Александр Зайцев, Илья Барамия

У них непонятная музыка. Если в ней появляются какие-то слова, то понимать что-либо становится еще труднее. Иногда они называют себя Christmas Baubbles, а их совместный проект с Джоном Таем - президентом Lo Recordings - почему-то именуется Milky Globe. Неясно, где достать эту музыку, на какие деньги они оборудовали студию и что они вообще делают в этой стране, но представить Петербург без "Ёлочных игрушек" уже как-то сложно.



– Правда, что Том Йорк заказал вам ремикс?

Саша
: Правда.

– Он издан?

Саша: Пока все подвисло, так как альбом ремиксов Radiohead не вышел: многие не сдали работу в срок. Пока неизвестно, что дальше будет. Скоро выходят два наших альбома.

– Традиционная парадигма – секс, наркотики, рок-н-ролл – как-нибудь изменилась для электронных музыкантов?

Саша: В рокмузыке на первый план выходит личность, ее имидж, который важнее, чем то, что люди играют. А к Radiohead вряд ли применима такая триада. Скорее, речь идет о том, что музыка ориентируется на шоу либо на собственно музыку. Электронная музыка ориентирована на музыку, хотя есть клубная музыка, связанная с наркотической культурой, – там можно свои моменты вычленить. Но мы танцевальной клубной музыкой не занимаемся.

– Вы играете на статичных музыкальных устройствах. Не хочется приобрести какие-нибудь «расчески» и стать полноценными фронтменами?

Илья: Мы много размышляли о том, как это все должно выглядеть на сцене, смотрели много концертов интересных нам людей… Пришли к выводу, что мы хотим работать с видео. Но не просто с видео, а с видео, основанным на образах нашей музыки. Хорошо бы и свет, но свет намного дороже.

– Вы смотрите MTV?

Саша: Да.

– А что вам там нравится?

Саша: Ничего. Только South Park. Я считаю, что русский перевод еще смешнее оригинала.

– Мне кажется, что Михаил Феничев, который с вами часто выступает, – самый интересный русскоязычный эмси.

Саша: Мы не знаем. Мы не увлекаемся рэпом как таковым. Феничев интересует нас как личность – если бы он пел или танцевал, мы бы все равно с ним работали. А что до рэпа – многие представители петербургской рэп-тусовки, наоборот, ругают Феничева: дескать, он чего-то не умеет. Сначала, когда мы делали этот проект, многие категорически не принимали его, нас спрашивали: «Зачем вам этот урод?» Мы пытались договориться с другими питерскими хип-хоп-проектами насчет совместных концертов, но они заявили, что это нулевая читка и гиблое дело. Сейчас это все уже кажется смешным. Все были против, а теперь всем нравится.

– А чьей похвалой вы дорожите?

Саша: Недавно Plaid сказали, что у нас уникальное чувство мелодии. Это очень знаменитый электронный дуэт, очень интересный мелодически. Тому Йорку мы тоже демо не посылали. Они сами с нами связались.

– У вас был тур по Англии. Чем отличается их публика от нашей?

Саша: У нас люди слишком серьезно ко всему относятся. Они приходят, чтобы все анализировать: «Это они сделали, чтобы туда попасть… здесь они продались…» Этим они, мне кажется, лишают себя естественного удовольствия.

– Относительно электронной музыки распространено убеждение, что это не совсем-то и музыка: нажал кнопку – и заиграло. Сталкивались?

Саша: Конечно. Недавно в клубе «Порт» был фестиваль тяжелой  музыки. Почему-то нас туда позвали. Во время саундчека  звукорежиссер говорит: «Вы фанерики, у вас компьютер на сцене. Вам саундчек и не нужен». Я считаю, что это просто невежество. На это даже нельзя обижаться. Говорить «нажал кнопку – и заиграло» – все равно что говорить «открыл рот – и запелось». В то же время я не собираюсь доказывать человеку, играющему рок 1960-х и считающему себя очень крутым музыкантом, что есть много разных жизненных философий. Пускай думает что хочет, – он сам себя обделяет. В России до сих пор нет понимания того, что человек, не поющий под гитару, может быть музыкантом.

– Вы за «лампу» или за «цифру»?

Саша: Мы пришли к выводу, что можно играть на чем угодно. Можно записать все на акустической гитаре, можно сделать в цифре. Главное – добиться ощущения у слушателя.

– Какая главная сложность работы в российском шоу-бизнесе?

Саша: Для нас главная сложность, что мы не можем в нем работать.
(Илья смеется.)


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме