Павел Селезнев

Поднять любую из урн в парке на Елагином острове под силу только богатырю: они были заказаны в пику хулиганам, любившим топить парковое имущество в местных прудах. Это не главная реформа Селезнева, но она вполне отражает его принцип: мелочей в работе не бывает.

У меня ЦПКиО было первое свидание с будущей супругой. А у вас есть какие-нибудь романтические воспоминания, связанные с этим парком?

Первый раз я попал сюда шестилетним мальчиком, во время занятий в спортивном клубе «Молния». Мы здесь бегали кроссы, а зимой катались на коньках. У меня есть старая фотография: на ней я в группе малышей, а рядом с нами тренер – молодая красивая девушка. Придя в парк уже в роли его директора, я при знакомстве с персоналом решил рассказать про свое спортивное детство. И упомянул, что тренировала нас женщина по имени Алевтина Алексеевна. И тут одна пожилая сотрудница подошла ко мне и сказала: «Это я». Вот так мы встретились спустя тридцать восемь лет.

Вы стали директором парка в 2001 году. До этого, кажется, работали в совершенно другой сфере?

Я закончил Политехнический институт, пошел работать на завод «Красный Октябрь» и очень быстро по комсомольской путевке попал на службу в органы МВД. Большую часть жизни занимался борьбой с организованной преступностью, в частности с экономическими преступлениями. В 1997 году уволился в звании подполковника. Потом преподавал в Финэке, читал лекции по экономической безопасности и защитил кандидатскую диссертацию.

А как случилось, что вы возглавили ЦПКиО?

Случайно. Я встречался с председателем комитета по культуре Петербурга Евгением Колчиным, и он заметил, что ЦПКиО сейчас переживает не лучшие времена и ему нужен новый директор. Я сказал, что мне это было бы интересно. Как раз в это время различными группами разрабатывались разные варианты развития парка, и мы с коллегами предложили свой вариант, заключавшийся в сохранении первоначального формата парка культуры и отдыха для горожан. Эта концепция была принята, и я стал директором. Я был уверен, что ЦПКиО может приносить более высокий доход, чем было тогда. И оказался прав: в 2001 году его доходы составляли около 4,5 миллиона рублей, а в этом году мы подберемся к 28 миллионам.

Что изменилось в работе парка с вашим приходом?

Старый коллектив пополнился новыми сотрудниками, сложилась энергичная команда. Предлагаемые парком услуги стали более привлекательными и разнообразными. Например, за последние три года мы поменяли все лодки. Сейчас меняем катамараны. Увеличили количество скамеек, приводим в порядок дорожки, создаем цветники. Каждые выходные при хорошей погоде у нас два-три часа играет военный оркестр, потанцевать под него приезжают пожилые люди со всего города. Выглядит это потрясающе.

Трудности были?

Конечно, были. Никогда раньше я не работал в госструктуре и не был связан с бюджетными деньгами. Выяснилось, что следить за ними непросто. К примеру, раньше в парке были арендаторы, которые не оплачивали коммунальные услуги, и компенсировал это парк. Пришлось с этим бороться. Также в известной степени приходилось преодолевать консерватизм старожилов. У нас была огромная компостная куча за кафе, и когда я решил от нее избавиться, старые сотрудники предлагали оставить ее: мол, она здесь уже тридцать лет. Я не послушал – на месте компоста теперь превосходные клумбы.

Вы еще и совладелец Энергомашбанка. Бизнес не мешает управлять парком?

Наоборот, бизнес дает почувствовать себя спокойно в финансовом смысле. Когда в прошлом году в ЦПКиО приезжала губернатор, кто-то сообщил ей, что я езжу на BMW. И Валентина Ивановна сказала мне: «У вас хорошая машина. Добились успехов в бизнесе, теперь поднимайте парк». Кстати, градоначальница сделала нам массу замечаний. Когда идешь рядом с губернатором и она указывает на очевидные недоработки, реально стыдно, что что-то не сделано, что-то не убрано. Но в этом году мы исправились.

Если вы идете по парку и видите какой-то инцидент, сами вмешаетесь или дадите поручение помощникам?

Ну, если, скажем, скамейку ломают, то, конечно, вмешаюсь сам. Когда я только начал здесь работать, бывало, что некоторые граждане разводили в парке костры и жарили шашлыки. Один раз я застал такую компанию прямо напротив дворца! Они мне сказали: мол, это их место и они каждый год уже много лет выезжают сюда на пикник. Ну я им объяснил, что эти времена закончились… Честно скажу, первые три года работы здесь я почти что жил в парке, за всем следил. Теперь, конечно, порядка стало больше, и я позволяю себе уходить с работы пораньше.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме