Валя Крутиков: «Хочу быть причастен к созданию аутентичной инди-сцены в Петербурге»

Инди-музыкант, модник и кумир молодежи, известный по группам Elektrа Monsterz, Angelic Milk, Ghost Hippies, создает в Петербурге свою реальность под названием Saint-Brooklynsburg: выпускает кассеты, рисует граффити, снимает мультфильм и устраивает вечеринки.

С чего ты начинал?

Я всегда разрывался между музыкой и рисованием. Тайком от родителей писал картины на обоях под ковром на стене, однажды ковер сняли, мне сильно попало. Мой папа в далеком прошлом делал записи в стиле арт-рок, которые я слушал в детстве, и они мне очень нравились. В десятом классе мы с друзьями собрали группу Elektrа Monsterz, в которой я и сочинял, и пел, и играл на гитаре. Вообще я хотел стать архитектором, но понял, что учеба в архитектурно-строительном будет отнимать все мое время и я не смогу заниматься тем, что мне больше всего интересно. И я выбрал рок. Пошел на казавшуюся мне легкой специальность «экология», учился, чтобы создавать видимость, что я нормальный, живу как все. При этом на небольшом заводе напротив «Красного треугольника» мы с ребятами организовали свое пространство, в котором практически жили, проводили концерты на сто человек, записали два альбома и виниловую пластинку. Выпускали их самостоятельно, без лейбла — тогда мы не думали о перспективах. Тогда группы в основном исполняли песни на плохом английском с акцентом: всем хотелось противопоставить себя русскому року девяностых-нулевых и «Нашему радио». А мы были одной из немногих молодых команд, певших по-русски — это была своеобразная поза. Нам удалось выступить на Exit Festival в Сербии, съездить в тур по России. Внимание к Elektrа Monsterz сильно возросло, индустрия требовала подстраиваться под себя, а мы этого не хотели. Например, укрепились музыкальные форматы на радио и крупных мероприятиях. Представь, Сбербанк спонсирует фестиваль, нас приглашают выступить, затем организаторы находят нашу старую песню со словами «Я так хочу, чтоб ты смотрела, как я дрочу», и нас убирают из программы. В итоге мы всех ненавидели, и это было видно в моих текстах, но с годами наше творчество стало более романтичным. После семи лет деятельности группа распалась: я понял, что был очень замк­нут на ней, ни с кем, кроме музыкантов, не общался, во главу угла ставил корпоративное мышление внутри коллектива. А уже нужно было выйти в самостоятельное плавание.

А как проявлялась твоя тяга к рисованию?

Как раз перед развалом Elektrа Monsterz я решил сделать мультипликационный фильм о городе в параллельном измерении, который я назвал Saint-Brooklynsburg. На это меня вдохновила летняя поездка в Нью-Йорк со всеми его тусовками, концертами и уличным искусством. По возвращении домой мне захотелось перетащить с собой в Петербург все то, что я впитал во время путешествия. Это свое желание я всячески всем навязывал: делал граффити, расклеивал распечатанные на принтере рисунки, крепил их на картон и вешал на столбы (сейчас так рекламируют продажу почасовой любви) — я хотел вдохновлять, чтобы самовыражение стало массовым явлением. На сегодняшний день мне удалось нарисовать только полчаса мультфильма, из-за сторонних проектов окончание работы над ним постоянно откладывается. Но как бы я ни менялся с возрастом, мой план неизменен: переместиться в реальность Saint-Brooklynsburg. Когда мои друзья увидят этот город, мы сможем воссоздавать его наяву. А пока есть паблик в Интернете с таким названием, вечеринки и звукозаписывающий кассетный лейбл Saint-Brooklynsburg Record Club.

На этом лейбле выпускаешь свою музыку?

Да, и не только. Когда я собрал новую фрик-фолк группу Ghost Hippies, то сказал музыкантам: «Теперь я против коллективного сознания. Вам придется делать четко то, что я вам говорю. Я буду здесь диктатором». Все согласились. Со мной стали играть ярые фанаты Elektra Monsterz, и это мне сильно помогло — их воодушевление от совместной работы мощно мотивировало. Параллельно я познакомился с Сарой — вокалисткой Angelic Milk. До этого она делала музыку одна с компьютером и микрофоном, выступать не могла. И тогда я научился стучать на барабанах, чтобы ей подыграть. Нарисовал коллажный гиф-клип на ее песню I Don't Know How. С Angelic Milk заключил контракт шведско-английский лейбл PNKSLM, поэтому мы ездили записывать мини-альбом в Швецию, ждем его выхода на виниле. Его презентация состоялась на сайте британского журнала i-D.

9 июля ты устраиваешь уже целый рок-фестиваль Saint-Brooklynsburg {mutant indie festival 2016} в пространстве «Тайга». В чем его особенность?

Понимаешь, вот в 2000-х все наши идолы были новаторами, я говорю о коллективах в духе The Strokes и британской волны, на которых все равнялись. Они хотели быть уникальными, а сейчас все стремятся играть в определенном стиле. Нынешние инди-музыканты не создают свой звук, а копируют то, что уже было сделано до них. Да, это проверенный беспроигрышный вариант, ведь все хотят продавать себя. Нет ничего плохого в том, чтобы коммерциализировать свое искусство, но это уже какой-то тотальный поп-арт получается. А я хочу быть причастен к созданию аутентичной современной инди-сцены в Петербурге. Вокруг хедлайнеров-шведов Magic Potion я собрал десять локальных коллективов в стилях гараж, дрим-поп, инди-поп, микс электроники и рэпа. Они все разные, но у них есть нечто общее: они все немного игрушечные, инфантильные, лоу-файные. А главное — они не злые.

текст: Наталья Наговицына
фото: Артем Усачев

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также