Игорь Масленников

Создатель легендарных «Шерлока Холмса и доктора Ватсона», он стоял у истоков Ленинградского телевидения. В свои семьдесят шесть руководит кинообъединением «Троицкий мост», преподает во ВГИКе, по-прежнему снимает фильмы, а недавно выпустил книгу мемуаров – «Бейкер-стрит на Петроградской».

Вы учились на филфаке, на газетном отделении.

Это произошло случайно. Мы все пошли туда после литературной студии Дворца пионеров. На самом деле я должен был стать архитектором, я в этом уверен. И сейчас единственное, что мне интересно по-настоящему, – это архитектура. Я своего сына буквально запихнул в архитектурный. Это была такая компенсация за собственную мечту. Кстати говоря, многие режиссеры вышли из архитекторов: Георгий Данелия, Владимир Хотиненко, Альфред Хичкок, Анджей Вайда. Почему? Это пространственное мышление, которое требуется при кинорежиссуре: объем, движение, планировка – все это близко кинематографу.

Но в своей книге вы делите режиссеров на архитекторов и садовников – и себя причисляете как раз к садовникам.

В режиссуре архитектор – человек, полностью конструирующий проект своей будущей картины и затем жестко следующий этому проекту. Я так не могу, и мне это неинтересно. Вместе с актерами я постепенно выращиваю дерево картины как садовник. Это два разных режиссерских метода.

Журналистом вы работали?

Да, я был ответственным секретарем в университетской газете. Но это было не по призванию. Просто, когда я учился на четвертом курсе, у меня родился сын, и пришлось пойти работать. А после окончания университета обком комсомола отправил меня создавать молодежную редакцию Ленинградского телевидения. И именно потому, что я оказался на телевидении, проявился мой интерес к режиссуре. Я активно занимался сценографией, был знаком со всеми ленинградскими режиссерами того времени. Я был очень театральным человеком, не пропускал ни одной художественной выставки, постоянно ходил на концерты в филармонию. А потом из-за кино одичал. Кино – грубое искусство. Оно меня лишило культурного кругозора. Оно забирает целиком.

Почему ушли с телевидения?

Там настали другие времена. Мне надоело получать постоянные подзатыльники на всех бюро обкомов и в прочих инстанциях. Я же был главным редактором. Плюнул на эту должность и решил уйти хоть куда-нибудь подальше от телевидения. Но я не кинорежиссером хотел быть, я мечтал работать в театре.

Не сложилось?

Просто увидел объявление о наборе курса кинорежиссеров на «Ленфильме». В те времена соответствующее образование было категорическим требованием – никому и в голову не могло прийти, что человек занимается режиссурой, не имея базы, школы. Это сейчас кто угодно может стать режиссером, найдя деньги на фильм. Но должен сказать, я никогда не был киноманом. Синефилом не являюсь и сейчас. Я не очень люблю смотреть кино. Просто так сложилось. На курсе я был самый старый, на тот момент у меня уже была машина «Волга» – показатель высокого статуса. Григорий Козинцев, мой учитель, говорил мне: «Игорь, зачем вам режиссура, у вас же уже есть “Волга”?»

Говорят, вы заядлый автомобилист.

Да, я за рулем с 1961 года. Но теперь за руль садиться тошнотворно, особенно в Москве. Потому что если вышел из дома и садишься в машину, то неизвестно, когда ты приедешь назад домой, будет ли место, чтобы ее поставить. Когда мне нужно в Госкино, или в Министерство культуры, или во все эти центральные районы, я еду исключительно на метро. Только во ВГИК на машине – по Третьему кольцу. Дважды у меня машину эвакуировали, ездил потом вызволять ее со штрафстоянок.

Популярность ваша не спасала?

Может, я бы и хотел пользоваться узнаваемостью, но меня никто не узнает. Я ведь совсем не медийный персонаж.

Вы как-то обмолвились, что не любите детективы. Тем не менее два блестящих ваших телефильма – «Шерлок Холмс» и «Что сказал покойник» – имеют детективные сюжеты.

Да что вы, это комедии, а никакие не детективы! Никогда не поверю, что кто-либо из зрителей смотрел «Шерлока Холмса» потому, что переживал из-за детективной интриги. Ничего подобного. Этот фильм всерьез вообще воспринимать нельзя. Сами подумайте, это же ерунда – ее можно ставить только как комедию.

А как получилось, что именно вы начали снимать «Шерлока Холмса»?

К нам в объединение пришли два замечательных драматурга – Юлий Дунский и Валерий Фрид – и предложили сценарий первого фильма. В этом сценарии была главная тайна, главный ключ к успеху. Он назывался не «Приключения Шерлока Холмса», а «Шерлок Холмс и доктор Ватсон». Ведь в книге Ватсон – только автор текста. Но они создали пару. Создали на бумаге, а у нас получилось создать эту пару уже на экране: Василий Ливанов и Виталий Соломин.

Какие еще экранизации вам нравятся?

Недавно вышел довольно хороший сериал «Преступление и наказание» Дмитрия Светозарова. Но сам я никогда не возьмусь за Достоевского. Не то чтобы я его не любил, но я скучаю, читаю его с трудом. Без труда же читаю Гоголя, Чехова, Толстого, Пушкина. И могу сказать, что моей любимой работой в кино является «Пиковая дама», которую я снял в 1982 году.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме