Вадим Знаменов

При нем Петродворец стал Петергофом. А через два года знаменитый музей-заповедник отметит свое 300-летие. 37 из них здесь работает Вадим Знаменов. Последние четверть века - в качестве генерального директора. По образованию Вадим Валентинович - историк. Его авторитет среди коллег высок и непререкаем, недаром он является членом президиума Российского комитета Международного совета музеев (ICOM). Государство оценило его заслуги званием заслуженного работника культуры и соответствующими наградами.



У Вадима Валентиновича блистательная эрудиция и отменный вкус. Помню, как однажды он поведал мне о том, что обожает фильмы с участием Джеймса Дина, а в одной из загранкомандировок даже купил кассету с записью фильмов знаменитого артиста и певца…

– Вадим Валентинович, вам хотя бы иногда удается просто пройтись по Нижнему парку, не думая о работе?

– Бесцельно бродить не получается. Всегда найдется какое-нибудь дело, всегда кто-то из работников останавливает. За столько лет работы каждый фонтан, каждый павильон тебя «узнают» в лицо. Когда проходишь знакомыми аллеями или мимо какого-нибудь объекта, привычно обращаешь внимание на его состояние.

– Наверное, очень трудно что-либо новое придумать, чтобы привлечь публику в парки Петергофа?

– Жаловаться на отсутствие внимания не приходится. Праздники и церемонии мы устраиваем для того, чтобы сохранить те традиции, которые складывались в этой царской резиденции десятилетиями. Ведь Петергоф – единственная резиденция главы Российского государства, которая находится на море. Петром I Петергоф задумывался именно как идеологическое местопамятник, дабы внушить всему миру образец процветающей страны со славными традициями и, если угодно, мощью. Недаром здесь всегда стояли войска. И сегодня в Петергофе есть военные училища, курсанты которых постоянно и с удовольствием участвуют в наших праздниках. Хотя, конечно, у каждого – свой характер, свои особенности. Например, 12 августа мы празднуем день рождения царевича Алексея, сына императора Николая II. Это камерный, домашний праздник, проходящий в районе Коттеджа и на развалинах Нижней дачи – дома, где родился Алексей. Это был мальчик трагической судьбы, который погиб только потому, что был наследником российского престола. Поэтому мы и не стремимся к особому пафосу в связи с этой датой.

– Сколько же народу ежегодно бывает в Петергофе?

– То, что количество не снижается, абсолютно точно. В самые удачные периоды музейзаповедник за год посещали до шести миллионов человек. Притом учтите, что активный период у нас длится всего пять месяцев в году, когда мы берем за вход плату.

– А откуда на дорожках петергофского парка появились велорикши?

– Во многих парковых ансамблях существует такая услуга, как экскурсия в конных экипажах. Учитывая специфику нашего Нижнего парка, где прогуливаются буквально толпы народа, мы придумали возить людей на велорикшах. Тех, например, кто передвигается с трудом. У нас есть и другие необычные услуги. Например, в пруду у Марли за небольшую плату вы можете порыбачить с удочкой в руках. И, быть может, если вам повезет, то вы поймаете стерлядь или карпа.

– В Петергофе постоянно идут реставрационные работы. Вы торопитесь успеть к 300-летию Санкт-Петербурга?

– У нас есть свои рубежи, главный из которых – 2005 год, когда мы будем отмечать 300-летие основания Петергофа. Поэтому наша реставрационная деятельность ориентирована на чуть более дальний срок. Хотя мы не отказываемся от «трехсотлетних» денег.

– Говорят, что вы были инициатором восстановления Константиновского дворца в Стрельне…

– Идея его восстановления отчасти была моей. Но потребовалось вмешательство руководителей государства, чтобы принципиально решить этот вопрос. Константиновский дворец просто погибал на глазах. А теперь он выглядит едва ли не идеальным местом для приема высоких гостей. Ввод его в строй позволит также улучшить сообщение с Петергофом по суше. Впрочем, и по воде к нам тоже удобно добираться.

– Однако высокие гости часто бывают и в вашем музее-заповеднике. На кого из них Петергоф произвел наиболее сильное впечатление?

– Я бы сказал по-другому: Петергоф никого из них не оставил равнодушным. На моей памяти из прежних лидеров в Петергофе был Михаил Сергеевич Горбачев. А Брежнев так до нас и не доехал. Как не доехал и первый президент России. Зато Владимир Владимирович Путин очень любит здесь бывать и возить сюда гостей. Еще со времен работы в городской мэрии. Не однажды я убеждался в том, что если переговоры российского лидера проходят у нас, то они, как правило, заканчиваются более успешно, чем планировалось. Помните соглашение о поставках газа из России через Украину Германии? Его подписали здесь, в Петергофе.

– Может быть, все дело в ауре места?

– Не только в ней. Просто высокие иностранные гости, посещая Петергоф, видят, каким он был после войны, когда от него почти ничего не осталось. И они видят, каким он стал теперь. То есть видят, что у нашей державы есть силы, средства и, главное, желание все восстановить в прежнем блеске. И это служит лучшей агитацией в пользу положительного отношения к России. Короли и президенты начинают проникаться уважением к нашему государству, как бы оно ни называлось. Петергоф – это тот идеал России, который когда-то предложил Петр Великий. Красивое место на берегу моря, где поют птицы, где архитектура и природа соседствуют. Этакая сказка наяву.

– То есть получается, что идеал достижим?

– В Петергофе он просто реализован.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме