Александра Стреляная

Игровой дебют режиссера, снимавшей до этого документальное кино, мистически красивый «Суходол» по Бунину показали в конкурсной программе фестиваля «Кинотавр».

Расскажите о себе. Я родилась в Петербурге. Папа — боксер, мама — хореограф. Она приучила меня к жесткой дисциплине, говорила, что если в творчестве что-то не получается, то надо больше работать, и никаких гамлетовских страданий. Я окончила обычную школу и после долго просто путешествовала. Жила на Кавказе, в Азии. В двадцать два года поступила в Университет кино и телевидения на операторский факультет, потому что мне хотелось получить внятную профессию. Специальность режиссера тогда казалась сомнительной. Одни разговоры.

Почему вы решили заниматься кино? Просто в какой-то момент захотелось взять камеру, а потом оказалось, чтобы появился фильм, нужен кто-то еще. Этого кого-то я не увидела и стала снимать сама. Когда окончила операторский, то поступила на режиссуру к Виктору Семенюку, который нашел со мной какой-то личный диалог — хороший, профессиональный и очень человеческий. Он сам много лет снимал документальное кино, потом был директором программ на «Послании к человеку» и точно почувствовал мою систему координат.

Ваша первая работа, игровая короткометражка «Прощание», тоже была по Бунину. Я люблю Бунина, он хороший писатель. Но были и другие сценарии. По моему опыту, у дебютанта должно быть минимум три сценария, готовых к производству, чтобы хоть один сработал.

Как вы нашли деньги на полнометражный дебют? Мучительно. Было несколько фальстартов, когда картина запускалась и останавливалась. Продюсеры очень не любят рисковать. А получилось так, что я проходила операторскую практику у Юрия Клименко. Он как раз снимал «Край» с Алексеем Учителем, увидел, как я маюсь, предложил показать ему сценарий. И Учитель не побоялся рискнуть и выступить продюсером. Причем сначала он только прочитал сценарий и заинтересовался, а работы мои увидел уже потом.

«Суходол», как и все ваши студенческие работы, про глубинку. Откуда такая тяга к деревенской фактуре? Человеку из другой среды интересно вглядываться в то, чего у него никогда не было. У меня нет деревенских корней, но иногда я бывала на каникулах в деревне. В тринадцать лет, помню, бродила по заброшенным хуторам, которые меня сильно впечатлили. Было похоже на музей этнографии — любопытно рассматривать оставленные вещи, пустые комнаты, которым когда-то уделялось много внимания, труда и заботы. Осколки быта, обрывки писем в половицах, платья в гардеробах — за всем этим были видны конкретные люди. Это оказалось мощным толчком для фантазии.

Отсюда и любовь к Бунину? У него есть щемящее чувство уходящей жизни и желание в нее вглядеться. В «Суходоле» много чего-то дремучего, про связь человека с природой. И в жертве, которую приносит главная героиня Наталья, есть и христианское смирение, и вера в языческие приметы. За текстом можно разглядеть, насколько ритуализирована деревенская жизнь, где любая деталь быта одновременно часть обряда. И все вместе это складывается в цельную картину мироздания.

Где происходит действие фильма? У Бунина — на Смоленщине, но мы снимали под Псковом, где есть такое же месторождение извести, что и в повести. Подобный Суходол был в каждой губернии, несмотря на то что средняя полоса России очень разная.

Как выбирали актеров на роли крестьян? Сниматься приходили и люди из деревни. Они до сих пор живут в магическом мире, где все проникнуто символами и знаками, где каждый поступок регламентирован поверьями и приметами. Для них это все настоящее, они и в кадре ничего не изображали, а существовали по своим обычным законам. Роль Евсея Бодулина играл местный крестьянин Анатолий. Пошел подоил корову, пришел на площадку, сказал текст и опять своими делами занимается.

Кино получилось довольно авторским. А делать жанровое, прокатное кино вы готовы? Да, вполне. Просто дебют мне было очень важно снять именно так, как я это представляла и чувствовала.

О чем хотите сделать следующий фильм? Наверное, благодаря фестивальному резонансу должны появиться какие-то предложения. Есть и сценарии, и планы. Я бы очень хотела снять фильм про Хитровскую площадь XIX века. Еще про Франциска Ассизского — то, что снимали о нем раньше, по-моему, вообще не о том. Но к кому идти с этими предложениями, я пока не знаю. Причем меня интересуют не только исторические сюжеты. Я бы сняла, например, фильм про грузино-абхазский конфликт, но понятно, что сейчас это уже никому не нужно.

а еще важно знать, что Александра Стреляная окончила операторскую мастерскую Дмитрия Долинина, снимавшего фильмы Ильи Авербаха и Динары Асановой. Картина «Хлеб для птицы» была награждена дипломом МКФ «Послание к человеку» «за плодотворный поиск экранной выразительности этнографических образов». Сценарии к пяти своим лентам писала сама. В фильме «Суходол» сыграли актриса Яна Есипович и музыкант Олег Гаркуша.

ИНТЕРВЬЮ: СТАНИСЛАВ ЕЛИСЕЕВ


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также