Мэган Виртанен

В своей авторской программе Swing Time на «Радио Рокс» она вот уже шесть лет знакомит слушателей с музыкой 1930-х и 1940-х годов, а также с ее новым прочтением современными коллективами. Теперь Мэган будет рассказывать еще и об истории моды: с февраля она начинает читать лекции в винтажном магазине «Комиссионка № 1».



Как появилась идея курса лекций?

В первую очередь я специалист по джазу и популярной музыке 1930-х и 1940-х , а история моды – своего рода хобби. Но когда Карина Курганова, придумавшая «Комиссионку № 1», предложила мне поделиться с людьми знаниями из этой области, я не стала отказываться. Первую лекцию, обзорную, я собираюсь посвятить моде первой половины XX века в целом. Темы последующих зависят от интересов слушателей. Возможно, они будут о Веймарской республике и Третьем Рейхе. Или об Америке 1940-х, когда США оказались отрезанными от парижского влияния и американские дизайнеры, к тому времени создававшие свои творения уже на протяжении десятилетий, наконец смогли обрести собственное имя. Разумеется, не должна остаться без внимания и отечественная мода, которая, будучи недоступной широким кругам, тем не менее существовала и вплоть до середины 1940-х немногим уступала лучшим западным образцам.

У вас ведь есть собственная коллекция винтажной одежды.

Да, я начала собирать ее более десяти лет назад, когда решила, что именно этот стиль лучше всего подходит к моей фигуре и мироощущению. И за прошедшее время эта уверенность только укрепилась, поскольку мода 1930–1940-х действительно создана для женщины, чего, к сожалению, нельзя сказать о многих творениях современных дизайнеров. По словам поэта Ральфа Уолдо Эмерсона: «Ощущение себя идеально одетым дает человеку чувство внутренней уверенности в себе, которую даже религия не в силах предоставить».

Что входит в вашу коллекцию?


Несколько десятков шляп, в том числе встречаются экземпляры с бирками «Мисс Америка 1943 года», «Лили Даше», «Лорд энд Тейлор». Платья, туфли, сумки, перчатки, белье, прочие необходимые женщине аксессуары. Я очень люблю серии из двенадцати брошей британской фирмы «Эксквизит», их выпускалось несколько вариантов: цветочные букеты, листья и так далее. Например, в букетной серии каждая брошь посвящена какому-то месяцу: подснежники – это январь, фиалки – февраль, нарциссы – март, анютины глазки – апрель. Все они выполнены в одной технике, из металла и цветной эмали. В 1940-х годах было популярно выпускать броши сериями, а в наше время собрать одну такую коллекцию очень непросто.

Как вы находите эти вещи?

При доступе к западным магазинам и интернет-аукциону eBay приобретать что-либо в России бессмысленно. В Европе и США интересных предметов больше, сохранность лучше, цены ниже. На eBay бывают крайне интересные находки. Например, я видела три лота от одной жительницы США: свадебное платье 1918 года, свадебное платье 1938 года и свадебное платье 1965-го. Первое платье принадлежало ее бабке, второе – матери, а третье – тетке. Поскольку на территории США боевые действия во время Второй мировой не шли, то платья много лет могли лежать на чердаке дома в полной сохранности. В России такое практически невозможно: наши дома бомбили и сжигали, люди переезжали, а вещи часто перешивались «по бедности».

А сами вы шьете?

Скажем так, занимаюсь мелким рукоделием. Делаю шляпки для себя или в подарок. Я не претендую на роль безмерно творческой личности. Как говорит один мой хороший друг: «Помилуйте, ну мы обычные мещане». Я просто мещанка, которая пытается сделать свою жизнь и жизнь ближайшего окружения чуть более красивой, в рамках моего личного понимания красоты.

Чем еще вы занимаетесь?

Первое и главное – это моя программа Swing Time на «Радио Рокс» каждый понедельник в девять вечера, повтор – по воскресеньям в полдень. Началось это шесть лет назад, когда я осознала, насколько плохо в России знают классический джаз, свинговую музыку. У нас широко известны, пожалуй, только Гленн Миллер и Луи Армстронг. А ведь это огромный пласт культуры, отечественной в том числе – достаточно вспомнить джаз-оркестры Цфасмана, Кнушевицкого, Минха, Утесова, Семенова, Рознера. Я пришла на «Радио Рокс» и предложила им программу, в результате Swing Time регулярно выходит в эфир.

Кто вас вдохновляет?

Можно в шутку сказать, что я в некотором роде некрофилка: все люди, которых я люблю и которыми восхищаюсь, уже умерли. Речь, разумеется, о деятелях культуры 1930–1940-х. Меня интересуют те, кто «шел поперек волны», менял мир и восставал против так называемого здравого смысла и общественного мнения. Бесспорный пример – Коко Шанель, которая не соответствовала принятому в ее время идеалу красоты, равно как не одобряла современную ей моду, но не стала подстраиваться под господствующие вкусы, а, наоборот, утвердила собственный стиль и в результате изменила пресловутый идеал красоты.

А среди современников?

Я имею счастье быть знакомой со множеством крайне интересных людей: реконструкторов, фотографов, дизайнеров, музыкантов и музыкальных критиков. Среди них есть настоящие подвижники – например, люди, которые занимаются важным, но совершенно некоммерческим делом: восстановлением записей со старых шеллаковых пластинок. Если оркестры Леонида Утесова и Александра Цфасмана более-менее известны, то редкие записи 1920–1930-х годов еще ждут своего издателя. В качестве примера можно привести широко известное публике танго «Помоги мне». Оно прославилось благодаря фильму «Бриллиантовая рука», где появилось в отредактированном виде. И очень немногие знают, что на самом деле это оригинальное отечественное танго 1920-х годов, которое исполняла певица Александра Василевская, – правда, с несколько более рискованным текстом. В одном из вариантов припев звучал так: «Видишь, гибнет, сердце гибнет в обжигающей лаве простынь».


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме