Борис Щербаков

В 1990-х он был героем-любовником, теперь амплуа артиста – народный борец за справедливость в погонах и при исполнении. Таковы и комдив Бородин из «Солдат», и «новый Анискин» – Завьялов из сериала «Дело было в Гавриловке», второй сезон которого недавно стартовал на телевидении.

Вы в детстве мечтали стать милиционером или военным?

Моряком, морским капитаном. Окна нашей комнаты в ленинградской коммуналке выходили прямо на Финский залив, поэтому я постоянно видел корабли и мечтал плавать в экзотические страны. Даже собирался поступать в одно из городских морских училищ, но неожиданно меня отобрали из сотен ребят для съемок в фильме «Мандат», причем в главной роли. Это и изменило мою жизнь. Я понял, что артист не менее интересная профессия, чем моряк. Кстати, весь гонорар за первую роль – четыреста восемьдесят рублей – ушел на адвокатов, благодаря которым оправдали моего отца. Он был таксистом и сбил пешехода, не насмерть, но все-таки. Отца могли осудить, хотя пешеход сам был виноват.

Говорят, каждый артист мечтает сыграть Гамлета. Вам этого хотелось?

Ну а как же, конечно! Однако поезд-то ушел, не довелось, перерос я уже принца Датского. Но это ничего. Через годик-другой буду подходить по возрасту на роль короля Лира. (Смеется.) А сейчас бы я с удовольствием сыграл Ричарда III.

После ухода из МХАТа (из-за разногласий с главой театра Олегом Табаковым. – Прим. ред.) вы играете только в антрепризах. Нет желания вернуться в репертуарный театр?

А куда? Вы можете назвать театр, куда мне можно пойти после того, как я тридцать лет отработал с великим актером, режиссером и педагогом Олегом Николаевичем Ефремовым? Где сейчас существует такая же планка?

Почему тогда не посвятить себя кино полностью и не уйти из театра совсем?

Как совсем уйти? Я же артист! Театр – это ведь не кино, у него своя магия. Если ты один раз ощутил запах театральных кулис, похожий на запах кошек и мартовских котов, ты без этого уже не можешь. Я играю на сцене с девятнадцати лет, с первого курса института, так что сейчас без театра прожить уже не могу. И потом живое общение с залом дорогого стоит.

Раньше вы очень часто носили один и тот же шарф. С чем это было связано?

Эта история связана с замечательной актрисой Наташей Гундаревой, царство ей небесное. Дело было так. Однажды на Тверской я встретил актрису и режиссера Татьяну Догилеву, и она предложила мне сыграть роль в ее антрепризном спектакле по пьесе «Не отрекаются любя». Я прочитал пьесу, она мне понравилась, и пришел на репетицию. В этом спектакле была сцена, где моя партнерша – Гундарева – зашивает мне порванный свитер. Но свитера в реквизите не оказалось, и вместо него я отдал ей свой шарф. Пока шли репетиции, Наташа вышила на нем мое имя – Боря Щербаков. К сожалению, спектакль «Не отрекаются любя» с Наташей мы отыграли только два раза, потом с ней случилось несчастье. Но шарф с ее вышивкой я еще долго носил. Он и теперь никуда не делся. Я бережно храню его дома.

Скоро выйдет многосерийный фильм «Саперы», который вы сняли как режиссер. Что вам больше по душе – играть или режиссировать?

Быть режиссером однозначно ответственнее. Если я работаю как артист, то отвечаю только за себя. Если я режиссер, то отвечаю за каждого артиста, и если мои актеры плохо играют, виноват я, не они. Но картина «Саперы», о Великой Отечественной войне, по-моему, получилась, ее уже закупило телевидение.

Какими еще проектами вы заняты?

Веду на Первом канале программу «Доброе утро» четыре раза в месяц, играю в двух спектаклях. В Киеве завершил съемки в сериале «Противоположности притягиваются». Очередное «мыло», но роль симпатичная – директор шоколадной фабрики, и партнеры прекрасные: Богдан Ступка, Ирина Купченко. Этот фильм уже идет на украинском телевидении по-русски, так как снимали мы на русском языке, но с субтитрами на украинском, согласно их новому закону.

Как вы, кстати, относитесь к тому, что на Украине запретили демонстрацию русскоязычных фильмов без дублирования или субтитров?

Отвратительно! Я не понимаю этого! Все это делает кучка людей, которые хотят поссорить Украину и Россию, хотя это совершенно невозможно. Они не понимают, что отбирают у своей молодежи огромный пласт мировой культуры – например, возможность читать Пушкина в оригинале. Проблема межнациональной розни сейчас стоит в мире очень остро. К слову, год назад я закончил съемки у Юрия Викторовича Кары в художественном фильме «Репортеры». Я играю известного политического обозревателя, у которого своя авторская программа. Этот фильм в какой-то степени о возрождении фашизма в Прибалтике и Европе. Странно, что его до сих пор не показали.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме