Марат, Фьюз и Чек

Это, наверное, единственный в стране проект, который исполняет лирический хип-хоп без намека на культ денег и сексизм. На счету Марата и Фьюза «Нежность» – заглавная песня к фильму «Питер FM», сотни концертов по всей стране и пять полноценных альбомов. Теперь, объединившись с известным московским эмси Чеком, они записали шестой – «Питер – Москва».



Krec & check в переводе со сленга значит «героин и доза». Почему вам было прямо так не назваться ?

Фьюз: Krec – аббревиатура от названия нашей студии Kitchen Records. Никто из тех, с кем я сталкивался, не ассоциирует нас с наркотиками, вне зависимости от того, пробовал он крэк или нет. Вот если бы у нас группа называлась «Герыч», это было бы жестко.
Чек: Бывает, ко мне подходят и спрашивают: «Почему Чек? Ты что, героин долбишь?» Я в таких случаях всегда отвечаю: «Дружище, смотри на меня внимательно и произноси про себя слово “героин”. Происходит какая-то идентификация?» Ответ всегда однозначный: «Нет», – и слава Богу.

А откуда взялось наименование Kitchen (англ. «кухня». – Прим. ред.) Records?

Марат: Просто все началось на кухне в центре Питера. В первое время у нас вообще ничего не было, начинали с нуля.
Фьюз: Познакомились-то мы в автобусе на Невском, в 1996 году. Я стоял у водительской кабинки, весь такой в рэперских шмотках. На тот момент в городе было совсем не много таких хип-хоперов. Увидел человека в широких штанах – улыбнулся, протянуд ему руку. Это был Марат. Я в то время увлекался диджеингом, а он играл на гитаре свои первые аккорды. Вместе с еще несколькими рэперами мы создали группу «Невский бит».
Марат
: Времена были довольно тяжелые. В рамках группы мы продержались только до 2000 года, умудрились каким-то чудом выпустить за это время альбом, а потом остались вдвоем. Мы были ребятами целенаправленными и решили, что пройдем по друзьям, попросим у всех какие-нибудь лишние детали и соберем себе комп для записи песен. Мы его, конечно, собрали, но он почему-то так и не заработал. Своего у нас ничего не было: бас-гитара, микрофон – все дали знакомые. Наконец один друг, уезжая на отдых, оставил нам компьютер, мы подключились к Интернету, и процесс пошел. Появилась возможность качать песни иностранных исполнителей, которые не продавались в магазине, а если и продавались, то никаких финансов на это у нас не было. Записывались мы дома, примотав микрофон скотчем к поломанному гитарному грифу и прикрепив каким-то зверским образом эту конструкцию к шкафу. Вот так, уже именуя себя Krec, мы в 2001 году записали первый альбом «Вторжение».

Чем вы тогда зарабатывали на жизнь?

Марат: Ну, конечно, не только музыкой. Иногда устраивались на всякие подработки. Например, когда проходил саммит Большой восьмерки, мы в коттеджах около Константиновского дворца тюль развешивали.

Чек, а что вы делали до встречи с Кrec?

Чек: Учился в школе, занимался футболом, баскетболом, теннисом. У меня семья творческая: мама поет, бабушка пишет стихи, а я соединил в себе эти умения. С пяти лет выступал с мамой, пел. На одиннадцатый день рождения попросил одноклассников подарить мне кассету группы «На-на», а они перепутали и вручили мне альбом рэперши Na-Na. Я услышал классический бит true хип-хопа, речитатив, и голова сама начала качаться в такт. Я поймал этот ритм и подумал: «Да, я маленький, но почему я не могу такое написать? Я же сочинения в школе пишу!» В том же году со своим первым треком выступил на московском хип-хоп-фестивале Street boll challenge, который в 2000-м был, наверное, самым крупным мероприятием такого рода. На него собралось тридцать тысяч человек, и я, одиннадцатилетний карленыш, едва не упал в обморок, увидев такую толпу жестких рэперов, но выступил очень хорошо. В тринадцать я уже выступал на разогреве у рэпера Kapadonna на концерте в Москве. А на афтепати в «Карло-баре» он, зачитывая свои тексты, вытащил меня на сцену. И я читал вместе с ним.

Почему вы начали сотрудничать?

Фьюз: Нас зацепило то, как Чек поет.
Чек: А меня удивила лирика Krec. В Москве сейчас большинство рэп-команд ударились либо в r’n’b, либо в социалку и толкают печальные темы про ужасы современной жизни: «бабки, мусора, тра-та-та». И то и другое направление поверхностно, это просто аккуратно сложенные в тексы слова плюс бит. А в творчестве Krec есть символика, как в творчестве настоящих поэтов.
Фьюз: Мы нашли Чека в Интернете, связались через общих друзей. Я отправил ему куплет, он тут же написал свой. За первый месяц, находясь в разных городах и ни разу не встретившись, мы записали около десяти треков.

Вы сняли уже два видео: «Пока я жив, я буду помнить» и «Прости за все». Почему выбрали такие серьезные композиции?

Фьюз: Снять видео на первую нам с Маратом захотелось, как только Чек прислал по Интернету демоверсию, – впечатление было очень сильным. А вторая – песня про маму. Это свято, это вечные ценности. Мы отдаем долги людям, которые нам дороги. В дальнейшем уже можно будет прикалываться.

Кто снимает ваши клипы?

Фьюз: Режиссер – наш старый друг, питерский рэпер, в прошлом участник проекта СТДК Серж Греков. Мы знакомы с 1995 года, когда я рисовал граффити для обложки его альбома. Компания Сержа взяла на себя съемки и монтаж видео.
Чек: Какой еще режиссер на презентации клипа смог бы выйти и зачитать так, чтобы «порвать» всех зрителей?
Фьюз: Кстати, клип на песню «Пока я жив, я буду помнить» уже можно увидеть на канале A-One.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Я - БЛОГ

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 6 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также