Борис Крупкин и Михаил Августин

Им принадлежал легендарный клуб «69», они стояли у истоков ресторана «Акварель», а потом заложили оранжевый фундамент всероссийской сети «Чайная ложка», которая в следующем году планирует провести редизайн и выйти на московский рынок, а в 2011-м – на IPО.

Как судьба свела вас вместе?

М.А. Мы учились на одном курсе в Институте холодильной промышленности, с тех пор все и началось.
Б.К. Мы дружим, а бизнес – лишь часть жизни.

В детстве думали о том, что будете заниматься бизнесом?

М.А. Нет, не было таких желаний. Уже потом, в институте, начали как-то крутиться.
Б.К. Жизнь заставила.
М.А. Мы оба были обычными студентами холодильного института. Хотели зарабатывать деньги самостоятельно. Время было тяжелое.

Семья помогала вам начать свое дело?

Б.К. У меня в семье все инженеры. Мне запомнился момент из детства, когда мама уволилась из НИИ и устроилась работать бухгалтером в магазин. Все родственники долго и упорно обсуждали, как это стыдно, что мама теперь имеет отношение к деньгам. Такое вот финансовое воспитание у меня было в детстве.

С чего начинали?

Б.К. В 1991 году я пошел торговать на рынке овощами и фруктами. Меня взяли продавцом за пять процентов от выручки. Я дня три поторговал, и каждый раз у меня получался минус. Хозяева точки меня надували, подкручивали весы. Тогда я узнал, что есть оптовые базы, а вместо весов можно использовать безмен. На следующий день я вышел сам продавать помидоры, закупленные на собственные деньги.

У вас прямо анекдотическая история. Купил одно яблоко, помыл, продал, купил два яблока…

М.А. На самом деле все именно так и было. Первую «Чайную ложку» мы открывали, скинувшись по десять тысяч долларов. То есть стартовый капитал был минимальный.

Но до этого у вас был успешный проект – гей-клуб «69». Он делался на первые студенческие деньги?

М.А. Частично на них, часть денег мы одалживали, были и партнеры, которые помогали открыть клуб. Мы были соучредителями, совладельцами и управляющими.
Б.К. Но через три года нам стало неинтересно в клубе. Мы никогда не занимались бизнесом исключительно ради денег. Изначально мы получали удовольствие от самого процесса работы. Но процесс стал понятен, а активного качественного развития не было. Мы же не могли создать сеть в двести клубов.
М.А. Да и потом, каждый день жить в отдыхе по шестнадцать часов в сутки неинтересно. Мы собирали тусовку, встречали гостей, создавали клубную атмосферу. Человек должен развиваться, а развиваться в рамках одной ночной жизни неправильно.

И вы сделали дорогой ресторан «Акварель».

М.А. Да, в нем мы были старт-менеджерами, фактически работали по найму. Хотя именно мы придумали концепцию, построили ресторан, набрали команду. Обычно за такое дают долю в бизнесе, но мы плохо договорились.
Б.К. И вот когда мы уже попробовали создать клуб и дорогой ресторан, мы поняли, что хотим более качественно растущего бизнеса, то есть такого, в котором количество заведений постоянно увеличивается. А такой рост может происходить только за счет большого количества клиентов. Так произошла наша переориентация на масс-маркет.

«Чайная ложка» изначально планировалась как сеть?

М.А. Мы мечтали о том, чтобы сеть получилась, но предсказать результат заранее было невозможно.
Б.К. Мы разработали концепцию, ориентированную на фаст-фуд. Фастфуд – это «Макдональдс». «Макдональдс» для России неправильно. Нужна была русская концепция. Ею стала чайная с блинами в качестве главных блюд.
М.А. Мы всегда искали что-то новое, никогда не копировали чужие бизнесы. Когда создавался клуб «69», идея такого места витала в воздухе. Потом стали актуальны дорогие рестораны, затем – идея русского фаст-фуда. Мы не знали, что это будет называться «Чайной ложкой», мы не знали, как это будет выглядеть.

А потом раз – и осенило?

М.А. Мы собирались и очень долго придумывали каждую деталь. Основа была следующая: у людей меняется уклад жизни, они начинают питаться вне дома, а обедать не прямо на рабочем месте. Но какие заведения нужны им? И что станет основным продуктом, какое меню предложить?
Б.К. Сидели на кухне и вспоминали, что бы нам самим хотелось увидеть в меню, какие блюда у нас любимые. Это сейчас меню занимается целый департамент, а тогда все строилось на личных ощущениях.

Свободное время на что тратите?

Б.К. Мы очень активно путешествуем. Цель путешествий – не только развлечение, но и познание бизнеса. Как делают фаст-фуд в других странах, какую атмосферу создают в заведениях. Вот в бедной Камбодже, например, в качестве фаст-фуда предлагаются утиные яйца уже с зародышем, их продают с небольших тележек.

Вы говорите о том, что настоящие планы «Чайной ложки» очень амбициозны. Подразумевается всероссийское господство?

М.А. Берите выше. Мы хотим стать очень и очень крупной организацией. Наша прописанная миссия компании – сделать блин элементом мировой культуры, чтобы он воспринимался как итальянская пицца, например.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 19 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме