание мы самостоятельно, причем все отели взвинтили цены, поняв, что у оставшихся нет выбора. Поэтому нам сказали, что пока у нас оплачен отель, лучше сидеть на месте, хотя вылетать будем, скорее всего, из Касабланки. Страшно представить, каково тем, у кого бронь вышла в воскресенье, а все деньги потратили на отмененный рейс. Одна девушка из Белоруссии живет в аэропорту — кто-то из нашего консульства возит ей еду. Уже интересовались, не истекает ли у кого-то разрешенный по безвизу срок пребывания (надеюсь, не чтобы бросить нас тут на 90 дней).

С питанием сложно: у нас в отеле есть завтраки, в остальное время едим чипсы, кексы, шоколадки. В ближайших магазинах больше ничего нет, а в далекие невозможно доехать из-за карантина. Те, у кого есть местные симки, заказывают еду, но приложение не работает с российскими номерами, а симку уже нигде не купить. Может, все это — хитрый план, чтобы все мы похудели, и больше людей поместилось в самолет.

Сейчас внутри страны сокращают количество поездов между городами — мы боимся, что можем застрять в Фесе.

Мы сидим в отеле: те, у кого есть машина, еще могут куда-то ездить, но у нас ее нет. Понимания, что с нами будет дальше, у нас нет — когда кончится срок в отеле, мы поедем в Касабланку и там будем жить, пока не вывезут. Если вывезут. Там придется оплачивать отель.

Мы с молодым человеком оба работаем в НИИ, наш работодатель сам едва в такую ситуацию не попал, поэтому проблем с этим нет. Хотя многие жалуются на непонимание со стороны начальства».


Диана Смольякова

Редактор

«Я и мой молодой человек Костя каждый год уезжаем в Азию на пару месяцев, работаем удаленно и отдыхаем от зимы. В этом году план был таким же, как всегда — в конце января приехать на филиппинский остров Негрос и пожить тут 1,5 месяца, а потом вернуться домой. Но не получилось. 

Когда ехали на острова, вирус был только в Ухане, мы были уверены, что за пределами Китая все будет в порядке. На Филиппинах ситуация была спокойной вплоть до нашего вылета: вирус уже добрался до Европы и Южной Кореи, но здесь насчитывалась всего пара случаев заражения, не о чем было переживать.

Проблемы начались 12 марта: за четыре дня до рейса Думагете — Манила (столица) наши друзья-филиппинцы сказали, что Манила вводит локдаун и с 15 марта закрывает город на карантин из-за вспышки Covid-19. Мы сначала даже не поверили, но на всякий случай перебронировали билеты и решили улететь чуть заранее, 14-го вечером. Билеты Манила-Ханой-Москва были уже куплены, терять их не хотелось. 

Забронировали жилье в Ханое, упаковали чемоданы, последний раз искупались в море и уже были готовы ехать в аэропорт, как наш рейс отменили. За пару часов до вылета и за двенадцать часов до официального локдауна. В аэропорту предложили вернуть деньги и записаться в очередь на ближайший рейс (сказали, если будут места, мы вам перезвоним — так и не перезвонили). Деньги за отмененный самолет до Манилы вернули, но на рейс Манила—Ханой—Москва мы не успели, билеты сгорели. 

Сутки мы сидели и думали, что делать, а когда опомнились, сообщение между островами закрыли: ни паромов, ни самолетов. На Филиппинах 7 тысяч островов, поэтому мы оказались в ловушке, из которой можно выбраться разве что брассом. В посольстве сказали: «Если у вас есть деньги, покупайте новые билеты и пытайтесь добраться до Манилы, международные самолеты еще летают». Мы подумали: «Ок, понятно, спасибо за неоценимую помощь», и стали ждать новостей. 

Потом посольство все-таки очнулось, нам пришло сообщение: «Эвакуация росграждан. Вас заберет катер и довезет до Себу (остров с открытым аэропортом), затем самолет повезет россиян в Манилу». Что будет дальше, нам не объяснили, и мы решили остаться —  перспектива застрять в столице не радовала, не хотелось терять деньги на новых билетах до Москвы: рейсы отменяли один за другим.

Принимать такое решение было страшно, филиппинское правительство сказало, что у иностранцев есть 72 часа покинуть страну, а дальше аэропорт закроют до 14 апреля. Но мы решили рискнуть, в конце концов, застрять на море еще на месяц — не самая большая проблема. 

Через два дня этот 72-часовой запрет отменили и разрешили выезжать всем желающим в любое время

Оказалось, мы приняли правильное решение. 76 граждан эвакуировались, поехали на остров Себу, и в итоге трое суток просидели в аэропорту. У них даже не было еды и воды — говорят, все киоски закрылись, а люди боялись покинуть зал ожидания, потому что верили, что их вот-вот заберет самолет.

К чести посольства, они всегда были на связи и объяснили, что филиппинские власти в последний момент отменили рейс. Охотно верю, на Филиппинах с дисциплиной и порядком большие проблемы, правила меняются каждый час. 

Возмущенных людей тоже можно понять — им пришлось снимать гостиницы и ждать спецрейс, который так и не прилетел. Насколько мы знаем, часть из них смогли самостоятельно сесть на самолет до Манилы и вылететь в Москву (некоторым пришлось покупать билеты по три раза, потому что рейсы постоянно отменяли). Остальные остались ждать спецборт. Говорят, почетный консул купил застрявшим гражданам еду и воду на свои деньги. Друзья из Австрии рассказали, что их граждане точно так же ждут в аэропорту и не знают, что делать дальше. 

Как только мы решили, что выбора нет — остаемся на Филиппинах и будем ждать конца мирового апокалипсиса на пляже, как посольство заявило, что за россиянами пришлют спецборт и доставят нас в Москву. План такой: за два дня нас предупредят о вылете, затем катер проедется по островам и соберет всех 400 туристов в одном месте, и мы полетим толпой на родину. Остаться можно, но под свою ответственность — посольство помогать больше не будет. 

Принять решение остаться или ехать было трудно, потому что все постоянно меняется: пару часов назад журналист и спичрайтер президента Тедди Локсин заявил, что визы туристам выдавать не будут, уезжайте из страны. Час назад я узнала, что из-за карантина штраф за безвизовое пребывание отменили. 

Еще в среду я могла вернуться домой без карантина (Филиппин нет в блэк-листе, сейчас в стране около 200 зараженных коронавирусом), но вчера глава Роспотребнадзора Анна Попова обязала всех пребывающих из-за границы самоизолироваться. Больше всего, конечно, боимся попасть в больницу просто за компанию, как туристы. Тогда шанс заболеть будет гораздо выше, чем на островах или в метро.

Кроме того, оплачивать затянувшийся отдых становится все сложнее. Рубль катится вниз, и только за сегодняшний день бутылка пива подорожала для нас на 8 рублей, а аренда дома — на 4 тысячи. Самое страшное, что пока никто не может сказать, когда восстановится нормальное авиасообщение между странами, поэтому застрявшим путешественникам сейчас очень тревожно. 

Радует, что русские друг другу помогают — например, на острове Себу владельцы хостела предложили всем застрявшим бесплатную койку, чай, кофе и Wi-Fi. В телеграм-чатах бешеная активность, минимум 300 человек постоянно обсуждают новости и делятся советами: например, в каком банкомате лучше снимать деньги.

Филиппинцы народ безмятежный, поэтому паники на улицах я не видела, от европейцев никто не шарахается. Продуктов в достатке, не работают только мясные рынки — лотки обрабатывают хлоркой из пожарного шланга. Достопримечательности и общественные пляжи тоже закрыты, туристов на многих островах сажают на карантин (если они в стране меньше двух недель), а отелям запретили заселять иностранцев. 

Ввели комендантский час — из дома теперь нельзя выходить после 9 вечера, улицы патрулируют полицейские. На входе в общественные места люди в масках измеряют всем температуру и брызгают на руки спиртом. Кое-где запретили продавать алкоголь, чтобы местные не напивались дома в изоляции (если у нас люди панически скупают гречку, то тут сметают с полок дешевый ром). 

Мы отправили свои паспортные данные консульству и будем ждать информации о спецборте. Никто не знает, как долго продлится карантин и как скоро мы сможем уехать в Россию своим ходом. Кто-то может подумать, что это божья благодать — застрять на островах. Но когда ты не можешь, как раньше, просто купить билет и уже через 20-30 часов обнять друзей, семью и собаку, даже просто полить цветы в родной квартире, это грустно. Поэтому мы хотим вернуться домой». 


Михаил Цинченко — о карантине в Париже: «Из дома выходим по талонам, в магазинах пол расчертили на безопасные зоны»

 

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты